01.07.21

Барьер для агрессии

Подростковая агрессия — где её истоки и как с ней справляться? Педагоги, психологи, медиаторы обменялись мнениями и опытом

Когда у подростков есть занятия по интересам, нет поводов для агрессии.

Не выносить сор

Мы хотим верить, что в школе наши дети чувствуют себя защищёнными, однако в последнее время поступает немало сигналов, что не всё так хорошо, как хотелось бы, отметил, открывая обсуждение, депутат регионального парламента Александр Аксёненко, один из организаторов круглого стола в заксобрании НСО.

В работе с детьми важно вовремя заметить предпосылки к возникновению проблемы, чтобы потом не пришлось столкнуться с ней лицом к лицу, причём в самых тяжёлых её проявлениях. Поэтому на первый план должна выходить профилактика, хоть это слово и звучит довольно казённо. Своевременно обратить внимание на настораживающие признаки помогает социально-психологическое тестирование, рассказала заместитель директора по научно-методической работе «Областного центра диагностики и консультирования» Татьяна Абакирова. Специалисты протестировали более 100 тысяч детей из разных районов области, определив в результате благоприятные и неблагоприятные территории в плане суицидальных настроений у подростков. При этом в зелёной зоне оказались только два района — Чистоозёрный и Кочковский, а в самой неблагополучной красной — сразу пять: Купинский, Карасукский, Барабинский, Ордынский и Чулымский. Сглаживать негативные ситуации, возникающие в школе, могут помочь службы медиации, но они активно работают далеко не везде. Наиболее реально и эффективно, судя по результатам исследований центра, они действуют в Чистоозёрном и Доволенском районах, неплохая ситуация в Куйбышевском, Карасукском, Сузунском, Новосибирском районах. В то же время полностью отсутствуют службы медиации в Северном, Колыванском, Маслянинском, Искитимском, Каргатском, Краснозёрском, Баганском районах.

190 мобильных бригад по профилактике буллинга реально действует в регионе. В них работают 486 человек, и, по словам экспертов, они оказывают реальную помощь в сложных ситуациях.

Но первый, кто должен приходить на помощь подростку в случае возникновения проблем, — школьный психолог. Однако острая нехватка таких специалистов отмечена в Венгеровском, Купинском, Краснозёрском, Доволенском, Сузунском, Новосибирском, Колыванском районах, а также в Новосибирске. Часто обязанности психолога по совместительству исполняют педагоги-предметники. Татьяна Абакирова уверена: должность психолога должна быть приравнена к основной педагогической деятельности.

О том, как работают школьные службы примирения (или медиации), рассказала член правления межрегиональной общественной организации «Социальное партнёрство», медиатор Татьяна Стукачёва. Она подчеркнула: агрессивное поведение ребёнка — его беда, а не вина.

Школьные службы примирения, в которых под руководством взрослого работают сами ученики-подростки, действительно помогают и предотвращать негативное развитие событий, и мирно разрешать возникающие конфликты. Они дают возможность сторонам взаимно высказать свои эмоции и при участии ровесников-медиаторов разрешить противоречия, не вынося при этом сор за пределы школы.
Прервать «династию»

К агрессивному и неадекватному поведению детей очень часто приводит семейное неблагополучие, констатировала директор детского благотворительного фонда «Солнечный город» Марина Аксёнова. А основная причина кризисной ситуации в семье (80–90% случаев) — алкоголизм родителей. Отмечается явление, которое можно назвать «династии неблагополучия», когда дети идут по пути отцов и матерей. В таких семьях снижена ответственность не только за свою жизнь, но и за жизнь детей. Именно из таких семей чаще всего они попадают в детские учреждения, хотя, по мнению Марины Аксёновой, в 80% случаев этого можно было бы избежать при своевременном вмешательстве и оказании семье помощи. Но ресурсов для этого катастрофически не хватает, особенно в районах области, где проблема алкогольной зависимости родителей стоит очень остро. Что касается детей, то, во-первых, им обязательно нужен кто-то, с кем можно доверительно поговорить; во-вторых, их досуг должен быть заполнен разного рода активностями — спортом, общественной работой, занятиями по интересам. Очень важно, чтобы внеклассная работа соответствовала возрасту, подчеркнула Марина Аксёнова, и для этого вполне возможно привлекать людей со стороны — всех, у кого есть опыт, потенциал и желание.

Понятия «буллинг» и «кибербуллинг», к сожалению, в последние годы прочно вошли в наш обиход. Об истоках буллинга и факторах, которые его провоцируют, рассказал педагог-психолог отдела практической психологии центра «Магистр» Сергей Илларионов. Он отметил, что буллинг не возникает ниоткуда — ребёнок обязательно усваивает агрессивное поведение, беря с кого-то пример. Это могут быть родители, группы сверстников или старших подростков.

И травля в реальной жизни, и кибербуллинг имеют одну конкретную цель — самоутвердиться за счёт страдания жертвы. В случае травли в интернете активности агрессору добавляет анонимность и чувство безнаказанности.

О повседневной практике работы в школе рассказала психолог средней школы №82 Екатерина Веселова. Она подчеркнула ряд негативных моментов, в  числе которых — недостаток квалифицированных кадров, нехватка ставок психологов. Как следствие — невозможность помогать всем, кто в этом нуждается. В школе, где работает Екатерина, один психолог приходится на 300 детей, плюс ребята с ограниченными возможностями здоровья, которые требуют повышенного внимания. Школа должна стать местом, где дети осознают потребность учиться, повышать и развивать свой личностный потенциал, уверена она, — тогда вопрос о буллинге и агрессии будет снят сам собой.

КОММЕНТАРИЙ

Александр АКСЁНЕНКО, депутат заксобрания НСО:

— Школьные психологи должны работать на постоянной основе, нельзя, чтобы это было по совместительству, потому что потребность в таких специалистах колоссальная. Именно они должны быть тем первым барьером, который поможет снизить уровень агрессии школьников. Весь Новосибирск находится в красной зоне, где недостаточно психологов. Это компетенция нашего регионального уровня. Основная задача — найти для этого необходимые финансовые ресурсы, чтобы директора школ имели возможность брать психолога на полную ставку. Я уверен, что и другие депутаты поддержат предложение о необходимости выделения на это средств.

Баттл против конфликта

С большим интересом участники круглого стола выслушали включение из Санкт-Петербурга — о своём опыте рассказала руководитель единственного в мире цирка хулиганов «Упсала-цирк» Лариса Афанасьева. Спектакли цирка были удостоены множества наград, включая премию «Золотая Маска» в номинации «Эксперимент». Он работает с 2000 года, его основные участники — беспризорники, маленькие бродяжки, дети из коррекционных школ, где уровень агрессии зачастую зашкаливает, а действующие правила напоминают тюремные. Объединить такой сложный контингент, научить работать в команде, нелегко, но, как показала практика «Упсалы», возможно. Лариса Афанасьева рассказала, как налаживался диалог с этими ребятами, как выясняли, что им в действительности интересно. Конечно, тут очень важно уметь говорить с ними на одном языке, подчеркнула она, — обычная манера ничего, кроме иронии и стёба, у такой публики не вызовет.

Ребята находятся во власти множества стереотипов — например, таких: всё зло от мигрантов. И тут вряд ли помогут билборды про то, что «Санкт-Петербург — город толерантности», или увещевания, что так говорить нехорошо. Совсем иное дело — пригласить к совместной работе детей мигрантов или поехать в национальное поселение и познакомиться с другой культурой.

Лариса Афанасьева рассказала об опыте Финляндии, где проводилось широкое изучение причин школьной агрессии и вариантов, как с этим бороться. В частности, хорошим выходом могут стать вызовы на баттлы, выяснение отношений через творчество. Для школ нужны новые, «заряженные» люди, которые владеют языком подростков, уверена она.

В любой критической ситуации первый вопрос — где был школьный психолог, подчеркнула в своём выступлении Уполномоченный по правам ребёнка в Новосибирской области Надежда Болтенко. Финансирование работы школьных психологов должно обеспечиваться в зависимости от количества детей, с которыми он работает, а также с учётом поправочных коэффициентов на оказание помощи детям с ограниченными возможностями здоровья, считает Уполномоченный.

 

Татьяна МАЛКОВА | Фото Валерия ПАНОВА

 

 

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика