15.04.21

Назад в 90-е

Почему Новосибирск превращается в барахолку и нужны ли людям стихийные рынки?

Когда вещевой рынок «закосил» под ярмарку.

Чтобы вернуться в «лихие 90-е», не нужно листать старые фотоальбомы или смотреть документальное кино тех лет. Достаточно просто приехать на площадь Маркса или выйти на станциях метро «Золотая Нива» и «Заельцовская». И будут музыка из каждого киоска, и запах еды, и трусы-носки-очки-полотенца-колготки, и помидоры-овощи, и всё что твоя городская душенька пожелает — ярко, пряно, громко. Вот только Новосибирск такое ностальжи не красит — он и без стихийной торговли нынче убогонько выглядит.

Картина маслом

В Новосибирске огромное количество «едален» на любой вкус.

Площадь Калинина — это вам не многоэтажное гетто на задворках города. Это, на минуточку, Красный проспект, одно из центральных «лиц» города, которое сегодня явно урбанистическим интеллектом не отягощено. Возле каждого выхода из метро — бойкая торговля «всем». Прилавки с фруктами-овощами наши друзья из Средней Азии лепят к магазинным витринам. Торговцы постельным бельём без маркировки зазывают покупателей. Можно купить очки. Или семейные трусы. Или носки. Или копчёное сало. А потом зайти в шаурмичную и пообедать. По выходным дням сюда приезжают «кооператоры» из сёл — торгуют фермерским продуктом. В общем, всюду жизнь, и с приходом тепла она ещё сильнее «колосится». Мы ничего не имеем против трудовой копеечки, которую зарабатывают бабули, торгующие зеленушкой со своего огорода. Но на площади Калинина очень много «перекупов», которые продают не своё. Зимой одни и те же лица предлагают сало, соленья и багульник, а летом — овощи и зелень в промышленных масштабах. Иногда на площадь Калинина заезжают рыбаки — продают лещей и карасей. И над всем этим рынком в центре «парит» реклама очередного застройщика элитного жилья. Картина маслом — привет, 90-е.

Кстати, стихийные прилавки с фруктами есть и в районе станции метро «Красный проспект» — рядом с остановкой (напротив бывшей «Жёлтой подводной лодки») можно купить на бегу очень дешёвые фрукты-овощи. Наш друг из Средней Азии сразу прикинулся глухонемым, когда мы его спросили: а чего на Центральном рынке-то не торгуется? И откуда хурма будет по 50 рублей за килограмм? А клубника за 150 рэ лоток?

— На Речном вокзале — и внизу, вокруг «Реки», и наверху, на пересечении улицы Восход и трамвайных путей, — вот уж, где ничего не изменилось. Вернее, изменилось, но быстро вернулось обратно — также торгуют сомнительного качества фруктами, — продолжает «видеоряд» в «Фейсбуке» пресс-секретарь театра «Старый дом» Юлия Щеткова.

Кстати, сотрудники Сибирского института оздоровительного питания регулярно проводят рейды по Новосибирску — на предмет сертификации продукции, которой торгуют с нестационарных объектов. И год за годом рассказывают о своих печальных наблюдениях в СМИ — сертификатов качества нет, на этикетках изготовитель не указан. И, скорее всего, постельное бельё, которым завалены лотки на улицах города, сшито где-то в «укромном цехе». Свободный рынок, а вы что хотели?

Сквозь подобную рыночную оптику смотрит на мир и «Золотая Нива». Тут тебе и киоски, и шаурма, и уличная торговля, и лифчики-трусы — будто паруса надежды в наше неспокойное время стихийного капитализма.

Департамент промышленности, инноваций и предпринимательства мэрии Новосибирска информирует: в 2019 году в городе составили 576 протоколов за несанкционированную торговлю и наложили взысканий на сумму 2,9 млн рублей. В 2020 году — 366 протоколов и взысканий на сумму 3,9 млн рублей. С начала 2020 года город освободили от 326 нестационарных объектов, которые были установлены незаконно.

Торговый архетип

В 90-е годы площадь Маркса была филиалом Гусинской барахолки — с длинными лабиринтами торговых рядов, где можно было купить чёрта лысого. Кстати, в Новосибирском открытом университете была как-то интересная лекция об архетипах Новосибирска, на которой лектор чётко объяснил, что у площади Маркса архетип крупного торгового узла, поэтому её не переделать и не перевоспитать. Она всегда будет «торгашкой», несмотря на все усилия властей, — даже памятник Покрышкину не даст ей «крыльев».

В будни на площади Калинина торгуют очками, в выходные — колбасой.

Сегодня здесь разве что «Владимирский централ» из киосков не доносится. Просто прошло 30 лет, и музыкальные пристрастия сменились. А так всё как тогда — над площадью плывут запахи острой восточной приправы, коробейники устанавливают раскладные прилавки, а самодельные торговые ряды закручиваются в грязные лабиринты, которые изо всех сил пытаются прикинуться официальными. Самое интересное, что «торгашка» и мэрия играют на площади Маркса в «казаки-разбойники»: после очередного журналистского наезда мэрия начинает разгонять и штрафовать, но через какое-то время всё возвращается на круги своя.

Филиал Центрального рынка на площади Калинина.

Сейчас, к примеру, идёт противостояние стихийного вещевого рынка, который возник на частной территории ТЦ «Гранит», и муниципалитета — мэрия уже подала в суд и намерена обратиться в прокуратуру. Первым официальным лицом, который обратил на это внимание, стал депутат горсовета Александр Бурмистров, выложивший фотографии рынка в соцсеть. Затем подключились журналисты — и всё завертелось. Выяснилось, что частная земля ТЦ «Гранит» арендуется под ярмарку, под которую закосил обычный вещевой рынок. И если домики-палатки будут признаны судом объектами нестационарной торговли, то даже прокуратура не сможет выселить с территории ТЦ «Гранит» этого самозванца. В общем, торговый архетип площади Маркса держит свои рубежи.

По данным департамента промышленности, инноваций и предпринимательства мэрии Новосибирска, сегодня в городе согласована работа 24 ярмарок, рассчитанных на 1 268 торговых мест.

Удержаться на плаву

Площадь Маркса держит свои торговые рубежи.

Социологи уверены: в народе крепко сидит память 90-х, когда страна рухнула в бездну. Люди тогда в одночасье потеряли всё — и внутреннюю опору, и работу, и надежду. И чтобы не умереть с голода, пошли на улицы торговать. Поэтому всякий раз, когда они чувствуют опасное колебание экономического маятника, срабатывают защитные механизмы — с антресолей достаются легендарная полосатая «сумка оккупанта» и складной столик. Известный российский социолог Вадим Радаев пишет в своей научной работе о том, что «стихийные рынки до сих пор существуют потому, что есть спрос на товар и доступные цены. Мы не видим страшных последствий свободной торговли, которыми нас пугают, наоборот — стихийный рынок — это удобно, это расширение предложения, главным образом, для менее обеспеченных слоёв населения».

Наши друзья из Средней Азии лепят свои прилавки к витринам магазина.

А вот как отреагировала на предложение «Ведомостей» в «Фейсбуке» поделиться адресами стихийных рынков, Эмилия Аркадьевна С., которая называет себя «народным экспертом по рынкам»:

— Во все времена стихийная уличная торговля помогала решать трудности в экономике, а сейчас, в связи с пандемией, малому бизнесу особенно трудно, его и так почти задушили. Я сама покупаю трусы и лифчики на улице и скажу, что у «коробейников» они на порядок дешевле. Но этим «администраторам» всё неймётся: они якобы заботятся о лице города, о городской казне, а на деле помогают обирать мелкую торговлю всем прилипалам от власти. Садоводам почти невозможно стало продать излишки с огородов, рыбакам — рыбку, собственноручно связанный платок, халатик из Ташкента или Бишкека, да мало ли ещё чего! Думаю, нужно узаконить места для удобной уличной торговли, пусть люди платят в «кассу», как в автобусе, малую мзду, и хочу напомнить, что в 90-е мы бы не выжили без рынка, и ничего хорошего, кроме людской досады, ваши «радетели» не принесут. Добавлю: я объездила пол-Европы, бывала в Китае и в Средиземноморье и нигде не видела по отношению к рынкам дурости большей, чем в России».

В общем, в этой теме, конечно, не всё так однозначно, как кажется. Но нам думается, что Новосибирск должен соответствовать званию города. Особенно когда мы говорим о себе, что мы — столица Сибири и третий город в России.

Наталия ДМИТРИЕВА | Фото Алексея ИГНАТОВИЧА

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика