19.10.21

Истории про историю

С какими «подводными камнями» дети и учителя сталкиваются на уроках истории и помогает ли их обходить новый стандарт?

Двое учеников читают учебник истории за партой

Учебник учебником, но никто не станет преуменьшать роль учителя на любом уроке, в том числе истории.

Концептуальные страсти

Только за двадцатый век оценки совсем недавнего прошлого менялись столько раз и так кардинально, что даже нам, взрослым, сложно разобраться, как относиться к Николаю II, Сталину или Горбачёву. «Россия — страна с непредсказуемым прошлым», — сказал как-то раз один сатирик. Что ж тогда говорить о детях, для которых в основном окно в прошлое впервые открывается только вместе с учебником истории, а знания о прошлом даёт учитель? И не вправе ли мы поэтому предъявлять к учебникам истории требования, так сказать, повышенного уровня?

Пожалуй, нет ни одного другого предмета, к которому было бы обращено столько внимания со стороны государства, как к истории. Напомним только несколько самых важных вех последних лет. В 2013 году Российское историческое общество (РИО) подготовило концепцию нового учебно-методического комплекса по отечественной истории — именно она и легла в основу ряда новых линеек школьных учебников. Однако уже на следующий год концепция резко устарела: произошли события, во многом ставшие для России переломными. Шесть ближайших лет уместили в себя Олимпиаду в Сочи, присоединение Крыма, санкционные войны, а затем — кардинальные поправки в Конституцию. И, разумеется, всё это никак нельзя было упустить из виду в школьной программе. В 2020 году министр просвещения РФ Сергей Кравцов попросил РИО подготовить обновлённый вариант концепции. Руководили этой работой академик РАН, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян и ответственный секретарь РИО Андрей Петров. И год назад, 23 октября 2020 года, коллегия Министерства просвещения РФ утвердила обновлённую концепцию преподавания учебного курса «История России» в общеобразовательных школах.

Новая концепция гласит, что в школе должна изучаться история России вплоть до 2020 года, при этом период 1914–1945 годов — в десятом классе, а все последующие события — в 11-м. Появилась там и новая терминология событий прошлого: например, события 1917–1922 годов названы Великой российской революцией.

Примечательно, что проект историко-культурного стандарта включал в себя перечень из 31 «трудного» вопроса истории, вызывающих серьёзные дискуссии в обществе и, соответственно, сложности для учителей. Они касаются как целых периодов русской истории, так и трактовки отдельных личностей и событий — того самого «непредсказуемого», в зависимости от текущей политической конъюнктуры, прошлого. Почему Александр Невский сделал выбор в пользу подчинения русских земель Золотой Орде? Какую роль в истории сыграл Иван Грозный — положительную или отрицательную? Почему в России рухнула монархия, а в разыгравшемся противоборстве победили большевики? Как оценивать правление Сталина, Хрущёва, Брежнева, «шоковую терапию» 90-х и «стабилизацию» 2000-х? Действительно, не каждый взрослый сможет однозначно сказать, что он думает обо всём этом. А детям-то ещё сложнее…

— Антропологический подход, включение России в мировую историю, о которых говорится в концепции, — это можно только приветствовать. Но такое ощущение, что над концепцией работали разные по взглядам авторы, потому что дальше речь идёт о том, что история нужна только для противодействия искажению исторической правды, — говорит директор Новоколледжа кандидат исторических наук Сергей Чернышов.

Единый или единственный?

Нетрудно заметить разницу между учебниками, по которым дети изучали историю в прошлом веке, по стандартам первого поколения, и современными. Задача прежних стандартов — дать информацию о развитии государства и событиях в нём — сменилась системно-деятельностным подходом, призванным научить самостоятельно работать с информацией.

— Если в старых учебниках шла речь о структуре власти, и культорологическому компоненту уделялось немного внимания, то в новых есть попытка показать человеческий фактор, влияющий на изменения в государстве. На мой взгляд, подход неплохой, но учебник усложнён и порой не совсем ясен ученику содержательно. И это стало особенно заметно при дистанционном изучении материала, — поясняет учитель истории и обществознания высшей квалификационной категории Надежда Трапезова.

Сейчас учебниками, соответствующими концепции по отечественной истории, обеспечены 96,7% российских школьников. В этом, кстати, и заключается смысл понятия «единый учебник»: изначально и не предполагалось, что «единый» будет означать «единственный».

— В 2015 году у нас были три линейки учебников — издательств «Просвещение», «Дрофа» и «Русское слово». В этом году подготовлены новые линейки для старших классов с углублённым изучением истории. Какой учебник считать хорошим? Я думаю, что тот, который является адресным, отвечает запросам и возможностям учеников, соответствует представлениям о норме и совпадает с представлениями учителя о том, как лучше преподавать предмет своим ученикам, — говорит заведующая кафедрой отечественной и всеобщей истории Новосибирского государственного педагогического университета кандидат педагогических наук Ольга Хлытина.

В 2017 году, к 80-летию Новосибирской области, у школьников региона появился учебник по его истории.

Напомним, что учебник для 11-го класса «Россия и мир» под редакцией доктора исторических наук Олега Волобуева, изданный «Дрофой», весной этого года попал под огонь косвенной критики со стороны Владимира Путина: по словам президента РФ, «всё что угодно там написано, но не про Сталинградскую битву». После этого Минпросвещения начало проверку всех школьных учебников истории. Тогда же, в марте, оно одобрило к применению в школах учебники под редакцией бывшего министра культуры РФ Владимира Мединского. Сам Мединский говорил, что в школьных учебниках истории «должны с опорой на факты приводиться наиболее достоверные проверенные оценки учёных с учётом наших государственных интересов».

Используются в школах и другие учебники: выпущенный «Просвещением» в 2011 году учебник под редакцией Александра Левандовского, учебники издательства «Русское слово» под редакцией Юрия Петрова и Сергея Карпова и так далее. Однако в классах, где упор делается на гуманитарные предметы, учителя предпочитают другие средства для подачи материала.

«Я историю люблю: мне легко проводить параллели между разными историческими событиями и рассуждать о них. Самая сложная тема, наверное, — революция 1917 года и период между ней и Великой Отечественной. Помогают понять эти события фильмы и книги, которые советует наш учитель истории, — он у нас классный. На уроках проходим темы в основном по презентациям, а учебником (в данном случае это учебник Владимира Шестакова. — Прим. «Ведомостей») почти не пользуемся», — говорит ученица 11-го гуманитарного класса одной из новосибирских гимназий Александра. А её одноклассница Полина, которая планирует сдавать ЕГЭ по истории, добавляет, что очень сложной темой является Гражданская война — из-за обилия одновременно происходящих событий и их участников.

И, действительно, без хорошего учителя усвоить материал не поможет никакой учебник — особенно сейчас, когда дети, как известно, не очень любят читать.

— Сам учебный материал задачи формирования самостоятельной личности не решает, нужен тьютор как минимум, и достаточно грамотный. Учитель должен научить читать карту, анализировать документ и побудить ученика самостоятельно сформулировать свое мнение по конкретному вопросу. Тесное сотрудничество «ученик-учитель» позволяет не только усвоить исторический материал, но и воспитать думающего человека, — уверена Надежда Трапезова.

— Например, тема о распаде СССР. Простых ответов, почему он развалился, нет. Говорить об этом можно по-разному, но можно просто посмотреть на драматическую историю Горбачёва, который после подписания Беловежских соглашений ещё две недели оставался в Кремле. По его пресс-конференциям видно, что это раздавленный человек, переживающий личную трагедию. Две минуты тут скажут больше, чем тысячи слов, — считает Сергей Чернышов.

Люблю тебя, мой край родной

И наконец, пара слов об истории местной. Очень долгое время изучение истории сводилось исключительно к мировой и отечественной, оставляя за скобками прошлое родного края. Понимание того, что нужно знать, как жил и развивался свой город и регион в то время, когда проводил свои реформы Пётр Великий или полыхала Гражданская война, приходило постепенно. Теперь изучение истории страны через историю регионов включено и в культурно-исторический стандарт, а в 2017 году у школьников области появился учебник по её истории. Его издание было включено в план мероприятий по празднованию юбилея области, утверждённый распоряжением губернатора. Тогда учебником снабдили все школы региона — в свободной продаже он, к сожалению, не появился. Сейчас, четыре года спустя, уже возникла необходимость как минимум в печатании его дополнительного тиража, если не второго дополненного издания. Дело в том, что за четыре года в Новосибирской области, исполняя нацпроект «Образование», власти построили ещё несколько школ, только в 2019-2020 годах их введено 12, и их учащимся учебников по истории НСО не досталось. Кроме того, интерес к учебнику проявили и учреждения среднего профобразования, поэтому часть тиража нужна и для них. Остаётся надеяться, что в 2022 году, когда область будет отмечать 85-летний юбилей, выйдет новое издание увеличенным тиражом.

— Поскольку сейчас для каждого выходящего учебника необходима обязательная электронная версия, хотелось бы, чтобы учебник по истории Новосибирской области имел не просто такой вариант, а интерактивный, чтобы учителя и ученики могли его редактировать. В других регионах России до сих пор нет ничего подобного, так что здесь мы можем быть первыми, — говорит Ольга Хлытина.

Виталий СОЛОВОВ | Фото Александра ГРИБАКИНА

 

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика