26.03.21

По дороге к себе

Станет ли инклюзивный театр профессиональным, как меняются его артисты и что находят в таких спектаклях зрители?

Спектакль «У шамана три руки», Академгородок. Режиссёр — Яна Сигида (в центре). Фото Виктора ДМИТРИЕВА

Юшка включает

Маленький больной человек собирает дрова, топит печь, раздувает невидимые меха, подаёт кузнецу «раскалённое» железо, и оно начинает шипеть на многие голоса. Юшка безропотно сносит издевательства соседей, не пьёт чая с сахаром — копит. И раз в год уезжает неизвестно куда… Из круга людей на сцене Юшку выходят играть по очереди несколько артистов, просто надевая его бесформенный берет. Текст рассказа Платонова здесь же, в круге света настольной лампы, читает Владимир Лемешонок, заслуженный артист России. Юшка живёт во враждебном окружении. И это человеческое море то глумится над несчастным, то подпирает невидимые стены этого мира, то замирает от накрывшего сострадания в самый последний для Юшки час.

«Юшка» — удивительная история, самый востребованный спектакль театра «Инклюзион. Новосибирск», его очень любят зрители, он побывал уже на нескольких площадках и фестивалях, в том числе на знаменитом Платоновском в Воронеже.

Спектакль «Юшка». Режиссёр — Анна Зиновьева.

Отдельные театры для особенных актёров в России и мире существуют давно, но настоящим движением это стало недавно, когда инклюзия потребовала включения людей с особенностями в учёбу, творчество, социальную жизнь. Инклюзивный театр подтвердил главную идею — включение должно быть обоюдным, в этом случае — и для актёров, и для зрителей.

Московский Центр реализации творческих проектов «Инклюзион» был открыт в 2017-м и в том же году Новосибирск стал одним из пяти городов, где появилась своя инклюзивная школа, причём изначально с театральным уклоном. А начиналось всё с двухдневной лаборатории в молодёжном театре «Глобус»: педагоги проводили тренинги в группе, в которой собрались люди с синдромом Дауна, ДЦП, аутизмом, незрячие и актёры драматических театров. Ни программ обучения, ни учебников ещё не было — в результате осталась группа смельчаков. Первопроходцами стали режиссёры Сергей Дроздов и Анна Зиновьева, которые занимались со студийцами актёрским мастерством, актриса и режиссёр Яна Сигида (сценическая речь) и Спартак Маньянов (танец). Устраивали уроки и приезжие мастера, бывшие новосибирцы, ныне питерцы: актёр и режиссёр Олег Жуковский, основатель театра La Pushkin, проводил занятия со сложнейшими режиссёрскими упражнениями и пластической импровизацией, а композитор и музыкант Роман Столяр учил слышать музыку всегда и во всём. Уже в марте 2018 года провели театральную лабораторию и показали эскизы трёх спектаклей: того самого будущего «Юшки» в постановке Анны Зиновьевой, «Unреальность» режиссёра Сергея Дроздова и «12 подвигов Геракла» Владимира и Елены Кузнецовых.

За короткий срок новая театральная студия сделала невероятно много: два набора в школе, участие в конкурсах грантов, создание спектаклей, поэтические вечера, мастер-классы, перформансы и фестивали. Сегодня «Инклюзион. Новосибирск» — резидент театра «Мастерская Крикливого и Панькова», и уже никого не удивляет, что особые актёры играют спектакли в подвальном помещении, — через какие ещё барьеры, физические и ментальные, им пришлось пройти?

Разруха в головах

Ольга Стволова и артисты «Инклюзиона» на празднике «Я особенная, и ты тоже» в Доме да Винчи. Фото Валерия ПАНОВА

Самая очевидная проблема — это доступность среды. Инклюзивной инфраструктуры в нашей стране почти нет, она создаётся, но медленно, иногда лишь для галочки. И дело не только в отсутствии финансирования или грамотного проектирования — разруха в головах. Доступность разных пространств и возможностей, увы, пока не стала очевидной для каждого. Равенство прав подразумевает разные возможности. Один останется на диване, потому что ему так удобнее, другой, принимая собственное несовершенство, отправится в дальний путь, чтобы стать самим собой…

Кастинга в школу «Инклюзиона» не было, принимали всех желающих. Занятия по реабилитации и восстановлению — серьёзный труд, несколько часов в день, 3-4 раза в неделю, три уровня сложности. Кто-то сошёл с дистанции, кому-то было сложно совмещать с учёбой, кто-то ушёл в бизнес. Основной костяк насчитывает 35 человек. Школа сейчас на вынужденных пандемических каникулах. Действует только театр. Несколько его спектаклей вошли в афишу «Мастерской Крикливого и Панькова» — «Юшка», «Видимые-невидимые друзья», «У шамана три руки», «Мой путь», заказать билеты можно на сайте и в соцсетях «Инклюзион. Новосибирск».

«Видимые-невидимые друзья», режиссёр — Алексей Красный.

— Сложилось два круга: есть те, кто приезжает просто пообщаться, и те, кто играет в спектаклях, ведь не каждый способен быть актёром. Наши артисты до сих пор сами не совсем верят в то, что мы — настоящий театр, будто всё это немножко понарошку. Хотя из всех центров в регионах у нас больше всего спектаклей, и на фестивали мы ездим, — рассказывает Анна Зиновьева, руководитель, педагог театральной школы и режиссёр спектаклей театра «Инклюзион. Новосибирск». — Наша инновация в том, что ребята работают в профессиональной среде, с профессиональными актёрами и режиссёрами. Но каждый из них должен внести что-то в этот общий котёл — своё желание, трудолюбие, страсть, интеллект. Смысл в том, что ты вместе со всеми делаешь нечто интересное. Другое дело, готов ли ты отдавать, чтобы стать частью общества.

После иных спектаклей, особенно «Юшки», зрители признаются, что через несколько минут перестают думать, что перед ними артисты с особенностями. Для руководителя новосибирского «Инклюзиона» это самый лучший комплимент. «Наш театр не про людей с инвалидностью, он про особенных, про то, что мы все разные», — замечает Анна Зиновьева. Добавим, что и зритель приходит в зал не просто потреблять или получать удовольствие. Театр существует для того, чтобы человек смотрящий что-то понял о самом себе. Здесь, в инклюзивном театре, ты как нигде понимаешь: все мы — люди с особенностями, только особенности у каждого свои, как и внутренние барьеры, и границы.

Мой путь — особенный

На занятиях в школе новосибирского «Инклюзиона».

Девушка с копной золотистых волос спускается из инвалидного кресла прямо на пол, демонстративно снимает кроссовки с неходячих ног, ставит их аккуратно в сторону, поворачивается к залу и начинает ползти, сильными руками продвигая своё тело вперёд… Эти несколько метров до первого ряда по полутёмной сцене в светящейся театральной пыли подвала превращаются в длинную-длинную-длинную жизнь, которая однажды спрашивает тебя: всё ли ты сделал для того, чтобы стать таким, каким рисовал себя в детских мечтах?

Недавняя премьера — пластический спектакль «My way» в постановке режиссёра и хореографа из Костромы Марии Качалковой стал не только олицетворением пути, которым прошли эти люди, это обращение к каждому зрителю.

Пластический спектакль «My way» в постановке Марии Качалковой. Фото Марии БЛАГО

 

— У нас есть только наши руки, мы не можем ни на что уповать, ни на что надеяться, кроме самого себя. У нас есть это время — сейчас, и это место — здесь. И мы делаем здесь и сейчас. Вот это важно понимать, это призыв к любому человеку — просто жить полноценно, понимать, что ты лепишь, создаёшь свой путь. Ты меняешь, ты выбираешь. Это же не честно кого-то уговаривать изменить себя, — рассказывает режиссёр спектакля «My way» Мария Качалкова. — Природа движения ребят с особенностями уникальна, в этом есть какая-то очень глубокая драматургия. Потому что, на мой взгляд, тело обычного человека настолько загружено какими-то паттерными движениями, что очень сложно обнаружить, достать оттуда истину, приходится идти через другой канал, добираться до чувственного. А здесь всё на поверхности, всё незащищено, и движение рождается просто, только его нужно вычленить и направить этот жест. Мы просто играли: они диктуют правила игры, а я на них соглашаюсь.

Ольга Стволова в спектакле «My way». Фото Марии БЛАГО

Театром Ольга Стволова занялась несколько лет назад, хотя мечтала стать актрисой давно. Путь для поступления в вуз был закрыт — девушка прикована к коляске из-за болезни, перенесённой в детстве. Сегодня она одна из самых известных артисток Новосибирска — играет в спектаклях, выходит со своей командой на площадь с действом «Моя сказка», летает на фестивали и сама проводит тренинги. Свой путь начинала с того, что тестировала на доступность торговые центры и театры, выкладывая эти ролики в сеть. И вот однажды судьба вырулила её на дорожку к мечте. Шесть лет назад благодаря партнёрам и собственной пробивной натуре Ольга Стволова создала театральную интеграционную студию «Особенный тип». Первой их постановкой стал «Усатый ангел» с режиссёром Галиной Пьяновой. Некоторые из тех ребят пришли потом в «Инклюзион». Студия существует до сих пор, на днях в рамках сотрудничества с проектом «Перспектива» она объявит сценарную мастерскую — потенциальным участникам предложат создавать сценарии, а в августе по лучшим текстам «Особенный тип» поставит спектакли. А поскольку мастерская организуется онлайн, участвовать в ней смогут люди разных возможностей из разных городов.

Школа сейчас на творческих каникулах, третий набор объявят, когда спадёт пандемия.

В «Инклюзионе» у Ольги Стволовой много разных обязанностей. Кроме того, что она актриса, Ольга ещё и помощник режиссёров и педагогов, куратор спектаклей, пиар-менеджер, а также постоянный генератор идей. Она считает: зрителю не стоит забывать, что перед ним люди с инвалидностью, нужно оставаться честным и не обманывать себя.

— Я бы хотела, чтобы зритель понимал, что это не плохо и не больно, а очень интересно. Когда я первый раз готовилась выйти в свет, мне было очень страшно — на меня будут смотреть другие люди! И я решила, что нужно хорошо выглядеть, сделала красивую причёску и улыбалась всем. Это было моей защитой, — говорит Ольга Стволова. — Сейчас я пытаюсь снимать эти маски и доспехи, быть настоящей. Мой монолог в пластическом спектакле «My way» для меня самой — это очень личное. Мы с режиссёром Марией Качалковой постарались сделать меня максимально честной, беззащитной — не стремиться нравиться, быть хорошей и весёлой, как я обычно это делаю. Тут важно было показать внутренние процессы — что я на самом деле чувствую.

На наш вопрос, как менялись артисты, Оля вспоминает, какими они приходили в «Инклюзион». Огромные монологи Алины приходилось выслушивать всем, столько внимания на себя привлекал человек, но нашли подход друг к другу, и теперь Алина — дисциплинированная и внимательная. Физически сильный спортсмен Михаил мог, не задумываясь, сделать другому больно — сейчас это рассудительный джентльмен и взвешенный артист… В поездках большая разношёрстная команда новосибирского «Инклюзиона» выглядит цыганским табором — весело несётся из аэропорта в гостиницу, оттуда на экскурсию или после короткого отдыха сразу на репетицию. И тьюторами могут быть не только профессиональные артисты, но и сами ребята друг для друга.

Не нужно преодолевать барьеры или бороться с проблемами, их нужно принимать и анализировать, считает Ольга Стволова: «Сквозь зубы ничего хорошего не сделаешь. Я не верю в желваки, я верю в мягкость и гибкость…»

Перед спектаклем «My way» в «Мастерской Крикливого и Панькова». Фото Марии БЛАГО  

 

— Это очень интересная штука — мой путь. Он мой, он есть... Мы задали вопросы разным людям — актёрам, режиссёрам, детям, прохожим на улице. В «Гамлете» есть такая фраза: повернуть глаза зрачками в душу. У нас же всё из себя, а иногда очень интересно посмотреть в себя, — размышляет Анна Зиновьева. — Этот  спектакль для того, чтобы прийти, сесть в зал и подумать, хотя все спектакли про то, чтобы подумать про себя. Иду ли я по своему пути, кто меня на него поставил? А это наказание или награда, а это испытание или случайность... 
В круге света

Театр «Инклюзион. Новосибирск» живёт исключительно на гранты, частные пожертвования и скромные сборы. Хотя, казалось бы, государственная поддержка для театра с таким мощным профессиональным участием могла бы вывести его из условий подвала. Круг друзей и партнёров новосибирского «Инклюзиона» постоянно растёт, особенно он расширился, как ни странно, в условиях пандемии, когда онлайн-связи позволили преодолеть расстояния. В их спектаклях участвуют ведущие артисты новосибирских театров — Анатолий Григорьев, Арина Литвиненко, Станислав Скакунов, Алина Юсупова, Элина Зяблова, Иван Зрячев, Тимофей Мамлин, Виталий Саянок и другие. Спектакли ставят не только наши режиссёры (кроме уже названных выше, Яна Сигида и Святослав Панков), но и приглашённые — Мария Качалкова из Костромы, Алексей Красный из Санкт-Петербурга. Как только снимут запреты в связи с пандемией, обещают приехать известный датский клоун Денни Денис, он уже проводил свой весёлый тренинг с нашим театром, и француженка Элен Малье, с которой есть предварительная договорённость о совместной работе.

«Инклюзион» — один из резидентов «Мастерской Крикливого и Панькова», которая находится в цоколе жилого дома на ул. Ленина, 15. Фото Марии БЛАГО 

— Наш «Инклюзион» держится на том, что многие люди трудятся для его существования, тихо, не афишируя. Почти всегда это волонтёрский труд, — говорит руководитель «Инклюзиона» Анна Зиновьева. — Это те, благодаря кому у нас есть дом-театр, и в первую очередь — Алексей Крикливый. Это актёры «Мастерской Крикливого и Панькова», без которых невозможно представить нашу жизнь. Они одновременно являют собой всю инфраструктуру нашего театра: они и актёры, и монтировщики, и менеджеры, и звукорежиссёры, и художники по свету, и осветители, и администраторы, и смм-менеджеры. Это наши любимые фотографы и операторы, выполняющие огромную работу как волонтёры. Это родители ребят, которые иногда становятся нашими меценатами и вкладывают в спектакли не только душу, время, но и деньги. Это, конечно, наши педагоги, каждый из которых постепенно становится человеком-театром, умеющим в театре делать всё. И ещё множество людей, которые помогают и поддерживают нас. Я их обожаю, и безмерно им благодарна.

Материал «По дороге к себе» публикуется в рамках социальной акции «Пиши — помогай!», которую в честь своего 30-летия «Ведомости» проводят в течение 2021-го  юбилейного года.
Свой гонорар за этот материал Марина Шабанова переведёт на счёт Ассоциации «Интеграция», помогающей людям с ментальными и физическими особенностями жить в социуме. 
Первым участником нашей акции была Наталия Дмитриева: гонорар за материал «Над пропастью во ржи» она перевела на счёт фонда «Живой».

Марина ШАБАНОВА | Фото Виктора ДМИТРИЕВА, Валерия ПАНОВА, Марии БЛАГО и предоставленные «Инклюзион. Новосибирск»

back
2261

Материалы по теме:

06.04.21 Подросткам на подмостках

Зачем детская литература приходит в театр, чем порадует проект «Детки и предки. Перезагрузка» и что готовят для подростков новосибирские театры?

13.01.20 Диалог в подвальчике

Открываем серию публикаций о новых театральных площадках Новосибирска. Первая — о Мастерской Крикливого и Панькова

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up