26.12.22

Нам надо, чтобы нас любили

Директор благотворительного фонда «Солнечный город» Марина АКСЁНОВА — о том, почему нам всем нужны близкие, которые нас обнимут.

МАРИНА АКСЁНОВА
Директор благотворительного фонда «Солнечный город». Окончила экономический факультет Омского государственного университета. Занималась строительным бизнесом. В ноябре 2008 года стала директором «Солнечного города». Создала команду, в которой сейчас более 70 специалистов, помогающих детям и семьям, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Увеличила объём ресурсов, вкладываемых фондом в проекты, с 900 тысяч рублей в 2008 году до более чем 100 млн рублей в 2019 году. Замужем, двое детей.

В моём личном пантеоне «главных женщин» Астрид Линдгрен и Марина Аксёнова стоят рядом. Астрид «теребила» общество, заставляя обратить внимание на потребности детей, Марина вместе с командой генерирует проекты, чтобы детям помочь. Мы встретились с ней перед Новым годом, чтобы поговорить о самом важном — детях, семье, любви.

Доказанная уязвимость

— Самая уязвимая категория детей — это дети раннего возраста, от рождения до трёх лет. Именно в этом возрасте в маленьком человеке закладывается всё то, что найдёт отражение в его дальнейшей жизни. И если бы усилия всех помогающих специалистов были направлены на формирование родительских компетенций, чтобы научить взрослых людей отзывчиво реагировать на потребности ребёнка, это сняло бы массу проблем в дальнейшем. Экономист Джеймс Хекман получил Нобелевскую премию за подход, исследовавший роль денежного вклада в воспитание и образование детей раннего возраста на качество жизни человека в дальнейшем. Самую максимальную отдачу дают вклады в ребёнка от рождения до трёх лет, а с взрослением эта экономическая кривая идёт вниз. Чем старше ребёнок — тем меньше эффект от вложений.

Есть потрясающие исследования об эмоциональном влиянии близкого взрослого на детей раннего возраста. Некоторые цифры меня поражают в самое сердце — к примеру, больше 50% женщин, испытывающих депрессии, не получали в раннем детстве полного удовлетворения своих базовых потребностей от близких взрослых. Ещё один факт, который сильно меня бодрит: доказано, что пренебрежение потребностями ребёнка до 1,5 лет существенно коррелирует с его успешностью во взрослой жизни. А вот если пренебрежение происходит после 1,5 лет, то корреляция не такая заметная. Вот они — конкретные факты, которые показывают нам, что мы должны сосредоточиться на поддержке материнства в перинатальном и раннем возрасте ребёнка, чтобы избежать всех этих социальных проблем в будущем.

Базовая потребность

Ребята, которые в раннем детстве недополучали любви и заботы, потом покажут и агрессию, и девиантное поведение. У нас есть большой опыт работы с подростками — центру «Тут поймут» два года, много помогающих проектов для семей и ребят-сирот, которые уже проходят свой тяжёлый жизненный путь. Мы понимаем, что включились в ситуацию, когда уже всё случилось. А нужно было намного раньше. Если начать оказывать помощь и поддержку, когда семья стояла на пороге кризиса, то можно было не допустить разлучения детей с кровными родителями и избежать проблем сиротства: не нужно искать наставников в детские дома, не нужно искать родителей для подростков.

Геройская тема

Приёмные родители для подростков — это очень сложная и геройская для меня тема. Особенно если родители осознанно к ней подходят. Там не всегда про любовь, там больше про помощь, про поддержку и про то, что ты — взрослый и можешь помогать. Но всё равно мы понимаем, что все наши усилия в этом направлении, наши старания склеить разорванную ткань жизни ребёнка или подростка — это очень сложная история, и она больше про заплатки. Без близкой поддержки невозможно жить. Мы с вами во взрослом состоянии понимаем, что очень сложно без близких отношений. А тут представляете, ребята выпускаются из учреждений, и они по сути — одни в мире. Поэтому мы часто видим, как девчонки, прожившие определённый этап своей жизни в детских домах, тут же находят себе мужчину, тут же рожают детей, тут же рожают ещё детей — это всё компенсация, поиск близких людей, поиск нужности. Базовая потребность людей — это любовь и забота. И на протяжении всей жизни мы её ищем — нам надо, чтобы нас любили. Нам всем нужны близкие, которые иногда обнимут. У ребят из детских домов эта потребность ещё острее — из-за недобора этих эмоций. Отсюда «суррогатные» семьи, которые чаще всего быстро разрушаются, никому не нужные дети, которые, скорее всего, так же как их родители, попадут в сиротскую систему. Получается замкнутый круг.

С 80% семей в трудной жизненной ситуации можно работать и избежать попадания детей в приюты и детские дома.
«Поза сахарницы»

Проанализировав инфраструктуру, окружающую детей, мы поняли, что у нас существует интересная концепция в обществе, похожая на классификацию по «социальным признакам»: если ты лидер, то тебе в эту «дверь», если девиант — проходи сюда, нравится музыка — иди в музыкальную школу. Но для ребят без ярко выраженных талантов или, наоборот, отклонений нет пространств, где они могут просто побыть. Нет возможности просто попить чаю, потупить в телефон, поговорить с понимающим взрослым — везде нужно что-то делать. Да, у нас много молодёжных центров, но все они работают по принципу «драмкружок, кружок по фото, а ещё и петь охота» — ты должен быть включён в какую-то деятельность, которая контролируется взрослыми. А в наших подростковых пространствах можно просто попить чаю. Чем круто низкопороговое входное пространство? Доверием. В «Тут поймут» у нас работают три психолога и два социальных педагога — их не хватает под запрос, который сейчас идёт от детей. Большим удивлением для нас стал тот факт, что ребята очень чётко формулируют свой запрос специалистам. В нашей социальной системе человек, прежде чем попросить помощь, должен дойти до ручки — в российском менталитете не принято быть слабым, у нас жёсткая помогающая система, которой нужно всё объяснить. Я называю это учительской позицией и «позой сахарницы», когда руки в боки и сплошное назидание. Тебе эту помощь, конечно, дадут. Но при этом она не заточена на индивидуальные потребности конкретного человека. Вся надежда на молодое поколение, которое росло в большей свободе, опираясь на свою индивидуальность. Повторюсь, сейчас мы не справляемся с тем объёмом запросов, который идёт от детей. Таких низкопороговых пространств нужно как можно больше.

Почему дети оказываются в сиротских учреждениях?
40% — алкогольная и наркотическая зависимости родителей;
35% — мамы-одиночки (низкое социальное положение);
20% — дети с ограниченными возможностями здоровья;
5% — дети с проблемами поведения.
Нас спасёт трансформация

Очень сейчас мощно работают ребята из управления молодёжной политики Новосибирской области — они открывают пространства для всех подростков, не разделяя их на «лидеров» и «простых». Начальник отдела молодёжной политики Миша Бортников — настоящий детский амбассадор, человек личностных трансформаций, пример потрясающего чиновника, который вселяет в меня надежду. Удивительные вещи сейчас происходят в регионе: полностью перестраивают свою работу сельские дома культуры, которые раньше открывались в восемь утра и работали до пяти вечера — интересно, для кого? Ребята предложили им сдвинуть график и начать работать до 21 часа, и к ним пошли дети. Для коллективов домов культуры это стало полной неожиданностью. Оказывается, они востребованная детьми система. Другой пример: пространство в Куйбышеве — до недавнего времени они работали с понедельника по пятницу, а когда открыли свои двери в выходные дни, к ним сразу пошли дети. Сегодня нас спасти может только трансформация. При минимуме бюджета мы можем снижать показатели семейного неблагополучия, предоставляя вот такую помощь.

Ничему не учат

Вас в юности обучали родительским компетенциям? В школе или в вузе? Нет. Никого ничему не учили. У нас всех общий путь: учись в вузе — получай хорошую профессию, получил диплом — иди на хорошую работу. А потом вдруг у женщины случается декрет. Теперь она с младенцем на руках — в новой для себя социальной роли. И не понимает, что делать, ведь её готовили совсем к другим вещам. Она не понимает, какие у ребёнка реальные потребности. Есть, конечно, мама, которая теперь бабушка. Мама придёт и научит пеленать младенца. Но это мама двадцатилетней давности.

У моей подруги была история, когда она много лет назад родила первого ребёнка. Ей какая-то медсестра сказала, что ребёнка нужно кормить по часам. А у подруги было «пустое» молоко. И ребёнок не наедался и орал дурниной. Но надо кормить строго по часам, несмотря ни на что. Залетевшая фраза испортила самый важный первый год совместной жизни маме и ребёнку. Вы понимаете, как было весомо слово, которое не имело отношения к индивидуальным особенностям этих двух людей? Первый год был адом, пока кто-то не сказал ей: «Ты сначала накорми ребёнка, а потом выясняй». Это я к тому, что нас, взрослых особей, ничему не учат.

Чтобы не было детских домов

Если отбросить все наши потребности в самореализации, то мы — биологический вид, который должен воспроизводиться. Для нашего государства это очень важно, нас безумно мало. Посмотрите через десять лет, кто нас будет кормить? Для меня демография — это вопрос качественного подхода. Родить и вырастить полноценного члена общества, который будет производить ВВП и развивать страну. Но для этого нужно, чтобы все родившие знали потребности маленького человечка и умели их удовлетворять, чтобы потом не вырастить девианта. И это совсем не про социалку и «добренькие сердца». Это про реальность сегодняшнего дня. Поэтому мы говорим, что нам нужно развивать сферу получения помощи для семей, которые проходят свои кризисы. Моя мечта — чтобы не было детских домов, дети не должны жить в казённых учреждениях, какие бы прекрасные они ни были. А это возможно только тогда, когда мы полностью пересмотрим наш помогающий формат и начнём оказывать помощь семьям на самых ранних этапах кризиса.

КСТАТИ
Центр «Тут поймут» открылся в Новосибирске в канун 2021 года — фонд «Солнечный город» вложил в проект почти 13 млн рублей, чтобы подростки не слонялись по торговым центрам и лестничным клеткам. Изначально его придумали как место для социальной и психологической помощи «трудным» юношам и девушкам — выпускникам детских домов, детских исправительных колоний, студентам из области, переехавшим в город. Но сотрудники «Солнечного города» решили, что поддержка нужна и обычным тинейджерам. За 2022 год центр посетили 9 633 человека (1 679 уникальных подростков). В течение 2021–2022 годов фонд «Солнечный город» запускал открытые пространства для подростков в отдалённых районах Новосибирской области (Куйбышевский, Венгеровский и Татарский районы). В общей сложности при содействии фонда было создано 48 открытых пространств.
Наталия ДМИТРИЕВА

 

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика