22.03.21

Всё до лампочки

Что такое профессиональное выгорание и как распознать в себе его первые признаки?

В 2019 году Всемирная организация здравоохранения признала синдром эмоционального выгорания болезнью, подчеркнув, что оно напрямую связано с профессией. Понятное дело, что у всех нас бывают дни, когда на работу ноги не несут, но при профессиональном выгорании они не несут вообще. Последние российские исследования говорят о том, что среди представителей профессий, требующих концентрации и эмоционального включения, показатель выгоревших составляет 55%.

Агрегатное состояние — пепел
Мария Киселёва (имя и фамилия изменены), журналист: «Работала в школе третий год. Где-то к середине полугодия начала замечать, что нет желания идти на работу, куда я раньше так рвалась. Нет сил и фантазии готовить интересные уроки, которые так любили дети. Работала без выходных: с детьми постоянно на связи, дома проверки тетрадей, подготовка к урокам, а ещё куча бумажной работы, выпуск школьной газеты, школьный театр, который я вела… Поняла, что выгораю, когда на игровом уроке, который так тщательно готовила и который в одном из классов прошёл на ура, из-за излишнего галдежа детей я просто психанула и дала им проверочную работу. А тут ещё завуч постоянно наседала: всегда искала причины, чтобы докопаться по поводу и без. В итоге у меня начал дёргаться глаз, а после начались панические атаки — стоило кому-нибудь повысить на меня голос, я сразу убегала в слезах. Взяла больничный. Когда вернулась на работу, меня вызвали к директору, два завуча и директор заперли кабинет и начали меня отчитывать. У меня была настоящая истерика, а меня просто не выпускали из кабинета и морально давили, даже угрожали сослать в психушку (на полном серьёзе!). На следующий день я подала заявление об увольнении, так как поняла, что выгорать на работе — это одно, и с этим я справилась бы, но сгореть там я не хочу».

Эксперты дают чёткое определение синдрому профессионального выгорания — это истощение эмоциональных, умственных и энергетических ресурсов человека, которое развивается на фоне сильного хронического стресса на работе. Если у вас больше нет интереса к тому, что вы раньше делали, главные вопросы бытия «кто виноват?» и «что делать?» заменяются на «зачем?», а физических сил хватает только на понурые перемещения в пространстве, то это как раз оно — выгорание.

— Когда я обращаюсь к своему опыту и вспоминаю личные и клиентские истории, связанные с выгоранием и преодолением последствий этого состояния, я привожу в пример метафору — «агрегатное состояние — пепел», — говорит психотерапевт и преподаватель Института семейной и групповой терапии Лариса Леонова. — Агрегатное состояние — это физическое состояние вещества, которое зависит от сочетания температуры и давления. Выгорание обусловлено накалом/интенсивностью коммуникаций и давлением неких регламентов и явлений, которые структурируют эти коммуникации.

Эксперт считает, что чемпионы по выгоранию — это представители профессий в системе «человек-человек», которые постоянно находятся в поле интенсивных коммуникаций. Дело в том, что этим специалистам приходится общаться не просто много, а очень много. А это энергетически затратно, потому что люди быстро включаются в ситуацию эмоционально, а по «щелчку-желанию» выключиться не могут. Вот и крутятся сутками в голове все эти монологи и диалоги в виде эха завершившейся коммуникации, оттягивая у мозга ресурс, который и так 24/7 пашет на наш организм. Мозгу «биологический скафандр» нужно в порядке содержать, а тут ещё и рефлексии.

— Кроме того, такие коммуникации полифоничны, они не сводятся к исключительно к нейтральным деловым коммуникациям, — продолжает эксперт. — Общаются не просто профессионалы, коллеги, подчинённые и руководители, клиенты, носители интересных историй и новостных поводов. В коммуникации вступают живые люди со всем спектром личностных особенностей. В межличностной сфере реализуется не только «роскошь человеческого общения», но и богатый потенциал эмоционального противостояния целых миров, систем взглядов, потребностей и ценностей.

Схема выгорания
Елена Р., музыкант: «Пахала пять лет без выходных и отпусков. Потом нашла себя сидящей под батареей на кухне уже в течение 5 часов и смотрящей в одну точку. Так продолжалось пару месяцев (после работы под батарею и молча смотреть не мигая). Отключила телефон. Физически не могла слышать ничьи голоса оттуда. Были даже страшные мысли. Остановила мысль о маленькой дочке, которой пришлось бы потом с этим жить. Оказалось, нужно большое мужество просто продолжать жить. С трудом прожить день, уснуть и утром проснуться. Мужество каждый день на проживание этого дня. Хотела обратиться к психиатрам, но меня отговорили. Сами же психиатры. И правильно сделали. 4 месяца просто мужественно жила изо дня в день. И ничего не менялось и не происходило. Шаг за шагом. День за днём. Потом потихоньку жизнь начала меняться. Ещё через год оглянулась — всё другое, я другая, люди вокруг, события, работа. Жизнь обязательно повернёт в новую, свежую сторону... Потихоньку».

Эксперты уверены: скорость современной жизни не оставляет нам шансов на однозадачность — каждый день мы принимаем десятки важных решений, от которых зависит наше будущее. Кроме того, на наши профессиональные коммуникации накладываются планы, отчёты, сроки, круглосуточные рабочие чаты, личный перфекционизм и стремление остаться в седле любой ценой. А ещё — элементарный стыд признаться самому себе и другим, что ты превратился в загнанную лошадь, которую запросто может «пристрелить» работодатель.

— На нас давят ещё и общественные стереотипы: к примеру, профессия учителя предполагает, что он любит детей и всегда за них в ответе, — продолжает тему психотерапевт Татьяна Скрицкая. — Поэтому учитель до последнего не будет признаваться в своём выгорании, потому что для него это — не профессионально. И не возьмёт больничный: а как я своих детей брошу? И уж тем более не обратится за помощью к психологам. На выгорание, кстати, работает ещё и низкая оплата труда. Если человек понимает, что он выкладывается без остатка, а на выходе видит сумму, не сообразную затраченным им усилиям, то рано или поздно наступит момент, когда он не захочет и не сможет так же выкладываться. В современном мире материальное поощрение — колоссальный ресурс. Если он есть, то человек может долго и плодотворно «гореть». Если нет — то выгорит или начнёт искать другое, более ресурсное место.

Вот поэтапная схема выгорания от наших экспертов: постепенно снижается интерес к работе, нарастает неудовлетворённость собой и ситуацией, человек начинает испытывать беспокойство и тревожность — вплоть до панических атак. «Хомо выгорающий» всё чаще раздражается, избегает контактов, начинает относиться к работе формально, чувствует опустошённость и бессмысленность происходящего. На этом фоне начинаются расстройство сна и пищеварения, головные и мышечные боли, одышка, гормональные нарушения, снижение иммунитета, аллергические реакции, частые ОРВИ. Человек живёт в диком состоянии астении. Многие пытаются привести себя в чувство алкоголем, но это только усугубляет ситуацию. И да, методы из серии «соберись, тряпка» и «хватит выдумывать — все так вкалывают» — не работают. Только отдых и личная терапия.

— Выгорание может приводить и к мрачным мыслям, и к депрессии, — уверена Лариса Леонова. — Всё зависит от личных особенностей психики человека, его ресурсов, стрессоустойчивости и степени тяжести состояния, оценку которому должен дать профессиональный эксперт. Некоторые состояния требуют медикаментозной коррекции, а это уже сфера деятельности врачей-психотерапевтов и психиатров.

Специалисты не советуют людям, которые работают в системе «достичь и перегнать», заниматься активными видами спорта, где главная цель — результат, к примеру, тем же кроссфитом. Идите от обратного — йога, приятное кардио, велопрогулки, бассейн, сауна и массаж.
Удержаться на дистанции

ТОП самых «выгорающих» профессий: педагог, врач, продавец, журналист, сотрудник банка.

Николай Мезенцев (имя и фамилия изменены), реаниматолог-анестезиолог: «В нашей работе главное — отдых. Побыл в отпуске две недели, пришёл в реанимацию бодрый, свежий. И сразу в глаза бросилось, как мои коллеги выгорели — особенно молодые специалисты. Ночь, дежурство, сидим в ординаторской, заполняем документы, днём было некогда, много тяжёлых. Залетает медсестра: «Дедушка уходит!» Я бодро вскакиваю: «Идём!» А молодняк, который ещё месяц назад с блеском в глазах подрывался, идёт, но без энтузиазма. Нет, они так же профессионально всё делают, и деда мы откачали, но без эмоциональной включённости. Вот это и есть — профессиональное выгорание. Когда ты делаешь свою работу на профессиональном автопилоте».

По мнению экспертов, профессиональное выгорание быстрее всего настигает молодых — отработавших в коммуникационном пространстве 5-6 лет. К примеру, Лариса Леонова впервые ощутила, что горит по полной программе в 30 лет — после 6 лет преподавания английского языка.

— У молодых специалистов ещё чётко не выстроены границы с внешним миром, — считает Татьяна Скрицкая. — Они пока не умеют пользоваться своими внутренними ресурсами и не понимают, что самое важное в этом мире — твои собственные ценности. И что среди этих ценностей обязательно должен быть пункт «отдых». Ну а что касается специалистов-«иксов», то у многих из них все эти фазы профессионального истощения уже позади, да и материальный ресурс позволяет им держаться на плаву. У поколения X ведь как — сошёл с дистанции, значит, всё — проиграл. Вот и держимся.

В общем, будьте здоровы, светите ярко и не забывайте про себя!

Советы от Ларисы Леоновой

Что нужно делать человеку, если он заметил у себя признаки профессионального выгорания?

В идеале нужно уходить из профессии. А если некуда? Опять же — в нас сидят эти паттерны, что нельзя бросать работу в нестабильное время.

Выгорание — это зов перемен и сигнал к творческой атаке на стагнацию. Одно из возможных решений — поменять работу, сферу деятельности, освоить новую специальность, перейти на «удаленку».

Если вы решили работу не менять, то, чтобы выжить, менять придётся рабочий график, регулировать насыщенность функционала и снижать интенсивность общения, обеспечивая себе сохранный ритм. Планируя своё время перемен, постарайтесь не создавать новых жёстких рамок. Не увлекайтесь многозадачностью. Определитесь с границами своей компетенции и с границами контактов.

Смена формата — работающий приём. И в коррекции, и в профилактике. Но сначала нужно хорошо отдохнуть и вооружиться новыми стратегиями для жизни и работы, которые позволят обеспечить профилактический ресурс на будущее. Потому что выгорание может случиться не единожды. Важно опираться на новые конструктивные форматы отношений с собой и окружающими.

Прежде чем внедрять перемены, возьмите паузу заслуженной вами свободы для честного осмысления того, что на самом деле с вами происходит. Вы должны понять, какие чувства вы испытываете в сложившейся ситуации, что обо всём этом думаете, чего на самом деле хотите, какие решения готовы принять и какие действия совершить.

Оцените, какие ресурсы у вас есть для того, чтобы справиться со своим непростым состоянием и выправить ситуацию в своих интересах. Какие жизнеутверждающие принципы и правила вы для себя установите — ради жизни на земле и собственной эмоциональной безопасности.

Обязательно помогите своему телу. Освойте элементарные навыки саморегуляции, чтобы наладить сон и режим. Даже минимальные дыхательные практики помогут вам направить фокус на ощущение себя живым. Первое, что возвращает нас к себе, — это осознанное дыхание!

Добавьте посильную физическую нагрузку для радости тела! Питайтесь по возможности сбалансировано. Если есть проблемы со здоровьем — консультируйтесь у врача. Гуляйте и дышите свежим воздухом. Практикуйте фокусировку на том, что вы видите, слышите, какие запахи и вкусы удаётся почувствовать, какими ощущениями живёт ваше тело.

Зачитывайтесь любимыми книгами. Заслушивайтесь любимой музыкой. Впечатляйтесь. Научитесь чему-то новому. Позвольте себе увлечения, о которых вы мечтали, но не решались эти мечты «сбыть». Новизна способствует приливу энергии. Выходя из заданных шаблонов, избавляясь от привычных жёстких ритмов, мы вносим вклад в профилактику выгорания.

Научитесь "тупить" нормировано и по заказу, доведите безделье до искусства. Планируйте его и наслаждайтесь им эстетически. Всматривайтесь в ночное небо. Слушайте ветер. Запланируйте встречу рассвета или заката.

Возвращаясь к себе живому, попросите людей, которым вы доверяете, стать вашей группой поддержки. Или обратитесь к специалисту, который сможет стать вашим проводником. Вместе шагать по просторам реальности и своего богатого внутреннего мира не только весело, но и надёжно.

Наталия ДМИТРИЕВА | Фото Валерия ПАНОВА

back

Материалы по теме:

16.03.20 Пепел после фейерверка

Почему синдром эмоционального выгорания становится приметой нашего времени и как его избежать?

03.03.20 На языке жертвы

Что такое «новая чувствительность» и почему обида сплачивает современные социальные группы?

20.07.18 Симптом «граблей»

Игорь ЛЯХ, один из самых авторитетных и востребованных новосибирских психотерапевтов, рассказывает о том, как правильно переживать эмоции, чем опасна зависимость от «лайков» и как отличить стресс от депрессии.

25.04.18 Люди-невидимки

Почему общество признаёт депрессию как тренд, но отказывается замечать психически больных людей?

14.02.18 Модная болезнь

Откуда берётся депрессия и что делать, когда «тошнит от жизни»?

16.01.18 Расплата за прогресс

Метро в час пик, потеря работы и распродажи в торговых центрах. Чего ещё боятся новосибирцы?

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика