08.09.21

Стерпится — слюбится?

Что такое моббинг, как его избежать и часто ли новосибирские сотрудники подвергаются травле на рабочем месте?

Большую часть жизни мы проводим на работе — и счастье, если она любимая, коллектив дружный, а начальник мудр и доброжелателен. Но иногда она может превратиться в персональный ад — и дело тут не в авралах и тотальной загрузке, а в постоянной психологической травле со стороны «любимых коллег» и руководства. И тогда выражение «на работу ноги не несут» обретает материальное звучание.

Команда — фас!
Анастасия Корнева (имя-фамилия изменены — Прим. ред.), пресс-секретарь:
«Я пришла на работу в одну крупную аграрную компанию — писала тексты, делала корпоративную газету, вела инстаграм генерального директора и ещё миллион разных дел. Но меня невзлюбила секретарь генерального, такой серый кардинал в компании. Постоянно делала замечания, придиралась… Сначала я на это не обращала внимания, а на одном из корпоративов даже огрызнулась. Уже на следующий день началась травля, которую она организовала. Меня встречали с секундомером по утрам на работе, запретили надевать наушники — мол, я музыку в них слушаю, — искали подвоха в каждом моём шаге. Потом по компании пошли слухи, что я занимаю деньги у сотрудников и не отдаю. Лишили новогодней премии за “систематические нарушения рабочего режима”. Я бегала по всем офисам и спрашивала, что я нарушила, но сотрудники делали вид, что меня не слышат. По роду работы я должна общаться с людьми, но это было невозможно. Начальник по персоналу начала закатывать истерики, что я ужасно пишу, и ей это не подходит. Я смогла выдержать шесть месяцев и уволилась».

Ещё в конце 1980-х шведский учёный Хайнц Лейман занялся исследованием конфликтов в рабочих коллективах и пришёл к выводу, что самая частая причина ухода сотрудника из компании — не низкая зарплата, а психологическая травля, которую он назвал «моббинг».

Моббинг — систематическая психологическая травля сотрудника со стороны руководства или коллег с целью его последующего увольнения.

Психологи единодушны: все коллективы живут по законам животного мира, где есть вожак. И не всегда это генеральный директор. Поэтому у травли на рабочем месте всегда есть застрельщик, который говорит «фас!». Как написала в своей работе о моббинге известный психотерапевт Вера Янышева: «Настоящая причина буллинга одна — психологические проблемы того, кто является источником травли. Мнимые причины, которыми агрессор оправдывает своё поведение, могут быть самыми разными — начиная от обвинений в непрофессионализме объекта травли и заканчивая придирками к внешнему виду».

— Как правило, моббингу подвергаются сотрудники, которые только что пришли в компанию, — рассказывает психолог, HR-специалист Екатерина Ракина. — Причин для психологической травли много, но одна из них — яркий профессионализм нового сотрудника, когда все «старенькие» начинают на его фоне, образно говоря, гаснуть. И тогда из коллективного фона выделяется фигура, для которой новый сотрудник становится источником страха и зависти: он лучше меня, его будут замечать, а меня задвинут на второй план. Если эта фигура обладает в коллективе влиянием, то начинается тот самый моббинг.

Психологи считают, что психологические гонения цветут пышным цветом в женских коллективах, где сотрудницы застроены под один эмоциональный вектор и часто считывают настроения друг друга в чувственном плане, а также в компаниях, где во главу угла ставится «достигаторство», которое поощряется бонусами, прибавками и премиями. Когда человеку есть что терять — он выходит на охоту. Закон выживания, ничего личного.

Украшает ли скромность?
Наталия Чернова, журналист:
«В 2007 году я устроилась на работу в одну известную газету. Коллектив встретил меня очень дружелюбно, кроме одной журналистки, которая считала себя местной звездой. После выхода моего первого материала, она взяла газету с моим текстом, зачитала голосом буратины пару фраз и бросила её на стол с восклицанием: “Господи, что за деревенский слог!”. Потом начала отслеживать мои телефонные звонки в редакции и кричать: “Это мои информаторы! Не смей туда больше звонить!” После очередной планёрки, где меня хвалили редакторы, она демонстративно говорила мне: мол, не понимаю, что случилось со вкусом начальников, если им такой бред нравится. Затем стали пропадать написанные тексты из моей папки: мне нужно “сдаваться”, а папка пустая. Через какое-то время я начала бояться ходить на работу, брала больничные и думала об увольнении».

Служба исследований hh.ru Сибирь недавно провела опрос соискателей из Новосибирской области и выяснила, что 51% сибиряков сталкивались с травлей на работе, подвергались жесткому отношению и психологическому давлению.

— Чаще всего это абьюз со стороны начальства — обесценивание труда, разговоры на повышенных тонах, хамство и грубость, — отмечает руководитель пресс-службы hh.ru Сибирь Лилия Эсауленко. — О некорректном поведении коллег сообщили только 19%. Наибольшая доля соискателей, сталкивавшихся с абьюзом со стороны начальства, — в сфере HR и медицине. Интересно, что женщины чаще, нежели мужчины, жалуются на плетение интриг и распространение сплетен, а мужчины — на нецензурную брань и кумовство.

61% жителей области, подвергшихся абьюзу, пытались самостоятельно разрешить конфликт путём переговоров, 45% — увольнялись, 12% — обращались к вышестоящему начальству, 10% — переходили работать в другой отдел компании, 3% — обращались в отдел по работе с персоналом, а 25% оставляли всё как есть и ничего не делали для разрешения конфликта.

Психологи считают, что самый главный признак психологического насилия со стороны начальника — это постоянная и неконструктивная критика, которую невозможно выдержать, чтобы не сорваться. Да, товарищ босс имеет право оценивать вашу работу, но если он вместо графика продаж начинает обсуждать вашу привычку пить по утрам кофе, то это уже вертикальный прессинг. Кстати, специалисты говорят ещё и о том, что моббинг — это не только разговор на повышенных тонах, сообщения в мессенджерах в три часа ночи и ультимативные требования из серии «у нас работают 24/7». Это ещё и равнодушие к победам своего подчинённого — такое намеренное игнорирование достижений сотрудника.

— Нам всем нужны психологические поглаживания и социальные одобрения — особенно, когда ты горишь своим делом, реализуешь проекты и творчески подходишь к любому вопросу, — говорит руководитель кафедры психологии и педагогики гимназии «Горностай», психотерапевт Анна Бердникова. — А когда руководство видит прорывы своего сотрудника, но не даёт никакой обратной связи, то это уже психологическое насилие. Я думаю, что выражение «скромность украшает» используют как раз те, кто может стоять у истоков моббинга.

Кто входит в группу риска по моббингу?
• сотрудники в начале профессиональной деятельности — молодые специалисты после окончания вузов;
• работники в конце профессиональной деятельности — 60 лет и старше;
• неординарные, яркие, талантливые личности, способные нестандартно подходить к решению задач;
• сензитивные личности с повышенной чувствительностью, сниженной стрессовой и фрустрационной толерантностью, эмоционально-открытые личности;
• высокомерные индивидуалисты;
• нарушители корпоративной этики, морали, негласных правил.

Эксперты считают, что вертикальный моббинг — когда начальник на глазах сотрудников активно не любит кого-то одного — запускает цикл горизонтальной травли схожий со школьной схемой, когда учительница выбирает среди учеников персонального мальчика для битья. И мы знаем, что дети активно подхватывают вот это «Петров, вечно у тебя что-то случается!» и начинают преследовать Петрова. Взрослые люди — это выросшие дети: суть человеческая от количества прожитых лет не меняется и травля тяжело переживается в любом возрасте. Поэтому если вам кто-то рассказал, что его прессуют на работе, выражения «соберись, тряпка!» и «не обращай внимания» не сработают. Влияние моббинга на взрослого человека очень велико — ежедневное напряжение, которое человек испытывает в родном офисе, может вызвать депрессивные состояния и нарушения в когнитивной сфере. К примеру, в книге итальянских психологов «Насилие на работе», изданной Международной организацией труда, групповая травля на рабочем месте называется социальным преступлением. Кстати, когда мы устраивали в фейсбуке опрос «Кто подвергался моббингу и как вы его пережили?», многие респонденты честно писали, что в их жизни этот ужас был, но вспоминать его больше не хочется — слишком больно.

Работать ради работы?
Максим Носков, риелтор:
«Было дело — устроился в одну рыбную компанию. И попёрли у меня продажи. Вот просто фарт: каждый телефонный звонок попадал в потенциального заказчика. Начальник отдела продаж начал меня в пример ставить: Макс крутой, будь как Макс. Мои коллеги, которым я после первой недели работы хорошо проставился, сначала начали меня игнорить. Зову с кофе покурить — все молчат. А раньше ходили вместе. Потом узнаю, что они все вместе пошли день рождения одного сотрудника в кабак отмечать, а меня не позвали. Мне в принципе на это начхать. Но потом началось другое — они стали моих клиентов переманивать. Врали им, что я уволился. Когда начинал с ними разбираться, делали протокольные лица и молчали. Потом кружку стащили. Начали вредить — по мелочи, но неприятно. И я не выдержал, уволился. У меня жизнь одна. Кстати, потом эта компания разорилась».

По мнению Екатерины Ракиной, ситуация на рынке труда сегодня кардинально меняется — профессионалов мало (сказывается демографическая яма 1990-х), поэтому добросовестные компании дорожат каждой единицей и заставляют своих HR-специалистов придумывать разные способы защиты новичков от офисных дембелей. Кроме того, молодые специалисты живут по принципу «май селф», поэтому не собираются убиваться на работе и работать ради работы, потому что положено работать.

— Три месяца испытательного срока — это сейчас не про профессиональные компетенции соискателя, для этого существуют многоступенчатые собеседования и задания, — рассказывает психолог-консультант. — Эти три месяца для того, чтобы человек понял, нужна ли ему эта компания, как он себя чувствует в коллективе? HR-специалисты, если таковые в компании есть, в течение всех трёх месяцев тестируют нового сотрудника: я, к примеру, разработала анкеты со специальными вопросами, которые должны выявить психологическое состояние моего подопечного. И могу выявить признаки моббинга на самом начальном этапе.

Основной причиной конфликтов являются разногласия по рабочим вопросам — 75%. Особенно ярко это выражено среди представителей высшего менеджмента (88%) и специалистов по маркетингу и PR (87%).

А что делать жертве травли на рабочем месте? Одного рецепта для всех не существует — каждая ситуация индивидуальна. Можно побороться за место под солнцем с помощью HR-специалистов вашей компании или адекватного руководства, которое не ведает, что творят его сотрудники. Можно потерпеть по принципу «стерпится — слюбится», иногда это работает, и автор этих строк, когда попал в офисный переплёт, действовал именно так. Но иногда — лучше уволиться. Тем более, сегодня на рынке острая нехватка специалистов — но это уже другая история.

Наталия ДМИТРИЕВА  | Фото Александра ГРИБАКИНА | По данным hh.ru Сибирь
back

Материалы по теме:

16.10.20 Без всякого труда

Рынок труда во время пандемии: удалось ли сгладить напряжённость и какие вакансии сегодня наиболее востребованы?

14.10.20 Топ-8 самых востребованных навыков на рынке труда

С помощью HR-специалистов «Ведомости» составили рейтинг наиболее востребованных сегодня у работодателей «мягких» навыков и качеств работников

25.05.20 ТОП-7 типов сотрудников, которых лучше уволить

На основе опроса HR-специалистов 100 российских компаний «Ведомости» составили рейтинг негативных качеств сотрудников, которые больше всего мешают организации нормально работать

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика