25.01.24

Победившие смерть

80 лет назад, 27 января 1944 года, была полностью снята блокада Ленинграда — так закончились 872 страшных дня. Сотни измождённых детей привезли в Новосибирск по дороге жизни

Лариса Евдокимова.

Укладывали в коробки

Многие маленькие ленинградцы остались жить в нашем городе: на берегу Невы их никто уже не ждал — родные люди блокаду не пережили.

— Родилась я в Севастополе в октябре 1939 года в многодетной семье, — разматывает свой клубочек судьбы Лариса Евдокимова, стоявшая у истоков новосибирской общественной организации «Блокадник». — Летом сорокового в отпуск приехала мамина подруга Лидия Кушнир и забрала меня с собой в Ленинград, моей родной маме было трудно прокормить всех детей. Тётя Лида заведовала библиотекой на фабрике «Красное знамя». А когда началась война, отвезти меня в Севастополь уже не получилось. Так у меня появилась «вторая мама». Мы жили в коммуналке, и за мной приходила присматривать няня. Соседка из этой коммуналки мне потом рассказала, что во время блокады маленьких детей боялись выпускать из квартиры.

Лариса Николаевна рассказывает, что ужасы блокады помнит, как во сне: иногда детская память прорывалась паническими атаками и липкой волной страха — девочка уже в сознательном возрасте застывала истуканом от резких звуков, напоминавших истошный вой бомбёжек. А в марте 42-го «вторая мама» умерла — в коммуналку пришёл управдом и сказал соседям, что Лидия попала под артобстрел и погибла. Соседи решили, что маленькая Дора (так звали Ларису Николаевну в детстве) блокады не переживёт, и отвезли девочку на вокзал, где формировался состав с ребятишками из детских садов на «большую землю».

Из воспоминаний Галины ПОПОВОЙ, книга «Рубежи памяти»: «Мы жили в Петроградском районе, постоянные бомбёжки, страшный гул самолётов, от которого небо становилось чёрным. Первые дни мама брала в госпиталях картофельные очистки, варила из них суп, пюре. Потом и этого не стало. Не стало света, отключили отопление, замёрз водопровод. По рассказам мамы, много раз ели кошек. Потом и кошек не стало. Когда горели Бадаевские склады, мы с мамой и сестрой Ниной ходили туда. Мы собирали землю, пропитанную плавленым сахаром, заваривали эту землю кипятком. Это была роскошь — наш чай. А потом мы с Ниной уже не могли спускаться в бомбоубежище, не было сил, просто лежали и ждали».

Второй класс в новосибирской школе, маленькая Лариса крайняя в третьем ряду слева – с бантиком

Маленькая Дора тихо сидела на вокзальной скамейке. Подошла женщина: «Ребёнок один сидит, ведите в вагон!». Так Лариса Евдокимова попала в поезд, который спас ей жизнь. В августе 1942 года Дору вместе с другими детьми привезли в Новосибирск, где их на перроне встречала легенда всех блокадных ребятишек — директор Дома ребёнка №1 Александра Славина. «Мне говорят, что сегодня привезут детей. Мы всё приготовили, — пишет Александра Славина в своих воспоминаниях. — Своих ребят перевели на веранды, а ребятам из Ленинграда освободили первый и второй этажи. Дети очень слабые были, больные, с дистрофией второй-третьей степеней. Детям переливали кровь».

— Мне было почти три года, когда я приехала в Новосибирск, — вспоминает Лариса Николаевна. — В кармане пальто у меня лежала записка, где был указан мой адрес в Ленинграде, а в графе «родители» был прочерк. Помню, как на новосибирском вокзале нас укладывали в картонные коробки. В них и несли до Дома ребёнка. Многие не могли от истощения даже сидеть, не то что своими ногами идти. В Доме ребёнка нас отмыли, накормили, начали лечить от истощения. А потом туда пришла Александра Щевелёва — актриса ТЮЗа тогда, она с Зоей Булгаковой вместе работала. Александра хотела взять девочку в семью. Выбрали меня. Рассказывают, что я сразу подошла к ней и сказала «мама».

Лариса в молодости.

Из воспоминаний Инны ФАБЕР, книга «Рубежи памяти»: «Началось самое страшное. Пустые магазины, голод, зима. Я — в садике-интернате, сестра — одна дома. Всё время хочется есть. Сестра постоянно читает “Три толстяка” Юрии Олеши, вернее, смотрит на одну и ту же картинку, где нарисован торт. Лютая стужа. Мама лежит, и сестре надо идти на её работу за едой. Идёт, видит какие-то большие замёрзшие горы. Это оказались мёртвые люди. Маму положили в больницу и сестру перевели в мой садик. Это спасло ей жизнь. Я мало что помню с той поры, видимо, детская память блокирует страшные воспоминания. Помню Финляндский вокзал, толпа народа, холод, поездов нет. А переправа через Ладожское озеро запомнилась страхом. Автобусы готовились тронуться, а мы до них ещё не дошли. Побегает какой-то военный, хватает сестру за руку, меня на руки — бежим к автобусам. Первые машины уже поехали. Военный закидывает нас в автобус. Мы кричим, что мамы нет, она еле идёт. Через несколько минут, уже на ходу, этот же военный буквально вталкивает маму к нам».
Никогда тебя не брошу

Александра Щевелёва была очень красивой женщиной и хорошей актрисой — после ТЮЗа работала в Облдраме (нынешний театр «Старый дом»), но очень не хотела идти на фронт медсестрой, боялась крови до обмороков. Вместе с «третьей» мамой и новой бабушкой маленькая Дора колесила по стране — мама была единственной кормилицей в семье и соглашалась на ангажементы за съёмную квартиру и крохотное жалованье. Жили практически в нищете, но никогда у мамы Саши не было желания сдать Дору обратно в детский дом. Лариса Николаевна хорошо помнит, как закончилась война. Девочка услышала новость по радио, бегала по квартире, будила маму и кричала: «Мама, Победа! Теперь ты точно бросишь курить!». А потом люди выходили на улицу, выносили столы и нехитрое угощение, садились в длинный ряд, плакали и радовались, горевали и сострадали друг другу. Так закончилась война.

— В 1975 году меня вдруг нестерпимо потянуло в Ленинград. И мне было непонятно — почему? — говорит Лариса Николаевна. — Только тогда мама решилась поговорить со мной откровенно, рассказав мою историю удочерения. Я её тогда спросила: мама, почему ты мне раньше ничего не рассказывала? А она всё плакала и спрашивала: «Если ты найдёшь своих родителей, ты больше не вернёшься к нам?». Я сказала, что никогда её не брошу. В Ленинграде я нашла ту коммунальную квартиру, откуда меня увезли на Финляндский вокзал. Там мне и рассказали мою историю.

Первая поездка в Ленинград.

Из воспоминаний Бориса ДОКИНА, книга «Рубежи памяти»: «В начале блокады детей поддерживали в специальных детских пунктах питания, но я старался принести домой хоть крошку хлеба. Однажды маме повезло, на базаре она купила маленький кусочек опалённой шкуры конины. Мама варила из него суп. Навара не было, но запах-то был! К весне стало полегче: появилась лебеда. Всех воробьёв в Ленинграде к тому времени съели. А потом нас по Ладожскому озеру увезли из Ленинграда. Мы ехали через всю Россию в Фергану. По дороге часто встречались с воинскими эшелонами. Солдаты, узнав, что мы из блокадного Ленинграда, старались поделиться с нами хлебом, сахаром, консервами, отдавали всё, что было. Один солдат подарил мне маленькую шкатулку на память».

Лариса Николаевна рассказывает, что в Ленинграде выживали те, кто объединялся в коммуны — вместе выжить легче. А те, кто пытался выжить самостоятельно, погибал. Людей спасали воля к жизни и сострадание к ближнему — существовали на каком-то нечеловеческом сверхусилии, когда шли из последних сил на завод, работали, получали там крошечную пайку хлеба и несли своим близким. Люди верили в Победу и каждый день преодолевали себя: сбрасывали с крыш зажигательные бомбы, патрулировали квартиры и собирали детей у мёртвых родителей. Ждали произведений Шостаковича, писали дневники, оставались людьми. Так и победили — голод, стужу и смерть.

Третья мама Ларисы, актриса Александра.

Из воспоминаний Виктора ПАВЛОВА, книга «Рубежи памяти»: «Вспоминая дни жизни в блокадном Ленинграде, хочется рассказать, как вели себя ребятишки из нашего дома. Всем было страшно. Всем хотелось есть. Но страха как такового не было. В нас просто появлялось концентрированное чувство постоянной опасности. И оно помогало нам двигаться и помогать взрослым».
Наталия ДМИТРИЕВА | Фото Валерия ПАНОВА и из архива Ларисы ЕВДОКИМОВОЙ
back

Материалы по теме:

05.02.24 Февральский дневник

В «Красном факеле» состоялась премьера реквиема «Февральский дневник», поставленного главным режиссёром Андреем Прикотенко

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика