26.12.19

Что вы говорите?

Вы могли пропустить: 10 лучших интервью «Ведомостей» 2019 года

 

Около 50 интервью было опубликовано в 2019 году на сайте ведомостинсо.рф, почти все они – нередко в сокращённом варианте – вышли и в газете «Ведомости». Мы собрали самые яркие и интересные из них – вдруг вы что-то пропустили!

 

1. Интервью Марины ШАБАНОВОЙ с фотохудожником Евгением ИВАНОВЫМ

 

Из интервью «Запечатлённая реальность»: 

 

«…Пиджаки не люблю ещё со школы. Я очень люблю заниматься какими-то общественными делами. Мне нравилось быть горнистом и даже участвовать в конкурсах, я заведовал спортивным сектором в совете дружины школы № 4. При этом одеваться по форме никогда не любил. Нас воспитывала не только пионерская организация, но и старшие мальчишки, и местные хулиганы. У нас был идеальный двор на Писарева: с одной стороны — школа КГБ, или «Дом женихов», с другой — институт НИИЭП, где работали наши родители. Это была особая микросреда, до сих пор остались друзья, с которыми я ещё в детский сад ходил. Я прожил там с 3 лет до 33. И в прошлом году, когда мне исполнилось 60, снял там проект «Куда уходит детство?». Хотя для меня бывать там — мистически страшно, примерно так же, как выкопать родителей и посмотреть, как они сейчас выглядят. Плюс ко всему происходит перекодировка памяти… А первый костюм у меня появился в 1982 году. Мама дала денег и сказала: Женя, у твоей сестры свадьба, иди в магазин «Весна» на улице Советской и купи себе костюм, чтобы выглядеть как нормальный человек...».

 

2. Интервью Наталии ДМИТРИЕВОЙ с оператором-кинодокументалистом Борисом ТРАВКИНЫМ

Из интервью «Самый главный план»:

 

 

 

«…История в связи с этим у меня есть хорошая. Это опять же в Арктике происходило, полетели мы с Шиллером на «аннушке» — делать сюжет о том, как топографы составляют для ледохода карту ледовых полей. Вылетели с Диксона. Барражируем, так сказать, воздушные пространства, снимаем. Долго барражируем. Капитан говорит: «Кто готовить умеет?» Шиллер меня в бок пихает: «Боря умеет!» Капитан: «Боря, в холодильнике лежит оленья нога, сделай с ней что-нибудь». Взял топор, пошёл оленью ногу кромсать. Вдруг весь экипаж издаёт хором какой-то странный звук — как мычание. Я спрашиваю: «Это что?» «Да это у нас традиция: когда Северный полюс пролетаем, мы всегда так делаем». И тут я подумал: «Боже, какой я счастливый человек! Вот пролетаю над Северным полюсом: в одной руке — топор, в другой — оленья нога. Ну, кому ещё так повезти может?».

 

3. Интервью Виталия СОЛОВОВА с археологом и историком Светланой ШНАЙДЕР

Из интервью «Тайна летящих стрел»:

 

 

«…Удаётся ли воссоздать быт древних жителей Памира? Только то, что они делали орудия из камня, охотились на сусликов, овец, коз, яков, совершали вертикальные миграции — зимой спускались ниже, летом уходили повыше в горы. А остатков их жилищ пока не находили. Можно предположить, что деревянных домов древние памирцы не строили — деревьев там слишком мало. Видимо, жили в пещерах или сооружали жильё из камней и шкур животных — может быть, из глины. Но зато мы обнаружили несколько памятников с наскальной живописью. Один абсолютно уникален: две большие группы людей охотятся на кабанов — показано, как в зверей летят стрелы. Кто это нарисовал — загадка: рисунок сделан явно раньше, чем восемь тысяч лет назад. Ничего подобного на тысячи километров вокруг ещё не находили. Настоящий феномен. А другой рисунок сделан 5-6 тысяч лет назад, на нём изображены такие же схематичные человеческие фигурки, какие находили и в других местах Средней Азии».

 

4. Интервью Виталия СОЛОВОВА с писателем и историком Игорем МАРАНИНЫМ

Из интервью «Дед-шептун, привидения и 13-й трамвай»:

 

 

«…Мне всегда было интересно, чем мифы разных городов отличаются друг от друга. Оказалось, такие отличия существуют. В приморских городах мифы не такие, как в таёжных или расположенных около гор. В Новосибирске, который я называю «городом-перекрёстком», большинство легенд связаны с движением. Легенды о людях связаны с тем, что они либо родились здесь и потом уехали, либо приехали сюда и здесь умерли, либо приехали, что-то сказали или сделали и поехали дальше. Много легенд связано с небом: самая знаменитая из них — о пролёте лётчика под коммунальным мостом. То есть если город постоянно находится в движении, то и все легенды будут о движении. В тайге легенды другие — о чём-то скрытном, загадочном, о каких-нибудь таинственных существах: как великаны на севере Иркутской области и в Якутии или карлики в Тобольске. Где-то появляются легенды о загадочных змеях — в Чановском или Колыванском районах».

 

5. Интервью Наталии ДМИТРИЕВОЙ с администратором отдела по международным связям Новосибирской филармонии Наталией МИЛЛЕР

Из интервью «Время женщин»:

 

«… Первое, с чем сталкивается человек, когда слышит «у вас рак», — это дикий, сжигающий изнутри страх. Дело в том, что у нас в стране онкология неразрывно связана с этим чувством, потому что публично говорить об этом диагнозе было не принято и вокруг этой сферы образовалось много недомолвок и мифов. Это очень табуированная сфера. Мы все знаем, что рак существует, но считаем, что нас-то точно это не коснётся, и в своей обычной здоровой жизни пытаемся об этом не думать и подсознательно избегаем контактов с людьми, которые борются с недугом. И когда звучит этот диагноз, то всё — небо падает на землю и гаснут все звёзды. А происходит это, на мой взгляд, потому, что слишком мало информации об этом заболевании: врачи всегда отвечают только на конкретно поставленный вопрос. А если ты, не дай Бог, «пойдёшь» за информацией в интернет, то депрессия тебе обеспечена — там такой маразматический ужас иногда пишут, жуть. Поэтому когда я узнала о том, что у меня рак молочной железы, то готова была прощаться с этим миром и готовить себя сами знаете, к чему. И вот тут важна поддержка тех, кто сам уже испытал лечение на себе, кто излечился или ещё только на пути к выздоровлению. Не соседки тёти Иры, у которой знакомая в своё время от онкологии лечилась, а реальных людей со своими потрясающими живыми историями».

 

6. Интервью Наталии ДМИТРИЕВОЙ с экологом Александром ДУБЫНИНЫМ

 

Из интервью «Я хочу, чтобы вы запаниковали!»:

 

«…Человек во многом представляет собой «окультуренную обезьянку» — выросшего гоминида: если у него нет внутри культурных установок и он не особо по жизни задумывается, — будет гадить на своём пути, для него это поведенческая норма. Есть мнение, что ещё сказывается некий азиатский архетип поведения кочевников, — о нём мне рассказал профессор Игорь Васильевич Стебаев, который интересовался культурой степных народов. Я как-то вёл его по студгородку в наш Экоклуб НГУ на «биологические посиделки» — под окнами общежития. А там народ на тот момент просто из окон выкидывал на улицу разный хлам — математики и физики тогда этим грешили. «Это наша азиатская черта играет, — сказал Игорь Васильевич. — Кочевники же как живут: постояли стойбищем на одном месте, оставили продукты своей жизнедеятельности и переместились на чистую территорию». Я с ним отчасти соглашусь. Это в Западной Европе люди были ограничены территорией города, поэтому у них антисанитария вечно боком выходила — то чума, то ещё какая-нибудь эпидемия. А большие территории, как у нас, плохую шутку с человеком играют, позволяя ему не убирать за собой. В города-то переехали, а психология кочевника-временщика осталась. Тут может помочь самодисциплина, когда ты понимаешь, что встроен в экосистему, и метод «кнута и пряника»: набезобразничал — получи наказание».

 

7. Интервью Наталии ДМИТРИЕВОЙ с режиссёром Кшиштофом ЗАНУССИ

Из интервью «Боюсь вопросов о счастье»:

 

 

«…Меня часто спрашивают: почему у меня такой хороший русский язык? Я езжу к вам уже пятьдесят лет: открыл для себя Россию именно в Новосибирске, когда показывал в 1969 году в Академгородке фильм «Структура кристалла». Помню, как был поражён, какие здесь живут серьёзные, думающие люди. И обсуждение этой картины осталось у меня в памяти навсегда, и это открыло мне такую Россию, в которую можно влюбиться, интеллигентную Россию, Россию глубоких разговоров, глубоких людей, свободно думающих людей, хотя времена были непростые. Конец оттепели, но здесь ещё чувствовалось свободное дыхание мысли, здесь всё было по-другому. После напыщенных академических разговоров в Москве я попал на настоящих людей. Это совсем другая Россия, лично мне очень близкая. Ваша интеллигенция — это наследники Чехова и Достоевского. С этого времени осталась моя слабость — когда меня приглашают в Новосибирск, я не отказываюсь. Вот и сейчас не отказался».

 

8. Интервью Марины ШАБАНОВОЙ с главным режиссёром театра «Старый дом» Андреем ПРИКОТЕНКО

 

Из интервью «Между телом и духом»:

 

«Наше время очень комфортное для драматургии. Поэтому практически любое произведение из классических текстов созвучно ему, сейчас это всё есть. Скажем, если бы мы с вами взялись переписывать «Идиота» в период застоя, когда был Советский Союз, не думаю, что его драматургия оказалась бы актуальна. Сейчас — да, мы такие противоречивые, что очень годимся для такого рода сюжетов. В спектакле есть и богатое семейство, и семейство, которое когда-то было состоятельным, — старая петербургская интеллигентная семья. Есть человек, который покалечен в детстве, — это Настасья Филипповна, чьё нелогичное поведение — результат изувеченной психики. Есть и представитель золотой молодёжи — Рогожин, молодой наследник огромного состояния. Наконец, сам Мышкин, метущийся в своих нравственных терзаниях. И все темы, которые даёт Достоевский в романе, всё это можно найти сейчас.

— 150 лет спустя после окончания романа...».

 

9. Интервью Наталии ДМИТРИЕВОЙ с режиссёром Анной ПАРМАС

 

Из интервью «Искать позитив во всём»:

 

« — Сквозная линия вашего фильма «Давай разведёмся!» — развод. Для большинства женщин — это событие грустное. Вы же рассказываете о нём с великолепным чувством юмора. Считаете, что здоровый смех — лучшая терапия?

— Мне свойственно выходить из любой кризисной ситуации с помощью юмора. Это главное лекарство! Конечно, если совсем тяжело, можно обратиться за помощью к специалисту, но лучше найти в ситуации что-то комичное, ироничное. Меня часто спрашивают: почему твой первый полнометражный фильм о разводе? Отвечаю: я могу рассказывать истории только о том, что знаю. А что такое развод, я хорошо знаю. Впрочем, как и большинство российских женщин. Другое дело, как к нему относиться. Можно записаться на курсы «Как вернуть мужа?», купить себе атласные трусы и в итоге его всё-таки вернуть. Но мне кажется, что развод — это способ начать новую жизнь. И даже в нём можно найти позитив. У меня есть подруга из Санкт-Петербурга, достаточно известный модельер. Невысокая, немного полноватая, обычная, как все мы. В браке с 16 лет, а за 30 лет совместной жизни они с мужем воспитали двоих замечательных сыновей. Однажды мы с ней поехали за рубеж, к храму Ганеши — памятнику индийскому божеству. Есть поверье, что если загадать желание и сделать определённое количество кругов вокруг храма, то оно непременно сбудется. Подруга загадала: «Похудеть, только не по здоровью!» Когда вернулась домой, муж заявил, что уходит из семьи. За две недели подруга скинула 15 килограммов — на нервном стрессе. А я ей говорю: Ир, есть же позитив во всём. Да, нет мужа, но есть минус 15 килограммов».

 

10. Интервью Марины ШАБАНОВОЙ с артистом «Старого дома» Яном ЛАТЫШЕВЫМ

 

Из интервью «Ян и энергия ян»:

 

 

«…Я начал писать стихи из-за первой разбитой любви, в восьмом классе. Это был рэп. «Раннее утро, а я не сплю, понимаю, что до сих пор я люблю…» В старших классах начал участвовать в текстовых рэп-баттлах. Чтобы подтянуть технику, начал изучать разные художественные тропы, способы рифмовки. А поступив в театральный институт, окунулся не только в драматическое искусство, но и в великую поэзию. У нас были потрясающие педагоги, невероятно мощная гуманитарная кафедра. Они вселили такую любовь к поэзии Золотого века, Серебряного века, к постмодерну! Мне это было интересно, и я сам начал писать поэтические строки, а не рэп. Как-то сдавал зачёт Ларисе Прокопьевне Шатиной, нужно было написать эссе по роману Стендаля «Красное и чёрное», а я написал стихи. Она заинтересовалась, спросила, есть ли ещё, я принёс, и она передала мои стихи Юрию Васильевичу Шатину, большому знатоку поэзии, профессору педуниверситета, и он написал мне развёрнутую рецензию. Я до сих пор отправляю стихи своему педагогу, профессору НГТИ, Илье Владимировичу Кузнецову, и недавно, когда встречались ним, он отметил, что появились и взрослые философские произведения. Но если на сцене идёт интенсивная работа, эмоциональных сил на то, чтобы писать, не остаётся. Да и на личном фронте всё хорошо».

 

Интервью 2019 года перечитывала Елена КВАСНИКОВА

back
308

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up