16.03.21

Публика нам доверяет

Худрук Новосибирского академического симфонического оркестра Томас ЗАНДЕРЛИНГ — о концертах в «Зарядье», знакомстве с Шостаковичем и предпочтениях зрителей

18 марта Новосибирский академический симфонический оркестр исполнит симфонию №11 Дмитрия Шостаковича в Московском концертном зале «Зарядье». Произведение прозвучит в большом проекте, посвящённом 115-летию композитора. 12 и 13 марта исполнение симфонии состоялось и в Новосибирске. 

Томас Зандерлинг родился в Новосибирске 2 октября 1942 года в семье легендарного немецкого дирижёра Курта Зандерлинга и физиотерапевта Нины Бобат. Окончил Специальную музыкальную школу при Ленинградской консерватории по классу скрипки. В конце 1950-х семья переехала в Восточную Германию, где Томас получил дирижёрское образование в Музыкальной академии Восточного Берлина. Маэстро Зандерлинг активно дирижирует по всему миру, сотрудничает с выдающимися коллективами, много работает в опере, записывает компакт-диски с сочинениями Шостаковича, Малера, Чайковского. После выхода CD-премьеры «Сюиты на слова Микеланджело» Шостаковича Томаса Зандерлинга стали приглашать в качестве ассистента Герберта фон Караяна и Леонарда Бернстайна. С Новосибирским академическим симфоническим оркестром сотрудничает с 2002 года, в сентябре 2007-го стал главным приглашённым дирижёром, в 2017-м назначен художественным руководителем и главным дирижёром, в сентябре 2020-го контракт был продлён ещё на три года.
Мы рады каждой встрече

— Томас Куртович, 18 марта Новосибирский академический симфонический оркестр выступит в «Зарядье». Каково значение этого концерта для оркестра?

— Мы очень рады участвовать в цикле концертов в честь выдающегося композитора Дмитрия Шостаковича. Этому предшествовала цепь событий. Два года назад не без моей инициативы были организованы гастроли оркестра в Великобритании — в Лондоне и Эдинбурге. Был также концерт в Москве — оркестр впервые выступил в абонементе Московской филармонии. И в «Зарядье» наш коллектив уже выступал — это был концерт после немецкого тура в 2019 году. Нынешнее приглашение — логическое продолжение успешной деятельности оркестра, в этом цикле симфонии Шостаковича исполняют ведущие оркестры страны. Кроме того, в следующем сезоне у нас предстоит концерт в Московской филармонии на сцене Концертного зала имени Чайковского. А в мае 2022 года оркестр снова отправится в Великобританию. Так что пошёл уже второй круг приглашений, и это приятно. 11-я симфония — монументальное произведение великого симфониста. И публика его ценит, и наш оркестр с удовольствием исполняет, мы надеемся на удачные гастроли.

— Вы лично были знакомы с Дмитрием Шостаковичем. Каким он был человеком?

— Дмитрий Дмитриевич с супругой пришёл на мой дебют в Москве, хотя в той программе не было его произведений. Он подошёл ко мне ещё в антракте — я был потрясён, буквально остолбенел. Шостакович обладал каким-то невероятным воздействием на людей. Он доверил мне премьерное исполнение 13-й и 14-й симфоний в Германии — пригласил домой и вручил подготовленные партитуры с очень тёплыми дарственными надписями. Как все великие музыканты и композиторы, Шостакович ожидал интерпретации. Он сам был прекрасным интерпретатором и не желал, чтобы интерпретация дирижёра шла вразрез с его концепцией композитора, но при этом явно хотел творческого исполнения. А в 2006 году, когда отмечалось 100-летие со дня рождения Шостаковича, в Берлине было исполнено два полных цикла его квартетов. Мне выпала радость и честь дирижировать Концертхаус-оркестром в юбилейной программе, исполнялись 6-я симфония и «Сюита на стихи Микеланджело». Программа шла три дня: в четверг в зале были отдельные свободные места, в пятницу зал был полон, а в субботу стулья добавляли.

— Концертный зал «Зарядье» — сегодня самая престижная площадка в стране. Что вы можете сказать о его возможностях?

— Акустический проект был выполнен одним из редчайших акустиков в мире — господином Ясухиса Тойота. Им было сделано много проектов в Европе. Он работал с акустикой Концертного зала Мариинского театра, где мы тоже выступали. А зал «Зарядье» — современное здание, созданное с большим вкусом и знанием, там действительно очень хорошая атмосфера для концертных исполнений.

— Новосибирский академический симфонический оркестр в этом году отмечает юбилей. Программа «65 лет триумфу» уже стартовала. Какие встречи ждут новосибирскую публику?

— Наш оркестр имеет серьёзные традиции, напомню только об исполнении произведений Шостаковича: с 10-й началась творческая жизнь оркестра, а на исполнении 13-й присутствовал сам автор. За время моей работы с оркестром мы определились с дирижёрами, солистами, которые интересны и полезны и публике, и нам. В марте-апреле состоится Транссибирский арт-фестиваль, оркестр является его базовым коллективом. Что касается программы на этот год, я очень рад, что Владимир Иванович Федосеев принял наше приглашение и будет дирижировать концертом, завершающим Рождественский фестиваль. В программе оркестра в течение года — выступления с Валентином Урюпиным, Михаилом Грановским, Александром Лазаревым. Приедет к нам с австрийской программой Саша Гётцель, публика знает его по Транссибирскому арт-фестивалю. Мы ждём Александра Рудина, одного из ведущих дирижёров венской классики. Пригласили молодого дирижёра Николая Цинмана, недавно он получил премию на всероссийском конкурсе дирижёров, я был членом жюри. Так что мы работаем не только с теми, с кем у нас сложилось эффективное сотрудничество, но и готовы знакомиться с новыми именами.

Есть традиция

— Создатель и главный дирижёр нашего симфонического оркестра Арнольд Михайлович Кац растил в Новосибирске своих дирижёров. Можно ли говорить о сибирской школе?

— В России почему-то очень любят слово «школа». Например, про меня в Москве говорили, что я дирижёр немецкой школы, но, если вы спросите об этом в Германии, вас не поймут. Есть традиции, но не школа, мы же не балет, где есть школа Мариинки и Большого. Да, у Арнольда Михайловича Каца были ученики, и успешные. Но я не стал бы говорить о школе. Я был дружен с Арнольдом Михайловичем и, приезжая в Новосибирск, всегда бывал у него дома. Он сам ученик Ильи Александровича Мусина — вот у кого своя школа! Но послушайте оркестр под управлением Валерия Гергиева или Юрия Темирканова, учеников Мусина, и вы поймёте, что они очень разные. Потому что это очень одарённые люди. Вообще, профессиональное дирижирование в России началось очень поздно, свои крупные дирижёры появились здесь только в 1930-х годах. До этого в основном работали приглашённые. Частым гостем в России был великий немецко-венгерский дирижёр Артур Никиш, который дирижировал премьерами Петра Чайковского. В России работали американский дирижёр Эмиль Купер и английский Альберт Коутс. Одним словом, эта преемственность пришла из Европы.

— Как развивается оркестр и как он пополняется сегодня?

— Слава Богу, оркестр развивается очень хорошо, получил большое профессиональное признание в российских столицах и за границей, в таких важных местах, как Лондон и Эдинбург, где регулярно представлены ведущие оркестры мира. После нашего тура крупнейший промоутер, который был на наших лондонских концертах, спросил у меня, кто содержит оркестр, я ответил, что губернатор. Он спросил, можно ли написать этому человеку письмо, и написал восторженный отзыв об оркестре и наших гастролях… С другой стороны, меня беспокоит ситуация с воспитанием музыкантов, особенно оркестровых. Есть вопросы к уровню подготовки не только в Новосибирской консерватории, но и в консерваториях Москвы и Петербурга. Это очень серьёзная тема, в России не существует системы воспитания оркестровых музыкантов, а это профессия. У нас же готовят в основном инструменталистов.

— Есть проблемы с пополнением кадров?

— Когда у нас появляются вакансии — с уходом людей на пенсию или отъездом музыкантов в другой город, нам удаётся пополнять наш оркестр хорошими профессионалами, и мы их здесь растим дальше. Проблема качественных кадров существует и в Москве, и в Петербурге. Другое дело, российские музыканты сегодня могут играть в любой стране. Поэтому особенно остро встаёт вопрос материального положения, люди едут работать за границу главным образом по этой причине.

Жизнь наладится

— Пандемия длится больше года — как сильно пострадал от локдаунов музыкальный мир? И есть ли положительные перспективы выхода?

— России во всём мире очень завидуют, потому что мы продолжаем работать. В Европе закрылось всё. У меня там было только несколько проектов, и те онлайн. Кстати, Новосибирск может служить примером позитивной ситуации, что, конечно, радует. Мы благодарны властям — в России, как и в Германии, в период простоя сохранялась зарплата. Это не везде так. Опыт пандемии показал, что публика очень соскучилась по живым мероприятиям. И когда пандемия будет побеждена, музыкальная жизнь наладится.

— Вы уже поставили прививку?

— Да, хотя ничего специально для этого не делал. Я был в Лондоне, и мне пришло смс-сообщение с приглашением поставить прививку. Так я поставил первую прививку вакциной Pfiser, чувствовал себя хорошо, предстоит вторая. Некоторые люди не торопятся ставить прививку или вовсе отказываются от неё. Врачи во всём мире говорят, что медицина не знает ещё, каковы последствия прививок, слишком мало времени прошло, но ставить их нужно, чтобы не заболеть, потому что коронавирус чреват последствиями, о которых мы пока тоже мало знаем. И тут врачи единогласны: прививайтесь, люди!

— На концертах вы чувствуете настроение публики? Как работает эта обратная связь?

— В Новосибирске очень хорошая аудитория. Музыка не драмтеатр, который живёт тем, что получает от контакта и реакции публики. Здесь другие реакции. Скажем, вы немного ускорили темп, это не значит, что зритель отреагирует сразу. Тут всё тоньше. Я бы сказал так: мы чувствуем, захвачена публика или просто слушает с интересом. Важно не дать заскучать: как сказал Аристотель, самый большой грех в искусстве — это скука. Есть лёгкая к восприятию музыка: если мы играем «Болеро» Равеля или «Море» Дебюсси — отклик идёт сразу. Нам же хотелось бы познакомить наших слушателей с творчеством Равеля или Дебюсси более широко, исполнить что-то ещё. С другой стороны, сначала нужно привлечь публику в зал, а затем важно, чтобы она прониклась доверием к оркестру и его руководству, понимая, что её знакомят с чем-то значительным или существенным.

— Для вас важно, подготовлен ли зритель? Или он может прийти на концерт и составить впечатление, не зная контекста?

— Некоторые уверяют, что музыка говорит сама за себя. Но подготовка к произведению, несомненно, играет свою роль. Я вспоминаю, как слушал «Хованщину» Мусоргского в Венской опере. У меня там был дебют как дирижёра, мы исполняли «Волшебную флейту», так получилось, что оркестр очень тепло меня принял, стали меня воспитывать. И вот музыканты мне говорят: наш директор, который тоже в вас верит, очень гордится постановкой «Хованщины», обязательно сходите. Опера шла на русском языке, были программки, в гостинице я смог почитать материалы. «Хованщина» — это русская история, государственные интриги, старая вера, Стрелецкий бунт, народные волнения. Нужно быть в теме, чтобы разобраться в смыслах и понять музыку. И вообще восприятие искусства — очень сложный процесс, для этого нужно готовить свой разум и сердце. Я, например, очень люблю живопись, а связано это с тем, что родители в детстве часто водили нас в Эрмитаж. Теперь для меня живопись — существенный элемент жизни. К восприятию искусства человека нужно подвести, тогда он станет получать истинное удовольствие.

Марина ШАБАНОВА | Фото Валерия ПАНОВА

back
848

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up