02.02.22

Торжество человечности

О полувековом наследии великого руководителя и человека Юрия Фёдоровича Бугакова рассказывает его сын.

Олег Юрьевич и Юрий Фёдорович Бугаковы.

Ирмень не сразу строилась

25 января исполнилось бы 84 года председателю ЗАО племзавод «Ирмень» Юрию Бугакову, который ушёл от нас в самом конце 2020 года. О главных достижениях и уроках своего отца вспоминает нынешний руководитель племзавода «Ирмень» Олег Бугаков.

— Олег Юрьевич, председателем колхоза «Большевик» Юрий Фёдорович стал в 1972 году, но в Верх-Ирмень ваша семья переехала четырьмя годами раньше. Что это было за село тогда, как жили в нём люди?

— Мы жили в Ордынском, и я успел всего месяц отучиться в 1-м классе, когда отца назначили парторгом в колхозе «Большевик». Колхоз, как я сейчас понимаю, уже тогда был довольно крепким в масштабах области, но всей инфраструктуры, которой сегодня славится Верх-Ирмень, ещё не было. Агрогородок только-только начинал строиться, асфальт в селе отсутствовал, ребятишки большую часть свободного времени проводили на улице. Зимой — горки, лыжи, игра в хоккей на озере замёрзшими коровьими лепёшками. Летом бегали по улицам, купались, пинали мяч на пустырях — обычная жизнь большинства сельских мальчишек в то время. Уже когда я учился в 5-6 классе, у нас в школе появился театральный кружок, который я очень любил посещать, даже участвовал в школьных спектаклях. Целенаправленного досуга, чем можно было заняться в свободное время, тогда не было. И я прекрасно понимаю отца, который именно этому направлению впоследствии уделял огромное внимание.

А Юрий Фёдорович, ставший председателем в неполные 35 лет, в это время поднимал производство?

Скорее развивал, потому что, повторюсь, «Большевик» и так был одним из ведущих колхозов Новосибирской области, но Юрий Фёдорович практически сразу стал делать то, за что его и называли легендарным руководителем, — немного опережать время, быть на шаг впереди. Строительством агрогородка, жилья занималась специальная организация «Межколхозстрой», созданная в кооперации несколькими хозяйствами Ордынского района, а отец вплотную взялся именно за развитие производства. Реконструировал животноводческие фермы, первым ввёл механизированную раздачу кормов животным, очень много средств вкладывал в зерноток. В 70–80-е годы речь не шла о свободной продаже излишков зерна, к тому же у нас тогда не было такой высокой урожайности, как сегодня, и почти всё зерно использовалось на нужды животноводства. Но он создал условия, чтобы весь урожай зерна мы могли хранить у себя, не прибегая к услугам элеваторов. И позже, в 90-е годы, многие хозяйства, не имевшие такой возможности, на этом сильно прогорели. Юрий Фёдорович, наоборот, смог создать базу, задел, который помог хозяйству относительно безболезненно пройти сложные времена.

— Большие перемены внутри любой структуры почти невозможны без железной дисциплины, которой всегда отличалась «Ирмень». Люди роптали на методы нового председателя или понимали, для чего всё это делается?

— Свой крутой нрав и свои принципы отец показал уже в первую уборку. Группа комбайнёров, завершившая обмолот, поставила технику, но решила отметить событие, не дожидаясь конца рабочего дня. И встретилась лицом к лицу с председателем… Как результат — все были лишены немалой премии, ожидавшей их по итогам уборки. Как рассказывала моя бабушка Мария Макаровна, работавшая поваром в колхозной столовой, отношение к молодому председателю было, мягко говоря, сложное. Отец был непреклонен: «С пьяницами нам не по пути». Но, справедливости ради, ко всем, кто честно и ответственно выполнял свою работу, Юрий Фёдорович всегда относился с большим уважением и теплотой.

Работа не главное

— Племзавод «Ирмень» славен не только производственными показателями, многие из которых одни из лучших даже в России, но и той социальной нагрузкой, которую всегда несло на себе хозяйство. Что сегодня в селе составляет наследие Юрия Фёдоровича, что было создано при нём?

— Это будет очень большой список. Это и 70 квартир, оставшихся после приватизации жилого фонда в распоряжении хозяйства, в которых сегодня живут не только наши работники, но и сотрудники социальной сферы — врачи местной участковой больницы, учителя общеобразовательной и коррекционной школ, так как у нас в селе нет муниципального жилья.

Необходимо сказать, что все объекты социальной сферы находятся на балансе предприятия. Есть детский сад с бассейном, куда примерно 50/50 ходят как дети наших работников, так и любые другие ребятишки из Верх-Ирмени. Есть прекрасный Дворец культуры, в котором работает более 15 кружков и творческих объединений. Кстати, в прошлом году ДК было присвоено имя Героя Социалистического Труда Юрия Бугакова. Нельзя не отметить и прекрасный спортивный кластер: спорткомплекс для игровых и силовых видов спорта, а также крытая многофункциональная площадка, где зимой играют в хоккей, а летом занимаются другими видами спорта. Спорт у нас очень развит не только среди школьников, но и среди работников племзавода. Только полноценных хоккейных команд шесть штук, есть коллективы по другим видам спорта. Они постоянно проводят соревнования, представляют наши село и район на областном уровне. Работает прокат лыж и коньков для всех желающих, и всё это, как и занятия в различных творческих кружках, абсолютно бесплатно. Есть дом быта и медицинский пункт, где проходят лечение работники хозяйства, а на обследование — при необходимости и на госпитализацию — их везут в клиники областного центра.

— Говорят, что это ежегодно обходится хозяйству в кругленькую сумму?

— В прошлом году наши расходы на социалку, включая санаторно-курортное лечение и медицинское обслуживание работников племзавода, составили 250 миллионов рублей. Кому-то эти цифры покажутся запредельными, но отец всегда был сторонником того, что одной работой жизнь не ограничивается. Да, у нас на всех участках созданы прекрасные условия труда, даже в такой тяжелейшей отрасли, как животноводство. Средняя зарплата в прошлом году составила 52 тысячи рублей — большинство горожан позавидуют. Но если молодёжи, детям в селе больше нечем заняться, нет условий для полноценного досуга и отдыха, то никакие зарплаты их тут не удержат. Поэтому так было при отце, и мы продолжаем это дело: больше возможностей — чтобы каждый человек независимо от возраста чувствовал себя в Верх-Ирмени комфортно и жил полноценной жизнью.

Главный урок отца

— 2021 год вы полностью провели в качестве руководителя «Ирмени». Приняв от отца эту огромную ношу и ответственность, что вы стремились сделать в первую очередь?

— У многих была мысль: неужели «Ирмень» продолжит двигаться вперёд, неужели они справятся? Признаюсь честно, когда начинался 2021 год, я часто думал о том, как удержать годовой надой на фуражную корову — 12 277 килограммов молока от каждой из 3 800 коров. Это объективно нереальный показатель: второй в России по средней продуктивности, а на таком поголовье и вовсе первый. Откровенно признаюсь, думал: удержимся — уже хорошо, но в итоге даже прибавили 88 килограммов к предыдущему показателю. Я часто вспоминал слова отца, что когда у человека пропадает желание к чему-то стремиться, то жить становится невыносимо скучно, поэтому он до последних дней стремился вперёд.

Вдохновлённый нашим показателем, я недавно сказал зоотехнической службе хозяйства: следующий ориентир — это хозяйство-лидер из Краснодарского края. Да, у них 14 тысяч от коровы, а у нас чуть более 12 300 килограммов. У них 1 500 коров, а у нас — 3 800, что гораздо сложнее. В конце концов, у нас Сибирь, а не Кубань. Но я точно знаю, что, будь Юрий Фёдорович жив, у него и у нас всех были бы точно такие же ориентиры.

— Что вы считаете главным наследием, которое оставил после себя Юрий Фёдорович?

— Это, безусловно, и физическое наследие, о котором я уже сказал: производственные помещения, социальные объекты, жильё. И конечно же, мощнейший коллектив из 1 000 человек, где каждый на своём месте, каждый является профессионалом высочайшего уровня. И этот коллектив, на мой взгляд, результат не столько дисциплины и жёсткости, подкреплённых хорошими стимулами, сколько торжества человечности.

Главный урок, который я усвоил от отца, — нужно любить людей. При всей своей внешней строгости и жёсткости Юрий Фёдорович всегда очень любил людей и верил в них, никогда не воспринимал их винтиками в большой системе. Он был убеждён, что если относиться к работникам по-человечески, то и они всегда ответят добром, преданностью, результатами. И вся большая жизнь, которую прожил отец, была подтверждением правильности его убеждений. 

Виталий ЗЛОДЕЕВ
back

Материалы по теме:

31.01.22 Жить по-бугаковски

В Верх-Ирменской школе открыли класс в честь председателя племзавода «Ирмень» Юрия Фёдоровича Бугакова

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика