20.12.19

Борис, ты прав!

А здесь подпись можете придумать сами... Первоисточник фото не обнаружен.

 

Оба события, о которых речь пойдёт сегодня, произошли даже не за последние семь дней, а под занавес предыдущей недели, 12 декабря. Досрочные парламентские выборы прошли не где-нибудь, а в Великобритании – и завершились очередным, уже четвёртым подряд с 2010 года, триумфом консерваторов. Старые добрые тори во главе с Борисом Джонсоном получили 365 мест в 650-местном парламенте, лишь немного не дотянув до рекорда времён железной леди Тэтчер. С другой стороны, лейбористы потерпели самое сокрушительное поражение в своей послевоенной истории, проведя в парламент только 203 депутатов. Про либерал-демократов с их 11 местами нечего и говорить. Заметную фракцию составит Шотландская национальная партия, у которой будет 48 мест, компанию ей составят представители других «национальных окраин» - семь депутатов-ольстерцев из Шин Фейн и четыре валлийца из Плэйд Кимру. Всё это вместе взятое означает только одно: курс на Брекзит будет продолжен, а на фоне этого шотландцы, среди которых ШНП приобретает всё больше популярности, опять попытаются устроить референдум от независимости, чтобы остаться с Евросоюзом.

 

А Джонсон… что Джонсон. Фриковатый консерватор снова, как и полгода назад, получил добро от Елизаветы II (сколько раз давала уже старушка это добро самым разным политикам – сама, наверное, не вспомнит!) на формирование правительства. Которое и формировать-то не пришлось – оставили, какое было. И которому теперь никто не помешает провести Брекзит так быстро, как только возможно – расклад сил в парламенте этому благоприятствует. В обществе – тоже. Это и Владимир Путин отметил на своей пресс-конференции несколько часов назад. «Тоньше чувствовал, чем его политические противники, настроения в британском обществе», - объяснил президент России причину победы британского премьера.

 

Про алжирские выборы Владимира Владимировича не спрашивали, да и сами алжирцы шли на избирательные участки без того энтузиазма, который обычно сопровождает первые свободные выборы в стране после падения многолетних диктатур. 39,9%-ная явка говорит сама за себя. И то сказать: выбор жителям Алжира в президенты предложили небольшой. Трое – персонажи времён правления Абдельазиза Бутефлики: два бывших премьер-министра – Абдельмаджид Теббуна и Али Бенфлис, бывший министр культуры Аззедин Михуби. Другие – бывший министр туризма ещё до Бутефлики Абделькадер Бенгрина и представитель партии «Фронт будущего» Абдельазиз Белаид. Негусто, если учесть, что сначала желающих стать президентом крупнейшей по площади африканской страны было 23. Победил Теббуна (58,1% голосов) – и 19 декабря вступил в должность, назначив своим временным премьером Сабри Букадума, дипломата, который добавил премьерский пост к должности главы МИДа. Самому новому президенту Алжира 74 года, он успел поработать за свою долгую политическую жизнь губернатором трёх провинций, министром культуры и ЖКХ, в 2017 году три месяца был премьер-министром. Насколько долгим и успешным окажется его президентство, сказать сложно. Но фактически власть в Алжире так и будет принадлежать начальнику Главного штаба сухопутных войск генералу Салаху, который и дожал в апреле немощного Бутефлику, вынудив того уйти в отставку, чтобы сохранить действующий режим…

back
159

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up