04.10.21

Одинаково разные

Как помочь детям мигрантов пережить «культурный шок», связанный с переездом в чужую страну, и почему они стали заложниками взрослых?

Дети мигрантов на пороге школы

Проект «Одинаково разные» должен помочь детям-инофонам с интеграцией.

На заседании Совета по межнациональным отношениям президент России предложил «не формально, а фактически глубоко адаптировать детей мигрантов к российской языковой среде, чтобы они могли погружаться в систему наших российских ценностей». Несмотря на «коронавирусные» снижения миграционных потоков, Новосибирская область продолжает занимать четвёртое место среди регионов с высоким процентом «прибывших» — знаменитая «хилокская» школа №66 в Новосибирске уже на 75% состоит из детей-инофонов (инофон — носитель иностранного языка и соответствующей картины мира, термин используется по отношению к иммигрировавшим в Россию из стран ближнего зарубежья, для которых русский язык является вторым, а не родным языком). Обычно про таких детей говорят, что «они плохо говорят на русском», портят школьную статистику и вынуждают коренное население идти в другие школы.

Никаких поблажек
Из методички, созданной РАНХиГС при поддержке министерства региональной политики Новосибирской области:
«Рост детей мигрантов в образовательном пространстве формирует ощутимые вызовы, связанные со слабым знанием ими русского языка, низкой готовностью к систематическому обучению, закрытостью семьи от социума. Большое опасение вызывает и возможность межэтнических конфликтов, в основе которых лежат обоюдные негативные установки и психологическое недоверие к людям иной национальности. Отчётливо просматривается и проблема “анклавизации” школ Новосибирска со значительной долей учащихся-мигрантов. В силу компактного проживания принцип приёма в школу по месту жительства создаёт диспропорцию в распределении детей мигрантов среди образовательных учреждений города».

Как бы мы ни пели дифирамбы своей толерантности, но проблемы детей мигрантов у большинства населения активного сочувствия не вызывают: родители стараются не отдавать своего ребёнка в «анклавную» школу, учителя жалуются на «меня твоя не понимай», а обыватели ворчат — «понаехали».

По данным министерства региональной политики НСО, в регионе учатся в школах более 2 700 детей-инофонов.

Российские педагоги считают: в школах нет специально подготовленных учителей русского языка как иностранного — и это главное «слабое звено». Вот если бы вы оказались, к примеру, в узбекской школе с нулевым знанием местного языка — зашёл бы вам учебный процесс? Вот и дети-инофоны в наших школах чувствуют себя изгоями: ничего не понимают, скучают и защищаются от враждебной среды с помощью агрессии. Как правило, русским языком с ними занимаются учителя русского языка и литературы — без методичек, пособий и особенных программ «преподавания русского как иностранного». Ну и этнические конфликты, вырастающие из тотального непонимания, никто не отменял.

— При переезде дети оказываются в чужой культурной среде, — говорит представитель образовательного проекта «Одинаково разные» Наталья Полканова. — И для них это шок, стресс, а иногда и трагедия — взрослые насильно вырывают их из привычной среды обитания по своим семейным причинам. Они не знают языка и не могут войти в нормальную коммуникацию. А в их семьях после переезда ничего существенно не меняется: в ней продолжают говорить на родном языке и сохраняют все привычки и традиции. По существу семья меняет только географию проживания. И когда ребёнок после школы, где ему трудно, возвращается домой, то он делает выводы: дома всё родное, а значит, хорошее. А в школе всё чужое — значит, плохое. Он заложник ситуации.

Заместитель директора школы №66 по учебно-внеклассной работе Алла Веременникова рассказывает, что дети-инофоны иногда несут и бремя переводчиков-коммуникаторов между новым социумом и семьёй. Где-то через полгода обучения они начинают понимать русский язык, поэтому, когда родителей вызывают в школу, переводят им с русского на родной. А это совершенно несвойственная роль для ребёнка, которому нужно не межнациональный диалог между взрослыми выстраивать, а учиться и радоваться детству. Между тем федеральный государственный образовательный стандарт в школе №66 никто не отменял: у детей-инофонов нет поблажек — все экзамены они сдают на общих основаниях. Поэтому учителям приходится отчаянно импровизировать и находить другие способы подачи материала.

— У нас работают учителя — носители узбекского, к примеру, языка, — рассказывает Анна Николаевна. — Светлана Рифатовна 20 лет проработала в Узбекистане в специальной национальной школе по программе России. Да, мы пытаемся найти способы интегрировать наших детей в русскоязычную среду — проводим много мероприятий, межнациональных фестивалей. Но нужна конкретная программа и понимание, куда нужно двигаться.

Через погружение в культуру
Из методички, созданной РАНХиГС при поддержке министерства региональной политики НСО:
«Наглядным примером является всем известный Чайна-таун — район Нью-Йорка, где проживают мигранты китайского происхождения. И в Новосибирске можно уже наблюдать формирование таких этнических районов, возникающих преимущественно на окраинах: например, район Хилокского рынка или новые микрорайоны за Гусинобродским шоссе. Дети из таких мест локального проживания мигрантов вполне адаптированы в своей среде и в целом не испытывают сильного дискомфорта в ближайшем социуме. Но, как правило, формируют социальные связи только с такими же, как они, образуя группы по этническому признаку. Более того, подобные группы могут конфликтовать с другими этническими группами, закрепляя свою приверженность к собственному этносу».

В наш регион при поддержке министерства образования НСО заходит уникальный проект «Одинаково разные», успешно отработанный в школах Калужской области с большим процентом детей-инофонов. В основу проекта легла авторская программа социальной и языковой адаптации детей мигрантов, разработанная для педагогов школ. А началось всё с того, что в посёлок Белоусово Калужской области приехали учителя по программе «Учитель России» и через пару месяцев работы приуныли: детей-инофонов много, обычные методы с ними не работают, уроки русского языка почти бесполезны. Но учителя были молодые и неравнодушные, поэтому придумали специальный метод в несколько этапов — обучение педагогов (преподавание русского языка как иностранного), социализация детей-инфонов и погружение их в культурный контекст. Да-да, именно это — «Я поведу тебя в музей, — сказала мне сестра».

В программе «Одинаково разные» примут участие 12 школ Новосибирской области — в их числе школа №66.

— От каждой школы мы берём команду из трёх учителей: двое отвечают за русский как иностранный, третий за социальную адаптацию, — рассказывает организатор проекта Ирина Белоусова. — В качестве преподавателей русского языка как иностранного мы предлагаем выступить учителям английского языка либо учителям начальной школы. Они быстрее перестраиваются — в отличие от учителей русского и литературы, которые смотрят на преподавание через чёткую структуру языка.

Учителя будут обучаться на курсах повышения квалификации по программе, разработанной экспертами МГУ и Герценовского института, а организаторы проекта снабдят школы учебниками, методической литературой и грантовой поддержкой. Кроме занятий по «иностранному русскому» Наталья Полканова и Ирина Белоусова предлагают школам создать «клубы выходного дня», где ребята из других стран могли бы записывать подкасты о своей родине, устраивать кулинарные мастер-классы и общаться в непринуждённой обстановке. Интеграция  — дело не одного дня, процесс длительный, но нужный.

ЦИТАТА

Заместитель министра образования НСО Мария Жафярова:

— Это очень важный проект для нашего региона. Я не могу сказать, что дети-инофоны являются для нас проблемой — дети по определению не могут быть проблемой. Но существует вызов и нам нужно на него реагировать поступательными действиями. Преподавание русского языка как иностранного должно стать мощной языковой адаптацией — потому что если ребёнок доходит до седьмого класса и плохо знает русский язык, то о какой интеграции может идти речь? И мне по душе второй этап программы — культурно-социальная адаптация как элемент воспитания. Самая главная фишка проекта — это командная работа. Мы будем учителей учить командами, чтобы проект пророс, а не стал ещё одним поводом для галочки.

Атмосфера недружелюбия

Хилокский рынок

Хилокский рынок — это не только фрукты-овощи-халяль, но и отдельное государство со своим языком.

Из методички, созданной РАНХиГС при поддержке министерства региональной политики НСО:
«Слабое владение языком порождает неуверенность в себе и тревожность, которая приводит к стремлению общаться только с соотечественниками, а это сильно ограничивает социальные связи, формируя внутреннее ощущение отчуждённости и недоверия к местному населению. Тем самым затягивается процесс адаптации к новой культуре и осложняется процесс интеграции, в том числе и по причине отсутствия необходимой мотивации. Так, большинство мигрантов, оценивают Россию как не очень дружелюбную страну, в которой отношение к представителям других этносов определяется преимущественно негативными установками».

Наталья Полканова и Ирина Белоусова, приехавшие к нам из Калужской области внедрять проект, поделились своими наблюдениями после «прогулки» по району Хилокского рынка: неуютно — не то слово. И дело здесь не в цвете коже и разрезе глаз, а в общей атмосфере настороженности и недружелюбия новосибирского анклава.

— Нам, как приезжим, бросились в глаза многие нюансы, — делится Наталья. — К примеру, многие вывески магазинов и кафе написаны на языке хозяев этих заведений. Мы захотели поесть и начали искать кафе. Везде одинаковая картина — сидят мужчины восточной внешности и с неодобрением смотрят на нас, женщин. Мы понимаем, что их уклад таков — женщина сидит дома с детьми. Но нам очень не по себе было. Вы, новосибирцы, может, уже этого не замечаете, но у вас под боком выросло целое поселение, где трудно услышать русскую речь.

Отчасти проект «Одинаковые разные» ещё и про то, как отсутствие качественной интеграции влечёт за собой рождение вот таких гетто, откуда бежит коренное население, продавая за бесценок квартиры и переводя своих детей в «нормальные» школы. Понятно, что проект не сделает район Хилокского рынка привлекательным для покупки квартиры, но снизить градус межэтнической агрессии — попытается, через детей.

Наталия ДМИТРИЕВА | Фото Александра ГРИБАКИНА
back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика