16.03.21

Не дно, а тло

Как в ЦК19 «похоронили» арт-группу «МЫК», которая добровольно встала на путь музеефикации

Арт-объект, посвящённый спектаклю-тексту «Грибы» из репертуара «Первого театра».

Современное визуальное искусство — это серьёзный интеллектуальный вызов для зрителя, идущего по пути новых эстетических рефлексий. Мало того, что смысл большинства арт-объектов прячется в личной «слепой зоне», так ещё и предательские мысли в голову приходят. Помните, знаменитое высказывание Ильи Глазунова: «Поднимите руку те, кто не может нарисовать «Чёрный квадрат»?» В общем, новый кураторский проект «ТЛО. Похороны МЫК», представленный в Центре культуры ЦК19, вызвал много кулуарных разговоров и даже споров, потому что современное искусство, как говорит известный художник-концептуалист Юрий Альберт, «это вам не 200 граммов пигмента на грязной тряпке, а что-то, что возникает между зрителем и этим объектом на стене». А судя по всему, между зрителями и арт-объектами группы МЫК интеллектуальные напряжения всё-таки возникли.

Арт-группа «МЫК» — это молодые художники, работающие на стыке современного искусства и постдраматического театра, предлагающие зрителю не смотреть, а чувствовать. Новые чувствования они проецируют через различные медиумы — перформансы, звуковые инсталляции, арт-объекты, видеоарт, графику и живопись. А ещё для арт-группы «МЫК» важна горизонталь коллективного общения — в их творческом комьюнити нет кураторов и исполнителей.

Творческая группа «МЫК» основана в 2019 году Евгением Лемешонком, Владимиром Бочаровым, Полиной Кардымон, Денисом Франком и Сергеем Чеховым.

— Эта выставка проблематизирует вопросы коллективности и возможности горизонтального диалога в группе, — рассказывает куратор ЦК19 Пётр Жеребцов. — Похороны группы «МЫК» — это, с одной стороны, ревизия совместных действий, а с другой — проверка реальности существования группы. Как будто группа иронизирует над музеефикацией любой инициативы, когда та попадает в стены институции, но и надеется, что это ситуация станет точкой их пересборки.

На похоронах группы «МЫК» каждый был волен пуститься на поиск собственных смыслов, выискивая в многообразии арт-объектов личные островки «интеллектуальной безопасности», где можно было нащупать что-то своё — привычное и родное. К примеру, очень терапевтической и жизненной оказалась работа RAKOVINATOKA, которая родилась во время самоизоляции, когда люди были вынуждены проводить бок о бок 24/7.

Герои RAKOVINATOKA нашли в себе силы честно рассказать о том, через какие эмоциональные рифы проходят пары.

На большом экране — раковина с грязной посудой, две пары рук моют грязные чашки-кастрюльки, чёткие и выверенные движения «сиамских близнецов», техника понимающих друг друга людей. За кадром идёт наложение женского и мужского диалога — пара пытается излить свои претензии из серии «меня бесит, когда ты с умным видом рассказываешь другим девушкам о метафизике галактик». Проект получился очень личный — Сергей и Ксения Чеховы откровенно рассказали о том этапе отношений, когда всё труднее соблюдать «пакт о личном ненападении».

— Для меня эта совместная работа стала попыткой разобраться в накопившихся проблемах, — рассказывает о «либретто» проекта Ксения Чехова. — После длительного совместного нахождения в самоизоляции нервы начали сдавать, и мы решили задать друг другу ряд волнующих вопросов. Мы выписали их и, оставшись каждый наедине с собой, включили аудиорекордер. Когда мы выясняем отношения в диалоге, многие важные вещи ускользают из-за эмоций.

Экспозиция, посвящённая проекту «Пределы», — «на мраморе нашей кожи».

Неожиданно метафизичным получился видеообъект «Храм шума», который родился в результате исследования городской среды на предмет её сакрализации. На этот раз новый смысл обрёл тоннельный спуск в Железнодорожном районе, где вокал грохочущих поездов сливается с хором автомобилей — исследователи поняли, что именно здесь город приносит на свой урбанистический жертвенник звуковые подношения.

— Это место воспринимается как своеобразный портал между двумя районами города, а на фоне звукового погружения — это прям мифологический шлюз, — рассказывает Сергей Чехов. — Работая с монтажом, я как раз старался передать эти ощущения.

Название проекта «ТЛО. Похороны группы МЫК» отсылает к древнерусскому слову «тло», означающему «дно» и «основание».

Полина Кардымон и инсталляция «Это всё ты».

Некоторые арт-объекты вводили в интеллектуальный ступор: к примеру, инсталляция в виде трёх стеклянных банок, в которых законсервированы наши мысли и мечты в виде воды и осколков зеркал, под вывеской «Это всё ты». Можно увидеть в этом арт-объекте повторение: тот же Юрий Альберт уже консервировал в трёхлитровой банке воздух Третьяковской галереи. А можно — дерзновенность молодых, которые пытаются сказать, что современное искусство — не всегда про визуал, а про смысловую составляющую и коммуникативную природу современного человека. Другое дело, что некоторые «похоронные» арт-объекты могут показаться на искушённый просвещённый взгляд всего лишь кирпичом в концептуальном фантике, но это, скорее всего, лишь вопрос субъективного вкуса. Или — творческого опыта группы «МЫК». В общем, всё неоднозначно в этом мире современного искусства.

Выставка работает в ЦК19 (ул. Свердлова, 13) до 28 марта.

Наталия ДМИТРИЕВА | Фото Валерия ПАНОВА

back
527

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up