16.06.22

Лицензия на воскрешение

Почему реабилитационные центры для наркозависимых не торопятся получать лицензии на свою деятельность и продолжают работать нелегально?

По итогам круглого стола подготовят резолюцию с предложениями, которая будет передана в правительство НСО.

Один из десяти

Не первый год в Новосибирской области, как и в целом по стране, обсуждается тема реабилитационных центров для наркозависимых. Как регулировать их работу так, чтобы с «мыльной водой» — центрами, которые больше калечат людей, чем оказывают им реальную помощь, — не оказался выплеснутым наружу и «ребёнок» — действительно эффективные практики? Ответ на этот вопрос постарались найти участники круглого стола — члены комиссии заксобрания по взаимодействию с правоохранительными органами и противодействию коррупции, представители органов власти, системы здравоохранения и самих реабилитационных центров.

Ещё в 2015 году Президент России Владимир Путин сказал о необходимости создания федерального органа, который взял бы под контроль реабилитацию наркозависимых, прошедших лечение. Однако пока всё это остаётся только благими пожеланиями, а каждый регион свою политику выстраивает самостоятельно. В Новосибирской области, как напомнил представитель министерства труда и социального развития Игорь Никулин, реабилитация признана социальной услугой, которую могут бесплатно получить граждане, постоянно проживающие в регионе, прошедшие курс лечения и имеющие доход не более полутора прожиточных минимумов (то есть с учётом минимума, установленного с 1 июня, не превышающий 20 878 рублей). Из негосударственных реабилитационных центров были отобраны семь, которые согласились работать с органами власти, и их включили в реестр поставщиков социальных услуг.

Главное условие, предъявляемое к реабилитационным центрам, — безопасность пребывания в них пациентов. Поэтому, как подчеркнула главный врач Новосибирского областного клинического наркологического диспансера Ольга Кормилина, они должны соответствовать санитарно-гигиеническим требованиям, обеспечивать психологическую и финансовую безопасность клиентов, а в штате должны присутствовать профессионалы, работающие по единым реабилитационным программам. Поскольку пять лет назад в Новосибирске имелось около 75 центров, работавших с наркозависимыми, фактически работать с властями на полностью «белых» основаниях согласился только каждый десятый из них. И впоследствии желающих попасть в реестр не прибавилось. Впрочем, участники круглого стола называли и другие цифры: по некоторым данным, количество реабилитационных центров в регионе исчисляется сотнями. Были и такие организации, которые в реестр не включили, хотя они были согласны принять условия государства — именно так было с фондом «Новосибирск без наркотиков», по словам его руководителя Дмитрия Ющенко, под предлогом того, что фонд является религиозной организацией. А депутат заксобрания Ирина Тырина отметила, что у «серых» организаций показатель успешно преодолевших зависимость клиентов может быть выше, но и проблем с безопасностью там может быть больше.

Выйти из стигмы

Сколько людей находится в плену у наркотиков — точно не знает никто. Только на учёт в России поставлено 600 тысяч человек, фактическую же цифру людей, которым требуется помощь, надо умножить в несколько раз. С реабилитационными центрами та же картина: большинство как работали, так и продолжают работать в «сером» сегменте. Во многом они привлекают тем, что сохраняют анонимность обратившихся к ним.

В Новосибирской области зарегистрированы 4 143 человека, больных наркоманией. Продолжительность их лечения составляет 4–4,5 месяца в стационаре и до восьми месяцев в амбулаторных условиях. В реабилитационные центры с 2014 года направлены 205 человек.

Отдельная проблема реабилитационных центров — кадры. Как отметил подключившийся к круглому столу по видеосвязи руководитель отдела сети центров профессионального лечения реабилитации наркозависимых «Родина» Вадим Шипилов, в обществе до сих пор существует стигма не только по отношению к потребителям наркотиков, но и к тем, кто пытается им помочь. А эта профессия должна стать уважаемой. Но поскольку в России нет официально профессии «консультант по зависимости», назвать себя таким специалистом может кто угодно. Президент НООО ЦСА «Независимость» Владимир Волков считает, что нужно разработать отдельный профессиональный и образовательный стандарт для специалистов реабилитационных центров — обязанности таких людей мало чем пересекаются с обязанностями соцработников или младшего медперсонала больниц. Мало кто обращает внимание на постреабилитационное сопровождение пациента, а ведь настоящая жизнь человека начинается уже после выхода из реабилитационного центра, и в ней кому-то тоже надо помочь разобраться…

За и против

«Сколько людей, столько и мнений» — это выражение полностью подходит к звучавшим на круглом столе предложениям, как именно надо легализовывать работу центров. Дмитрий Ющенко считает, что лицензирование нужно, но с градациями, учитывающими направления работы каждого центра: «Кто хочет — пусть работает с несовершеннолетними, кто хочет — с теми, кто отправлен на лечение и реабилитацию по суду, но “на свет” надо вытаскивать все организации». По мнению Владимира Волкова, оптимальным выходом могло бы стать саморегулирование реабилитационных центров через ассоциации, наподобие тех, которые есть у строителей и других отраслей. Глава фонда «Возрождение» Игорь Деловой заметил, что центры должны получать лицензии, но и государство со своей стороны должно оказывать фондам всяческую поддержку. А наркозависимые, которые не стоят на учёте, не обращаются в реабилитационные центры, потому что боятся, что их поставят на учёт. Самый большой вред, по словам эксперта, причиняют организации-однодневки, где нет ни качества работы, ни безопасности.

КОММЕНТАРИЙ

ЯКОВ НОВОСЁЛОВ, кандидат медицинских наук, депутат заксобрания НСО:
— Лицензирование означает, что организации будут вынуждены купить очень дорогой входной билет — в итоге все мелкие уйдут, останутся только крупные. Доступность центров для людей снизится, а стоимость их услуг — повысится. Но влияние на безопасность и качество в любом случае будет равно нулю. Никакого контроля за соблюдением качества безопасности в лицензированных центрах не будет, поскольку таково федеральное законодательство. Тем более, что сейчас объявлен мораторий на надзорные мероприятия. Я бы предложил вначале изменить федеральное законодательство в плане надзора и контроля, а затем решать вопрос с лицензированием.

Есть и другие мнения. Руководитель реабилитационного центра «Айсберг» Галина Рыбальчук отмечает, что вхождение в реестр её центру ничего не дало. Сейчас, по её мнению, говорить о лицензировании, когда не разработаны стандарты для работы центров, рано. «Мы проходили это на собственном опыте: центры были в старых домах, с удобствами на улице, но именно они спасли жизнь моему сыну. А люди, которые беседовали с моим сыном за кружкой чая, возможно, были самыми лучшими специалистами. Сейчас в нашем центре — двухместные палаты, психологи, психиатры, однако меня до сих пор преследуют налоговые органы, ведут с нами суды, не признавая нашу финансовую деятельность».

Как сообщила модератор круглого стола, заместитель председателя «правоохранительной» комиссии заксобрания Дарья Карасева, по итогам круглого стола будет подготовлена резолюция с самыми интересными предложениями участников дискуссии, и затем её передадут в правительство Новосибирской области, на базе которого будет предложено создать специальную рабочую группу.

А КАК У НИХ?
Наиболее успешная госпрограмма по реабилитации реализована в Исландии, наркомания там рассматривается как психологическое расстройство, требующее специального лечения. Для прохождения реабилитации пациенты получают больничные. Примерно половина больных из поступавших на лечение за последние 30 лет оказывались в стационаре только один раз, доля тяжёлых рецидивов — не более 4%.
Виталий СОЛОВОВ | Фото Александра ГРИБАКИНА
back

Материалы по теме:

30.06.22 Дыхание смерти

Первый вдох может стать последним — почему незапрещённые психостимуляторы опасны не менее, чем наркотические вещества?

09.03.22 Токсичный трафик

Почему употреблять запрещённые вещества стали внешне благополучные люди и как в пандемию изменилась наркоторговля?

28.07.21 Равные перед бедой

Почему бывшим наркозависимым так трудно оставаться «чистыми» и как государство помогает реабилитационным центрам?

02.03.21 В зоне риска

Люди каких профессий стали чаще становиться наркозависимыми?

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика