24.03.21

Лекция для нобелиата

Популяризаторы нейронауки Алексей ПАЕВСКИЙ и Анна ХОРУЖАЯ — о том, какими бывают нобелевские лауреаты и что общего между часовой пробежкой и получасовым сном

Он — научный журналист, участник интеллектуальных игр, объездил с просветительскими лекциями всю Россию, знаком с тремя десятками нобелевских лауреатов по физике, химии и медицине. Она — врач, который любит интересно писать о своей науке и рассказывать о ней другим. Однажды Алексей Паевский и Анна Хоружая встретились — и с тех пор работают вместе. Вместе они приехали и на фестиваль науки «КСТАТИ», состоявшийся в Новосибирске при поддержке Информационного центра по атомной энергии.

 

Медицина и история

— Как вы занялись популяризацией науки?

Алексей: Пятнадцать с половиной лет назад меня понабрали по объявлению. Я на тот момент не так давно понаехал в Москву из Одессы, искал работу и увидел объявление в ЖЖ: «Нужны люди, которые знают, чем нейроны отличаются от нейтронов, понимают английский и умеют складывать слова в предложения». Я позвонил по указанному телефону, съездил в офис — и вернулся оттуда будущим редактором отдела науки «Газеты.ру». Так в России появилась научная журналистика современного типа: мы создали первый отдел науки в федеральном интернет-СМИ, куда писали каждый день. Лет через семь мне позвонил Максим Поташёв и сказал: «Лёша, тут такое дело — Росатом ищет людей, которые могли бы популярно рассказывать о науке». Так и начались для меня научно-популярные лекции. Первую я прочёл в ИЦАЭ в апреле 2014 года в Смоленске, а через три месяца приехал на Летнюю школу под Дубной, где мы познакомились с Анной…

Анна: …и я напросилась в ученицы к Алексею. Тогда ещё училась в Волгоградском медуниверситете на врача, но писать любила со школы — мне даже прочили карьеру в гуманитарном направлении на журфаке. Со второго курса волонтёрила в студенческом пресс-центре, мне было интересно писать о научных мероприятиях вуза так, чтобы студенты имели представление, о чём читают лекции заезжие эксперты, что открыли волгоградские медики. И однажды поняла, что дошла до своего потолка и надо развиваться дальше.

Коллега рассказала о Школе научной журналистики в рамках Летней школы, я подала заявку, меня приняли, и там я услышала лекцию Алексея о медицине будущего. Подумала: чтобы чему-то научиться в научной журналистике, надо идти в ученики к таким опытным людям.

— У вас выходят книги, вы ведёте сайты — сколько всего у вас проектов?

Алексей: Наше главное детище — проект «Нейроновости», который идёт уже пятый год. Его аудитория прирастает каждый месяц — мы никаких специальных усилий к этому не прикладываем. Нас быстро признали нейроучёные, приглашают на конференции. Благодаря «Нейроновостям» я однажды съездил в пресс-тур в Швейцарию и дважды с Аней сплавали в классные круизы, на одном из которых присутствовал Джеймс Уотсон, первооткрыватель ДНК.

Второй проект — «Блог истории медицины», с него началось наше авторское партнёрство с Аней. У нас вышло пять книг, ещё три сейчас в разной степени готовности, в прошлом году сделали первый в нашей стране вводный курс в нейронауку из 35 лекций — одна из самых сложных наших работ. Есть ещё «Менделеев.инфо» — это целиком мой проект об истории химии, и «Российские древности» — там я отвечаю за «колёса», фотоаппарат и частично тексты, вторую половину текстов пишет моя коллега Александра Шапиро. Анна ездит с нами как попутчик и фотограф. Этот проект ещё в стадии становления: мы начали в июне прошлого года и сделали около 100 публикаций, ещё столько же памятников истории у нас отсняты, но пока не описаны.

Анна: Наше книжное сотрудничество началось со «Смерти замечательных людей». Это рассказы о разных людях, обстоятельства смерти которых содержат какую-то загадку: либо диагноз, к которому врачи долго не могли прийти, либо вокруг этих смертей сложилось много мифов. Интересно было разобраться во всём этом, покопаться в медицинской документации и сделать для читателя поучительные выводы — как делать не стоит или на каком этапе надо задуматься о своём здоровье и обратиться к врачу.

Такие разные лауреаты

— Кроме Уотсона, с каким количеством нобелевских лауреатов вы успели познакомиться?

Алексей: Анна видела человек 10, я уже 25–30. С Уотсоном пообщались классно, я даже читал ему лекцию. Это была конференция на теплоходе, плывшем из Москвы в Питер, её организовал наш выдающийся молекулярный биолог Всеволод Белоусов, и она имела редкий гордоновский формат: всем участникам от нобелиата до аспиранта предоставляются равные права и по 20 минут на выступление каждому, причём докладывать можно только о тех вещах, которые ещё не опубликованы. И так получилось, что мне дали один час — на лекцию об исследовании Солнечной системы космическими аппаратами.

В прошлом году мы примерно неделю близко и тепло общались с Тимом Хантом. Он открыл белок, который заставляет клетки делиться, и в 2001 году получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине. Как-то раз его пригласили в Южную Корею прочитать лекцию для женской аудитории и он сказал: «С женщинами в науке невозможно работать. Либо ты их ругаешь, и они плачут, либо ты в них влюбляешься, а они всё равно плачут». За это его выгнали из Кембриджа, и он уехал работать в Японию.

Анна: Тим — очень простой, без налёта звёздности, который у нобелевских лауреатов порой встречается. А в 2019 году после конференции во Владивостоке мы слушали лекцию Курта Вютриха, лауреата по химии 2002 года. Она была ужасной — он ещё и читал по бумажке. Никакого сравнения, например, с лекцией о рибосомах, которую в 2015 году читала лауреат по химии 2009 года Ада Йонат. Она начала с самых азов — что такое ДНК — и дошла до антибиотиков, рибосомальных функций и других сложных вещей.

— Два года назад у вас вышла книга «Нобелиаты. Формула успеха» о нобелевских лауреатах 1901—1910 годов. Сколько книг в этой серии будет всего? И планирует ли кто-нибудь переводить её на другие языки?

Алексей: В планах — тринадцать книг, по числу десятилетий, включая то, которое началось с 2021 года. Пока планов на переводы нет, но в Европе о нашей книге знают: один экземпляр мы подарили в 2019 году в музей Нобеля; если в этом году всё будет хорошо, второй том тоже сможем отвезти в Стокгольм. Ещё по одному экземпляру подарили пресс-секретарю Нобелевского фонда и научному советнику сайта Нобелевского комитета, нейробиологу в прошлом Адаму Смиту.

Об играх и не только

— Насколько я знаю, одно из ваших хобби — игра в музыкальной группе?

Алексей: Это скорее такое хулиганство. Мы давно дружим и сотрудничаем с замечательным медицинским журналистом Алексеем Водовозовым, он крёстный отец нашего блога. Алексей — выпускник военно-медицинской академии, где богатые музыкальные традиции, там всегда существует рок-группа, исполняющая медицинские переделки известных песен. Алексей там клавишник. И мы решили — соберёмся втроём и сыграем десяток песен. Я 27 лет играю на гитаре, Анна встала на перкуссию, и во время поездки в Апатиты мы впервые сыграли перед публикой — без репетиции. Было чудовищно. А через день в Мурманске всё прошло уже гораздо лучше. С тех пор раз в полгода собираемся, чтобы спеть — грузимся в машину, выезжаем под Владимир, едим там шашлыки и играем на гитаре.

— Чем для вас примечателен Новосибирск?

Алексей: Я впервые приехал сюда в 2008 году — наблюдали и транслировали в интернет полное солнечное затмение. Потом приезжал ещё раз десять — три раза на проекты ИЦАЭ, в прошлом году был на форуме WorldSkills. Вообще у меня много разных связей с Новосибирском: некоторое количество лет я отдал московскому физтеху, по идейному образцу которого строился ваш Академгородок; через Новосибирск я единственный раз в жизни летел на Ил-86; здесь живёт мой близкий друг и соратник по разным тренинговым делам Серёжа Адонин.

Анна: Я у вас всего в третий раз, а впервые приехала в Новосибирск в 2016 году на фестиваль «Эврика-Фест»: мы ходили к Обскому морю, изучали Академгородок, посмотрели музей погребального искусства в крематории. Мне всегда интересно изучать новые города, я люблю ходить по ним пешком, а в последние два года — ещё и бегать. Я решила, что бег надо сделать регулярным делом — такая физическая нагрузка позитивно влияет на мозг, чтобы он долгие годы оставался в добром здравии. Больше всего мне нравятся трейловые забеги — по пересечённой местности на природе, по горам. Для меня это ещё и способ медитативной нагрузки. Одно недавнее исследование показало, что часовая пробежка в лёгком темпе действует как 30-минутный дневной сон, перезагружая мозг.

— Алексей, вас знают даже те, кто никогда не был на ваших лекциях и не читал ваши книги и блоги, — как игрока «Брейн-ринга» и «Своей игры». Сейчас играть продолжаете?

— Я живу обособленно от игрового мира — моя команда осталась в Одессе, люди в своём отношении к Майдану разошлись по разные стороны баррикад. Потом я играл за другую одесскую команду, но сейчас игры уже не приносят того кайфа, как пятнадцать лет назад. Атмосфера сильно изменилась — игра превратилась в спорт. К тому же в игроках (конечно, не во всех) мне не нравится одна вещь, которая достаточно часто встречается и в популяризаторах науки, — взгляд на всех свысока: «мы интеллектуальная элита, а вы — людишки-„маглы“, и сейчас мы вас просветим». Мне повезло, у меня есть большой опыт общения с людьми разного интеллектуального уровня — от конюхов и десантников до нобелиатов, и я вижу, что эти люди ничем не отличаются друг от друга. Везде есть и подонки, и те, кто по душевным качествам на порядок превосходят многих из нас. Как и уровень образованности никак не коррелирует с уровнем знаний. Я больше стараюсь быть человеком хорошим, чем знающим. Ну а если меня вдруг позовут на съёмки «Своей игры» и я смогу в этот день туда прийти — значит, ещё сыграю. Почему нет?

Виталий СОЛОВОВ | Фото Валерия ПАНОВА

back
2512

Материалы по теме:

24.12.20 Его игра

Ведущий передачи «Своя игра» на НТВ Пётр КУЛЕШОВ — об особенностях игрового телевидения начала девяностых, «казусе Вассермана» и освоении Инстаграма

30.05.18 Равнение на мушкетёров

Человек-эмоция, человек-взрыв, человек-конфликт… Таким перед телезрителями чаще всего предстаёт игрок элитарного клуба «Что? Где? Когда?» Ровшан АСКЕРОВ. Какой же он на самом деле?

22.03.17 Крылья Хрустальной совы

Капитан элитарного клуба «Что? Где? Когда?» Андрей СУПРАНОВИЧ о том, в чём разница между спортивной и телевизионной версиями ЧГК и что общего между городами-побратимами Минском и Новосибирском

01.04.16 Наука и интуиция

 «Мы живём в очень опасном мире..

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up