25.01.21

Костюм к юбилею

Прекрасная половина «Ведомостей» накануне 30-летия примерила одежду русских переселенцев и старожилов Сибири

Журналисты Марина Шабанова и Вера Толмачева в редакции газеты «Ведомости».

11 февраля «Ведомостям» исполнится 30 лет. Накануне важного для нас дня мы решили принарядиться — и сделали это не просто так, следуя переменчивой моде, а заглянули в истоки. Как одевались в Сибири сто лет назад, почему сегодня русские ситцы печатают в Индии и за что любили женщин их кавалеры в старину? Нашим проводником в мир русского народного костюма стала Татьяна Юрьевна КУЛИКОВА, мастер по традиционному крестьянскому костюму русских старожилов и староверов Сибири, уникальный специалист, педагог, руководитель и участник фольклорных песенных коллективов.

Татьяна Куликова повязывает головной убор Тамаре Ромащенко.

До того как заняться изучением и изготовлением русского традиционного костюма, Татьяна Юрьевна шила наряды жёнам учёных Академгородка и слыла одной из первых модниц Верхней зоны. Пока однажды не побывала на концертах знаменитого исследователя фольклора Дмитрия Покровского, приезжавшего в Академгородок в середине 1980-х со своим экспериментальным ансамблем. Следом состоялся показ подлинных костюмов из фондов музея Института истории, филологии и философии — это дефиле было подарком для женщин Академгородка к 8 Марта, устроила его Лидия Михайловна Русакова, ведущий этнограф института. Как народная музыка и костюм навсегда изменили жизнь Татьяны Куликовой — читайте в интервью «Душа просит гармонии». 

Примерка нарядов на рабочем месте.

Редакционная жизнь редко дарит такие сюрпризы. Точнее — не дарила до сих пор, за всю историю «Ведомостей»! Ответственный секретарь Евгения Анцупова обычно занята формированием и редактурой номера, а сейчас примеряет костюм зажиточной кержачки.

Выход на импровизированный подиум.

Евгения Анцупова демонстрирует богато украшенный наряд кержачки, это выходной костюм, на груди — бисерное плетение. В цветовой гамме читаются восточные мотивы, а в многослойной конструкции неожиданный элемент — передник с нарукавниками. Такие наряды носили женщины в среде старообрядцев, компактно расселённых на юге Западной Сибири: в долине реки Бухтарма и на Горном Алтае. Кержацкие старообрядческие поселения долгое время оставались закрытыми сообществами, поэтому и одежда этих людей — настоящее открытие.

Елена Орлова и Евгения Анцупова в костюмах старообрядцев юга Западной Сибири.

Староверы, проживающие на Алтае, недолго успели пожить в Китае и Монголии, так в быту староверов сложился уникальный, самобытный костюмный комплекс. «Свои рубахи, сарафаны и передники-нарукавники староверы шили из ярких восточных хлопчатобумажных и шёлковых тканей и обильно украшали их архаичными вышивками, — рассказывает Татьяна Юрьевна. — А старинные головные уборы “шамшуры” с позатыльниками повязывали персидскими “бурсовыми”, шёлковыми шалями. В результате старинная русская одежда приобрела неповторимый восточный колорит, неведомый в других регионах России».

Старообрядческий костюм оказался к лицу и контрактному управляющему «Ведомостей» Елене Орловой. «Основательная кержачка», — комментирует выход Татьяна Юрьевна. 

Выход главного редактора Елены Квасниковой знаменует появление на подиуме нарядов нашего региона — территории нынешней Новосибирской области.

Костюм женщины из поздних переселенцев, или столыпинских переселенцев. В Сибирь они начали прибывать с 1906 года и привезли новую российскую моду — тот костюм, который бытовал в это время в европейской части страны. В Сибири же мода формировалась своими путями. «Платок или головной убор неожиданным образом открывают что-то новое в тебе, — говорит Елена. — Только лицо — и больше ничего, чёлкой не прикроешься. Мы же привыкли, что волосы — это часть образа. И в целом ощущения внутри костюма очень необычные. Это всё равно, что почувствовать себя другим человеком, жившим много лет назад».

Татьяна Куликова повязывает платок референту редакции Оксане Акимовой.

«Какая хорошенькая», — восклицает Татьяна Юрьевна, радуясь тому, что наша Оксана не против платка, скрывающего её живописную копну волос. Женщина должна была рожать, растить детей, сберегать семью. «Начиная с замужества волосы убирали, закрывали платком, чтобы никто не навёл порчу или сглаз. Волосы — субстанция мистическая, вся женская сила в них. Чем древнее и сложнее костюм, как мы видим у старообрядцев, тем сложнее система убранства головы», — продолжает просвещать нас Татьяна Куликова.

Девичьи и женские головные уборы отличаются в том числе и способом ношения.

Оксана Акимова и Марина Шабанова в костюме русских старожилов. В таких шушунах, или «кохтах», ходили старожилы Новосибирской и Омской областей. Мы, конечно, вспомнили есенинское «в старомодном ветхом шушуне». Женская верхняя короткополая одежда или кофта была распространена в северорусских и отчасти среднерусских областях Российской империи. Особенностью сибирского костюма было то, что короткий распашной шушун носили с юбкой.

Сооружение шамшуры на голове обозревателя Натальи Дмитриевой.

Пока Татьяна Юрьевна надевает головной убор из нескольких слоёв, Наталья рассказывает о своих дагестанских и немецких корнях.

Наталья Дмитриева — человека с театральным опытом и режиссёрским образованием видно сразу.

Русский костюм впитал в себя разные локальные истории. В XVI веке началось активное заселение Сибири русскими первопроходцами: казаками и крестьянами — выходцами из Русского Севера и Центральной России. Это и обусловило образ одежды русских старожилов, заселивших север Западной и Восточной Сибири.

Вряд ли в реальной жизни встретились бы старообрядка с Алтая и столыпинская переселенка с территории нынешней Новосибирской области — но у нас возможно всё.

А эта встреча вполне могла состояться: в таких одеждах ещё век назад ходили дамы на территории нашего региона. В костюм старожилок входили рубаха, юбка, сарафан и передник — российское наследие.

В таких нарядах захотелось кружиться и водить хороводы.

Пышные юбки, свободный крой и неожиданное прибавление в объёме в особенно примечательных местах. «Вот эта объёмность и бесформенность костюма также имеет свой смысл — скрывает истинные достоинства женщины, чтобы любая дама, с любыми достоинствами или недостатками могла быть востребована и вышла замуж, — продолжает Татьяна Юрьевна. — Все одинаково красивы, каждой хочется простого житейского счастья. Любили ведь не за фигуру, а за душу…»

Продолжаем наряжаться. И это уже вторая группа моделей, а костюмы те же.

Обозреватель Марина Шабанова и начальник отдела дизайна и вёрстки Дарья Артамонова помогают друг другу осваивать костюмы разных регионов — русской старожилки и кержачки.

Дарья Артамонова в костюме старообрядцев Алтая.

Интересно, как исторический народный костюм, с одной стороны, меняет человека, а с другой — трансформируется сам, каждый раз выглядит иначе, словно «подсвечивается» личностью изнутри.

Пока одни наряжались — другие продолжали работать, не выходя из образа, как, например, главный новостник «Ведомостей» Вера Толмачёва.

Сильная половина редакции продолжала тянуть ярмо журналистского труда за всех. Обозреватель Виталий Злодеев за работой.

Обозреватель Вера Толмачёва в костюме столыпинской переселенки.

Все костюмы Татьяна Юрьевна Куликова изготавливает по музейным образцам, с сохранением кроя, особенностей стежка и вышивки. Эта работа требует пристального внимания к деталям. Примеряя эту одежду, мы получили колоссальное удовольствие: в ней комфортно и она невероятно искусно сшита.

Начальник отдела маркетинга и рекламы Ольга Дробышева в костюме старожилов Новосибирской области.

Эти яркие хлопчатобумажные ткани производятся сегодня, увы, не в России, а в Индии.

Причины тому чисто технические. «Российская текстильная промышленность с каждым годом всё больше угасает. Полноцветной печати нет, а мне, кроме высокого качества ткани, нужна этнографическая подлинность в рисунках. И вот этот дефицит материала подтолкнул меня к участию в производстве печатных тканей, которые доподлинно повторяют барановские ситцы или другие традиционные ткани, которые создавались в дореволюционной России. Работая с индийскими фабриками, мы наладили авторский надзор, месяцами бьёмся за одну ткань, чтобы получить нужный оттенок и точность рисунка», — поясняет Татьяна Куликова. Индийские и среднеазиатские ткани в большом количестве поступали на рынок России, и Сибири в том числе.

Так одевались в Сибири всего каких-то 100–120 лет назад.

Менеджер по распространению Тамара Ромащенко в образе женщины, приехавшей в Сибирь чуть более века назад, в семье столыпинских переселенцев. «Если костюм находит отклик в душе человека, тогда это уже не костюм, а одежда, в которой ты чувствуешь себя легко и непринуждённо, — замечает Татьяна Юрьевна. — Традиционная культура — неисчерпаемый ресурс для творчества и развития».

Мастер по народному костюму Татьяна Юрьевна Куликова и её модели.

Примерить историческую одежду — всё равно что выйти в открытый космос или повернуть время, окунувшись в недалёкое, но совершенно не личное прошлое. Мы испытали массу эмоций и чувств. Для кого-то этот показ стал приятным приключением с переодеванием, кто-то открыл новую себя, кто-то решил больше узнать о своих корнях.

Марина ШАБАНОВА | Фото Валерия ПАНОВА

back
3653

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up