12.01.22

Надо говорить с людьми

Депутат заксобрания НСО Константин АНТОНОВ — об эффективном использовании бюджетных средств, рецептах выживания для отдалённых районов и контактах власти с жителями региона.

Константин Антонов

Константин Антонов работает в Законодательном собрании первый созыв. Он защищает интересы избирателей округа №21, куда входит часть Заельцовского и Железнодорожного районов Новосибирска.

— Константин Александрович, почему вы решили участвовать в выборах депутатов заксобрания в сентябре 2020-го? И как чувствуете себя в новом статусе?

— Я профессионально занимался той деятельностью, которую ведут депутаты, и не имея такого статуса, так что работа для меня не новая. Но я прекрасно понимал, какие возможности даёт депутатский статус, и теперь могу максимально пользоваться этими возможностями. И стараюсь пользоваться. Это, прежде всего, влияние на принятие решений, которые улучшают жизнь людей.

— Как на вашем округе обстоят дела с наказами избирателей? Многие ваши коллеги отмечают, что большинство передвинуто на 2024-2025 годы.

— Наказов было около 500, потому что мы вели очень активную кампанию — мне этот округ знаком ещё с 2017 года. В программу вошло около 300 наказов. Они абсолютно разные. Есть наказы, которые мы уже выполнили, — их около 40. Те, которые требуют ресурсного обеспечения, действительно отошли на 2025 год, что, я считаю, совершенно недопустимо. И здесь необходимо какие-то решения принимать.

Основная часть наказов — это благоустройство дворов. Государство в своё время совершило величайшую подлость, когда скинуло с себя всю ответственность за устаревший жилой фонд, который был построен в советское время, на плечи граждан. Вы теперь собственники — вы сами этим занимайтесь. Не могут люди этим заниматься. Во-первых, очень сложно в многоквартирном доме принять решение. Во-вторых, даже если они решили благоустраивать территорию, это требует денег. При нынешнем тарифе за коммунальное обслуживание их никогда в жизни не найдёшь. Потому что для подавляющего большинства и нынешний уровень квартплаты достаточно высок. Мы готовим пакет документов — поправок и предложений. Потому что понятно: нужно бюджетное финансирование. Часть наказов по благоустройству отнесена на 2025 год, и нет никакой надежды, что они будут выполнены.

— В 2021 году городу были выделены дополнительно 278 миллиона рублей на дорожные работы. Что-то было сделано на вашем округе с помощью этих средств?

— За эти деньги удалось сделать очень много. На мой округ пришлось 5 миллионов 700 тысяч. Мы сразу закатали целый ряд улиц. По предварительной оценке, денег на ремонт всех этих улиц даже не хватало. Но когда мы с подрядчиками, которые выиграли конкурс, пошли эти улицы смотреть, обнаружилось, что можно сэкономить, — где-то достаточно было просто отгрейдировать, выровнять, обустроить сток воды. В итоге дополнительно отгрейдировали ещё четыре улицы, которые в этом сильно нуждались. Или, например, Владимировский спуск — мы деньги выделили на полное его асфальтирование, а когда с подрядчиками выехали, обнаружили, что не надо сплошь асфальтировать, потому что часть улицы принадлежит РЖД и они несколько лет назад её заасфальтировали. А ещё часть этой улицы пока очень крепкая, ровное покрытие. И когда мы объём пересчитали, обнаружили, что у нас есть экономия. И мы её направили на асфальтирование дорожки на Дуси Ковальчук, где автогородок. И заасфальтировали подход к школе №131. Если бы чиновники этим занимались — отыграли бы конкурс, да и всё. А под надзором депутата всё по-другому произошло.

Особый наказ, который очень меня волновал, — это школа №84. Это была моя беда. Школа 1939 года постройки, весь четвёртый этаж съела плесень, он был закрыт. Школу из средней сделали девятилетней. А там активно идёт строительство многоквартирных домов. И куда детей отправлять учиться? Я пришёл к министру образования, спрашиваю: что делать? Он говорит: денег на ремонт нет, но можно посмотреть по статье «увеличение мест в школах». Так и нашли 12 миллионов на создание учебных мест. Но это капля в море! Когда решение уже было одобрено, я пошёл в департамент образования мэрии, к Ахметгарееву Рамилю Миргазяновичу. Он говорит: я тоже выделю деньги. В итоге вскладчину этаж отремонтирован — просто супер. Закупили новое оборудование. Готовятся документы на аккредитацию для получения среднего образования. В 2022 году уже будет средняя школа. Таким образом, мы не просто отремонтировали, а реально спасли школу.

— Принят бюджет области на 2022 год. Ваше мнение об этом документе?

— Я слежу за бюджетом уже лет двадцать. Сейчас ещё более внимательно. И убеждаюсь, что наш бюджет — это не бюджет развития. Тот прирост доходной части, который у нас сейчас заложен, — это инфляционный прирост. Это бюджет, который консервирует ситуацию. И меня всегда интересует, когда я слушаю отчёт министра экономического развития, какие инструменты, какие новые институты развития запускаются сейчас, чтобы улучшить ситуацию, придать динамику процессу. И я вижу, что их нет. На публичных слушаниях по бюджету министр по просьбам депутатов назвал районы области с самой низкой бюджетной обеспеченностью. То есть те районы, которые не просто стагнируют — они вымирают. Кыштовка, Северный, Усть-Тарка и другие. А мы ещё в 2014 году предложили программу развития личных подворий. Мы провели исследование — люди готовы были этим заниматься. Суть программы: за счёт бюджета личным подсобным хозяйствам выделяется скот, выдаётся на откорм, обеспечиваются корма. И люди затем сдают продукцию, а мы помогаем протолкнуть её на рынок. Мы даём инструмент, чтобы они сами себя обеспечивали. Мне тогда сказали: это же не товарное производство. Но никто и не говорит, что это товарное производство. Проблема-то заключается в том, что у нас территории вымирают. У нас цари эти территории заселяли. Ставили остроги, демонстрируя, что это всё — территория России. А сегодня эти территории обезлюдивают. Сегодня мы выплачиваем этим людям пособие, чтобы они с голоду не умерли и чтобы деградировали дальше. Естественно, теряется смысл строительства дорог, проведения газопроводов. Теряется смысл строительства школ, ремонта ФАПов и так далее. Какой инвестор пойдёт туда при таких условиях? Он туда не пойдёт никогда в жизни. Давайте начнём с того, что будем давать людям инструмент к самовыживанию.

АКЦЕНТЫ
Об инвестиционной политике
— Хватит уже приглашать министра экономического развития с отчётом о социально-экономических показателях. Мы эти отчёты можем посмотреть на сайте Новосибирскстата. Расскажите, какие инвестиционные решения по оптимизации управления вы предложили. Свободные экономические зоны есть в Томске, в Кемерово, в Алтайском крае, в Республике Алтай, в Красноярском крае, в Иркутской области, в Татарстане целых пять. У нас ни одной. И зачем нам министерство экономического развития? Я не понимаю.
У нас так и не будет никакого развития в области. Потому что у нас главный инвестор — это государство. А денег в государстве нет. Возникает вопрос: что нужно сделать, чтобы привлечь инвестора? И здесь молчание. Ответа на этот вопрос нет. И никто этим не занимается.
Возьмём наш минсельхоз. Он должен заниматься развитием не только сельского хозяйства, но и сельских территорий. И где они там развиваются? Нигде они там не развиваются. Постоянно собирают сводки о валовом сборе, надоях, привесах. А где ваши предложения по развитию? Если инвестор и приходит, то туда, где есть инфраструктура, есть вода, электричество, газ и рынок. А с Северным, Кыштовкой, Усть-Таркой что делать-то?
О школьных библиотеках
— Я прошёл по школам и обнаружил закономерность: у библиотек хватает денег только на приобретение учебной литературы. Художественную, познавательную литературу не покупали уже 20 лет. Я собрал библиотекарей. Их никто в жизни никогда не собирал. Мы начали обсуждать. Я говорю: готов вам выделить определённые деньги, но должен понимать на что. Конечно, сегодня можно в интернете любое издание найти. Но всё-таки книга — это определённый артефакт материальной культуры. Это шрифт, бумага, иллюстрации, это запах типографской краски. Поэтому мы договорились: каждый библиотекарь на своё усмотрение предложил список авторов, книги которых мы должны были купить. Современная — и российская, и мировая — литература дали за последнее время немало очень хороших произведений. Вот их мы начали покупать.
О QR-кодах и вакцинации
— Я категорический сторонник вакцинации. Но я категорический противник директивно-репрессивных мер. Вспомним, как у нас всё шло: то вакцин не хватало, то очереди на вакцинацию огромные, то записаться невозможно, то вакцины, нужной тебе, нет. Огромный механизм Роспотребнадзора, Минздрава РФ, Минпромторга РФ и так далее — вы не смогли решить элементарную задачу доступности и ритмичности поставок в регионы этих вакцин. То откроют в торговых центрах пункты, то закроют. Вы народ с ума свели просто.
О контактах с населением
— Вот чего у нас в области нет — это контакта. Коммуникации между властью и населением. Я предлагал: давайте устроим баттл, пригласим профессора Нетёсова — ведущего нашего вирусолога, главных врачей поликлиник, главного инфекциониста, биологов из Института биологии и генетики, иммунологов, а с другой стороны — самых отъявленных антиваксеров. Давайте устроим между ними бой, чтобы показать в прямом эфире несостоятельность антиваксерских позиций. Но нет, нам проще QR-коды ввести и запретить всё. Никто же не разговаривает с людьми. Потом мы удивляемся, откуда отчуждение между властью и населением. Вот отсюда.
Татьяна МАЛКОВА | Фото Александра ГРИБАКИНА
back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика