19.08.21

Андеграунд жив и я пока да

В стенах ГПНТБ скрывается «коллективная кухня», где живёт дух андеграунда, где встречаются поэты, художники и музыканты. Наш обозреватель Наталия Дмитриева поговорила с «обитателями» Студии 312

В новосибирском культурном пространстве есть знаковое место — такая «коллективная кухня», где можно собраться с друзьями, поговорить за чаем об искусстве, почитать стихи и побродить между книжными стеллажами, обдумывая новый проект. Здесь хочется писать и творить, прокладывая на исторической карте города свой особый творческий фарватер — в основном скрытый от официоза и цензуры. В Студии 312 появляется вера, что «андеграунд жив и ты пока да».

Студия 312 родилась в 2017 году, когда поэт и сотрудник Государственной публичной научно-технической библиотеки СО РАН Антон Метельков и фотограф Вячеслав Ковалевич получили на третьем этаже комнату за номером 312 «под творческие проекты». Как рассказал Антон, Студия 312 придумалась как место, где можно регулярно встречаться, — по желанию, а не по принудиловке. Вот тебе стакан с чаем, садись, рассказывай. Со временем студия переехала с третьего этажа на первый, но её просветительская суть от этого не поменялась.

Постоянные участники Студии 312: Антон Метельков, Вячеслав Ковалевич, Виталий Шатовкин, Сергей Шуба, Олег Полежаев, Андрей Верхов, Станислав Михайлов,Юлия Пивоварова, Евгений Минияров, Александр Дурасов, Андрей Жданов, Екатерина Жданова, Сергей Васильев, Дмитрий Райц, Валерия Яковлева, Иван Полторацкий, Татьяна Крылова, Дарья Валова, Александра Магзянова, Олег Копылов, Михаил Рантович, Виталий Красный, Борис Гринберг, Александр Самосюк, Сергей Тиханов, Дмитрий Северов, Екатерина Гилева, Леля Серебряная, Андрей Каяткин, Михаил Поздняков, Дмитрий Истомин, Александр Келемзин, Александр Вапилов, Ольга Таирова, Антон Карманов, Ирина Бутковская, Наталья Никольская, Оксана Берилло и др.

 

— Всё началось с новосибирского фестиваля экспериментальной поэзии Experiences — его первыми организаторами были Слава Ковалевич и Кристина Кармалита, — рассказывает Антон Метельков. — Он проходил в 2010-2013 годах, потом случилась пауза. И вот как-то мы, Слава Ковалевич, Ира Кузнецова, Миша Моисеев, Дима Королёв и Ваня Полторацкий, собрались и начали обсуждать ситуацию, что в Новосибирске нет культурной критики, время в мегаполисе летит стремительно и много событий, которые не успевают отрефлексироваться, поэтому стираются в памяти. И был придуман журнал «Реч#порт» — с целью фиксации культурных процессов. А потом уже была создана Студия 312 — как площадка для разных высказываний.

Станислав Михайлов, поэто, лауреат Премии Иннокентия Анненского

Станислав Михайлов, поэт, лауреат Премии Иннокентия Анненского:

— Есть люди вымирающих профессий, настоящие подвижники. Есть такой Владимир Яранцев, который занимается архивными исследованиями и популяризирует жизнь тех людей, благодаря которым Сибирь стала не колонией, а некой литературной и культурной институцией. Очень рад, что Антону Метелькову и его единомышленникам удалось пробить издание его книги — особенно в наше время, когда многие культурные проекты сворачиваются.

стопка книг на столе

Из статьи Антона Метелькова «Биполярное расстройство новосибирской литературы»: «Литературное пространство современного Новосибирска отчётливо поляризовано. На одном полюсе расположен старейший литературно-художественный журнал «Сибирские огни», апеллирующий, условно говоря, к аудитории с «традиционными» литературными пристрастиями, и Товарищество сибирских драматургов «ДрамСиб», основанное сотрудниками «Сибирских огней» Дмитрием Рябовым и Кристиной Кармалитой. На другом полюсе литературного Новосибирска находится культурный путеводитель «Речпорт» и родственная ему литературная Студия 312, представляющие «актуальную» литературу».

Борис Гринберг

Борис Гринберг, поэт, драматург, пишущий под псевдонимом Рис Крейси:

— Новосибирск — единственный русскоязычный город, где не было никаких поэтических школ. Питерца узнаешь по походке, москвича тоже, а вот новосибирские поэты — все уникальные. Да, они объединялись в ЛИТО, учились у Ильи Фонякова, у Нины Греховой. В нашем городе всё идёт циклами. Появилась в какое-то время дюжина поэтов — исчезла. Все думают, что всё окончательно умерло, но через какое-то время поэты появляются вновь. У нас уровень всегда был всесоюзный. Зачем Москве сибирская Белла Ахмадулина, когда у них есть своя? Ну, а сейчас мы живём в махровом средневековье — во время победившей пошлости. И интернет — это выгребная яма, где каждый дурак пыжится, чтобы высказать «умную мысль». Что касается моих будущих проектов, то мне это уже скучно. Хотите меня публиковать — пожалуйста. И ещё моё наблюдение. У хорошего поэта не может быть больших тиражей. Максимум 500 экземпляров.

вывеска ул. Маковского

У Студии 312 характер «тихого бунтаря», который не собирается прогибаться под изменчивый мир и следовать официальным трендам. И интеллигентная стать гуманиста-просветителя, который старается сохранить традиции сибирского авангарда 1960–1990 годов, интегрируя их в современное пространство. Кстати, здесь хранятся уникальные свидетельства сибирской неофициальной культуры — коллекция новосибирского поэта, художника и самиздатчика Олега Волова, некоторая часть архивов поэтов Анатолия Маковского и Виктора Iванiва. Особый трепет держать эти «свидетельства» в руках — листать, читать и понимать, что Новосибирск не ограничивается «топом» заслуженных литературных имён, его история гораздо глубже и пронзительнее.

— У нас принято считать, что история новосибирского авангарда связана, прежде всего, с именем Эль Лисицкого, — продолжает Антон Метельков. — По крайне мере, его имя всегда идёт в такой связке. Да, его первая выставка в СССР прошла именно в Новосибирске в 1960-ых. Но в нашем городе работали Виктор Iванiв и Олег Волов — наши современники-авангардисты, почему мы об этом не говорим? Я всё-таки надеюсь оцифровать их архив — он должен стать достоянием города, его брендом. Обидно, что молодые люди думают, что весь авангард сосредоточился в Москве и Питере. Это не так. Мы тот самый город, где всё это живо.

Олег Полежаев, поэт

Олег Полежаев, поэт:

— Во время учёбы на издательском деле я начал вращаться в поэтическом кругу и выпускать миниатюрные книжки. Они начали расходиться и меня это воодушевило. Мы с товарищем решили издавать альманах современной поэзии, и это вылилось в альманах «Между», куда вошли стихи большей части новосибирской поэтической тусовки. Правда, оказалось, что эта деятельность совсем не коммерческая, а скорее — для удовольствия. Самиздат — не коммерция, а миссия.

В Студии 312 как-то побывал чешский славист, сотрудник Цюрихского университета Томаш Гланц, который пришёл в полное изумление: милые паны, да вы не просто храните архивы — вы с ними в постоянной коммуникации! У вас настоящий творческий симбиоз, когда современное искусство не отрицает вчерашний день, а наоборот — смело черпает из этого бездонного колодца, не скрывая, а гордясь. Мол, у нас в Европе на это потребовались годы эволюции, а вы, сибиряки, своей интуицией до этого дошли.

Андрей Жданов

Время от времени на писательском поле вспыхивают локальные ристалища — особенно в Фейсбуке. Литераторы — люди, конечно, сугубо мирные, но иногда на них находит. Поэт Андрей Жданов считает, что такие «локалки» двигают новосибирскую литературу вперёд: конфликты — двигатель прогресса, а мирная жизнь — застой и стагнация.

— Существует некая антитеза между журналом «Сибирские огни» и тем же «Реч#портом», — размышляет автор сборника «Роботы Апокалипсиса». — «Сибирские огни» выполняют свою миссию — сохраняют литературные традиции. «Реч#порт» ищет новые пути, экспериментирует, провоцирует, не боится ничего. Это — развитие. Вот и случаются какие-то искры время от времени. Они как два полюса, но без них — никак. Это уже твой личный выбор, где тебе будет лучше. Я понял, что мне сегодня интересны коллаборации — совместные проекты с разными институциями. С Первым театром, с художником Славой Мизиным. Вижу в этом перспективу.

Антон Метельков считает, что «бытование в андеграунде» — это, конечно, привлекательно и интересно, обостряет творческий нюх и щекочет нервы. Но сегодня вполне можно пахать и на официальной культурной ниве — к примеру, курировать программу фестиваля «Книжная Сибирь», который проходит в ГПНТБ при поддержке минкульта НСО. И привозить в Новосибирск авторов, которые не в мейнстриме. Такая замечательная «партизанская» деятельность, которая всем во благо.

деревянные счеты на столе

Из Студии 312 вышел интересный проект «Текст города» — в его основу легли художественные тексты, написанные авторами старших поколений и связанные с топонимикой Новосибирска. Первой ласточкой стал променад по местам жизни и творчества Виктора Iванiва — единственного в Новосибирске лауреата Премии Андрея Белого. А иногда поэты выезжают на «лабораторные работы»: гуляют по какому-то определённому району, а потом пишут об этом. Бывает, что такие вылазки запускают у литераторов хитрый механизм вдохновения: оно, как известно, существо капризное — иногда и в стимуляции нуждается. Есть ещё план — создать карту города, которая будет связана с жизненными траекториями людей-легенд, той же Янки Дягилевой, к примеру. Думают студийцы и об арт-объектах, визуализирующих стихи сибирских поэтов. Видишь стену, а ней стихи Юлии Пивоваровой — свежо и круто!

В общем, у Студии 312 — много планов, не замыленная творческая оптика и желание всё-таки изменить этот мир к лучшему.

Наталия ДМИТРИЕВА  | Фото Александра ГРИБАКИНА
back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика