20.07.18

Симптом «граблей»

Игорь ЛЯХ, один из самых авторитетных и востребованных новосибирских психотерапевтов, рассказывает о том, как правильно переживать эмоции, чем опасна зависимость от «лайков» и как отличить стресс от депрессии.

 

— Игорь Вячеславович, из книг и фильмов мы знаем, что в США, например, человек по любому поводу первым делом бежит к психоаналитику. А как у нас?

 

— В последние лет двадцать отмечается тенденция: гораздо чаще за консультациями к психологам, психотерапевтам, психоаналитикам обращаются совершенно психически здоровые люди, сталкивающиеся с какой-то труднопреодолимой ситуацией, которая обычным способом не разрешима. Чаще всего ко мне обращаются как к семейному консультанту, иногда как к бизнес-консультанту, иногда как к консультанту по вопросам здоровья — не обязательно психического. Это наиболее распространённая практика, люди её восприняли и пользуются ею, хотя сильно это не афишируют. Тенденция набирает силу.

Особенно актуальным обращение к специалисту становится в возрастные кризисы: кризис среднего возраста, кризис самоопределения у молодых людей.

Бывает, что в течение жизни люди заходят просто поговорить, потому что, когда мы проговариваем ситуацию другому человеку — так называемый эффект попутчика в поезде — лучше её понимаем. Хотя ничего не поменялось, ты просто это произнёс вслух. Это действительно работающий психологический эффект, которым пользуются здоровые люди. Но в последнее время обострилась ещё одна тенденция: обращения людей, которые начинают обнаруживать у себя признаки психического нездоровья — неврозы, личностные расстройства. Иногда достаточно нескольких встреч, можно порекомендовать прочитать несколько книг, пару фильмов посмотреть, и человек может работать с собой самостоятельно.

 

— Психолог, психотерапевт, психоаналитик — чем они отличаются друг от друга?

 

— Надо добавить ещё психиатра — врача, который занимается психическими страданиями. Если происходит срыв адаптации, а это бывает после какой-то тяжёлой утраты, гибели близких, например, то можно обратиться, получить медикаментозную помощь, и через какое-то время жить и работать дальше. С такого рода состояниями можно обращаться ко всем упомянутым специалистам, у каждого свои методы помощи.

Психотерапевтами раньше были в основном врачи. Психиатры могли получить право стать психотерапевтами, пройдя специальные курсы. Но в последнее время тренд поменялся: врачей-психотерапевтов становится меньше, психологов-психотерапевтов — больше.

Врач-психотерапевт может и лекарства выписать, и какими-то методами помочь, тем же гипнозом, например. Психолог — это специалист общегуманитарного или естественнонаучного профиля, который не имеет права выписывать лекарства, но может помогать другими способами. А психоаналитик — это отдельная дисциплина, своего рода школа, которая ещё со времён Фрейда одна из самых популярных в психотерапии и психологии. То есть это практика психоанализа, он бывает индивидуальным и групповым. Все, кто прошёл соответствующую сертификацию, могут ею пользоваться. Но это не медицинская специальность, хотя есть много психиатров-психоаналитиков, психологов-психоаналитиков, психотерапевтов-психоаналитиков.

 

— Как вы относитесь к тому, что специальность «психология» сейчас есть практически во всех вузах?

 

— Это очень сложный вопрос. Работа психологом, не важно какого профиля, всегда очень тяжёлая. Тут я с грустью скажу, что редко какому вузу из, условно говоря, десяти студентов, удаётся обучить одного (слава богу, если двух), которые потом смогут реально практиковать. А дипломы получают все. И это, конечно, очень печально. Потому что во многих других странах система обучения психологии — это система не первого высшего образования, а дальнейших специализаций, квалификаций. А у нас в этом году дипломы снова получит не одна сотня только в нашем городе, а по стране — тысячи, но из них реально практиковать и оказывать психологическую помощь смогут процентов двадцать, наверное.

 

— Как же тогда при необходимости найти действительно хорошего специалиста?


— Один из вариантов — обращение не к отдельному специалисту, а в организацию, муниципальный или частный психологический центр, где всё-таки следят за поддержанием определённого уровня своих коллег. Как правило, там регистраторы достаточно опытные, они могут подобрать специалиста. Если же такой путь в силу каких-то причин оказывается недоступным и нужно искать самостоятельно, имеет смысл обратиться к интернету. Почти все практикующие психологи свои данные там размещают. И тогда надо обращать внимание на информацию, которая связана с личным опытом этого специалиста, на то, является ли он членом общественной организации, которых в России довольно много, и есть достаточно серьёзные, такие как Русское психологическое общество, Профессиональная психотерапевтическая лига, Европейская конфедерация психоаналитической психотерапии. Они имеют свои сайты, на которых есть реестры. Если вы находите этого человека на сайте общественной организации, то вероятность, что он имеет высокую квалификацию, достаточно велика. Во всём остальном мире психоаналитиками называют себя только люди, состоящие в профильных общественных организациях. У нас это пока не регламентируется.

Однако россияне, как показывает практика, чаще всего идут своим путём, третьим — через рекомендации друзей-знакомых. Это не самый плохой путь. Правда, тот, кто помог по одной проблеме, может быть некомпетентен в других, но, как правило, психологи в такой ситуации сами могут порекомендовать специалиста. Это тоже принятая практика.

Есть и общие рекомендации. Например, желательно, чтобы психолог был немного постарше вас, тогда проще будет ему довериться. Мы на бессознательном уровне считаем, что тот, кто старше нас, имеет больше опыта. Второй момент, тоже важный, — его внешний вид должен вызывать хотя бы небольшую симпатию, потому что даже самый прекрасный специалист, если он антипатичен клиенту, может потерять терпение и прекратить консультацию. А если хотя бы небольшая симпатия возникает между клиентом и психологом (то, что профессионалы называют эмпатией), это хорошо.

 

Ещё важный момент: психологические консультации — дело достаточно затратное, то есть нельзя ни в коем случае стесняться спрашивать, как долго это может продолжаться, какие суммы могут потребоваться.

 

— Какие признаки, проявления должны насторожить человека, стать «звоночком», что ему нужна помощь?

 

— Во-первых, это признаки повторяющихся ситуаций. Если ты всё время наступаешь на одни и те же грабли, может, имеет смысл к кому-то обратиться, чтобы понять, где ты их находишь и как выбираешь. Второй момент — это неуместные или неадекватные эмоции, явно выходящие за разумные рамки, не важно, будь это горе или радость, но если это несоизмеримо с твоим представлением о себе, то, возможно, стоит сходить к психологу. Точно так же, если эмоций недостаточно: то есть событие должно их вызывать, но что-то реакции нет. В этих случаях стоит обратиться к специалисту, потому что очень много проблем у людей возникает от неадекватного переживания. Третья ситуация, чаще связанная с семейными отношениями, — стойкое взаимонепонимание с кем-то из близких, если в этом есть признаки враждебности или неприятия друг друга. Кроме этого, я бы перечислил классические примеры. Если вы обнаруживаете у себя зависимость (без разницы какую: от группы лиц, от каких-то химических веществ, включая алкоголь, или от рискованного, азартного поведения и так далее), наверное, стоит сходить к психологу, чтобы как-то трансформировать это поведение в более здоровое, более безопасное для самого себя.

 

Очень часто люди обращаются со страхами, если они длятся долгое время, последние года два часто приходят с паническими атаками. Конечно, депрессии сезонные или ситуативные, вызванные расставанием с любимым человеком или какими-то потерями. И, в принципе, ситуации, когда есть желание что-то поменять, как-то вырасти, но никак не получается.

 

— О том, что химические зависимости — это плохо, знают все. А что касается личностных зависимостей — как их распознать?

 

— Это очень распространённая ситуация в нашей жизни, она так и называется — любовная зависимость, иногда сексуальная зависимость. Но если мы говорим о зависимом поведении в целом, то стоит обратить внимание на то, что независимость, свобода мысли и нравов в нашем обществе не очень-то приветствуется. Российская семейственность строится по соборному типу, и очень много зависимостей формируются и длятся в течение всей жизни. Это необязательно связано с супружеством — сын может находиться в зависимых отношениях с матерью, при этом они могут ежедневно спорить, ругаться по разным поводам, а это всё равно будут зависимые отношения. Это особенно характерно для семей матерей-одиночек. Существует широкий спектр разного рода проблем, связанных как с собственными состояниями сознания человека, так и с отношениями с другими людьми. Очень часто эти отношения формируют стойкий, привычный дискомфорт. И если человеку уже этот дискомфорт надоедает, он готов от него отказаться, тогда он, конечно, обращается к психологу самостоятельно.

 

Из частых историй: «состою в любовницах женатого мужчины уже пять лет, вижу, что ничто никуда не движется, понимаю, что ничего не изменится». Это психологическая зависимость от другого человека. Такая же ситуация с родителями бывает. Сама по себе наша человеческая природа связана с тем, что мы способны привязываться, делать это намеренно и сознательно, — к друзьям, например, или к какому-то роду деятельности, хобби. И любая привязанность может перерастать в зависимость.

 

— Есть люди, которые особенно подвержены зависимостям?

 

— Склонность к химическим зависимостям того или иного типа чаще обусловлена генетическими особенностями, а вот зависимости в поведении, как правило, результат воспитания. Есть такие формы воспитания, которые формируют зависимый характер, когда человек адекватно, более-менее комфортно может существовать, только находясь под чьей-то опекой. И некоторые формы воспитания создают характеры с прочными, долгими зависимыми отношениями. Выходя из зависимости от родителей, девушка, к примеру, может попадать в зависимость от парней, с которыми она встречается. После замужества попадает в полную зависимость от мужа, свекрови, потом рожает детей и оказывается в зависимости от них. То есть издержки воспитания могут привести к судьбе, когда человек ни единого часа не ощущает себя свободным, самодостаточным и самостоятельным, всё время осознаёт свою зависимость.

 

— Не так давно Всемирная организация здравоохранения официально признала болезнью игровую зависимость.

 

— До сих пор идут споры на эту тему. Есть страны, в которых игровая зависимость давно признана как болезнь, в других же к ней относятся более-менее спокойно, считая, что это просто одна из привычек. Но игровая зависимость — с моей точки зрения, и это подтверждают многие мои коллеги — зачастую становится опаснейшей формой зависимости. Если она сочетается с определёнными личностными расстройствами, то это может создавать в каком-то смысле смертельно опасный коктейль. Например, зависимость от игровых автоматов в сочетании с некоторыми формами антисоциального личностного расстройства может привести в тюрьму.

 

— А что такое антисоциальные личностные расстройства?

 

— Это одна из форм психического страдания, когда человеку очень тяжело вступать в социум, разделять его нормы, принимать любые формы какого-то внешнего социального регламентирования — они могут вызывать у него ощущение насилия над его личностью. Этим людям бывает не просто тяжело адаптироваться в социальных процессах — они даже не могут доходить до определённого уровня социальных связей, часто меняют места работы, имеют тенденции к некоторым околокриминальным проявлениям, очень часто изолируются. А если это сочетается ещё и с игровым поведением — когда человек всю ночь сидит около автоматов, а с утра идёт на работу, берёт деньги взаймы, которые тут же проигрывает, — то понятно, что социальные последствия тяжелы не только для самого носителя болезни, но и для окружающих.

 

— А как же компьютерные игры?

 

— Если человек использует компьютерную игру для развлечения и тратит на неё только излишки своего свободного времени, от этого не страдает основная деятельность, то тут нет никакой беды. Если же игра мешает делать уроки, выполнять обязанности по дому, приводит к излишним расходам, то явно здесь нужно что-то предпринимать.

Может быть, стоит сходить к психологу, чтобы хотя бы знать, чего ожидать, потому что развитие игровых зависимостей бывает довольно быстрое. Играл-играл в бродилки-стрелялки, а потом смотришь — все деньги начал на покер спускать.

— Постоянное зависание в соцсетях, селфимания, погоня за «лайками» — есть ли здесь признаки зависимости?

 

— Эти новые психологические синдромы, диагнозы, с одной стороны, ироничны, но с другой — это уже проявление другого страдания, известного не одну сотню лет: когда личность формируется как демонстративная, и эта демонстративность уже выходит за границы нормы. Битва за «лайки» является почвой для проявления этого страдания, когда оно становится очевидно окружающим.

 

— Это тоже какая-то аномалия?

 

— Да, очень часто это симптом невроза, именно поэтому к таким проявлениям надо относиться серьёзно. Уже зарегистрировано несколько случаев суицида из-за отсутствия соответствующих реакций в соцсетях. Причём это подтверждённые случаи — люди оставляли записки, иногда в тех же самых соцсетях, и объясняли причину своего поведения именно тем, что их не любят и не ценят.

 

— Увеличивается ли количество людей, подверженных фобиям? Меняются ли одни фобии на другие с течением времени?

 

— Наше общество переживает интересные этапы развития и формирования. Раньше психологов побаивались и относились к ним как к психиатрам, психотерапевтам: тех же Кашпировского и Чумака видели только на экранах телевизора и побаивались. Сейчас общество преодолело страх перед психотерапевтами и психологами. И мы обнаруживаем две противоположные тенденции. С некоторыми видами психических страданий сейчас работают только психологи. Психиатры и врачи-психотерапевты перестали с этим работать. С другой стороны, появились новые формы страдания. Например, панические, параноидальные настроения людей, которые всё время боятся слежки по интернету. Это страх контроля в духе историй про «Большого брата», который за всеми следит.

 

Если говорить о массовых явлениях — подрастает так называемое «поколение Z», представители которого часто боятся, что работа не будет приносить им удовольствие. Человек двадцатого века боялся, что денег будет недостаточно или вообще не будет работы. А теперь — страх не получить удовольствие от работы, который ограничивает способность молодого человека приобретать знания, специализацию, квалификацию. Это один из последних трендов, раньше таких обращений не было.

Меняются гендерные составы фобий. В прошлом веке невозможно было себе представить, чтобы на приём обратился мужчина, который боится, что жена после свадьбы будет его бить. В XXI веке в нашем городе уже несколько таких обращений.

И конечно, картина сильно меняется от года к году. Года четыре назад был всплеск обращаемости по поводу страха терактов, потом — по поводу подростковых суицидов, страхов, что дети попадут в сети «синих китов». То есть общество реагирует на те мифы, которые возникают в нём, мифы порождают страхи, они же убирают страхи, и, конечно, если человек оказывается захвачен каким-то мифом, иногда пару раз важно сходить к психологу, вернуться в действительность, и всё встанет на свои места. Главное — понять, что это действительно миф и важно обращаться к психологу, а не в полицию.

 

— Страхи, тревоги, депрессии — с ними нужно жить, их нужно преодолевать, их нужно пережидать или с ними нужно идти к специалисту?

 

— Явно необходимо избегать стрессов, если известно, например, что в вашем роду у кого-то были достаточно серьёзные психические страдания. Некоторые психические слабости передаются по наследству, поэтому имеет смысл походить к психологу заранее, чтобы улучшить качество своих психических защит. И, безусловно, избегать серьёзных стрессов, депрессий, принимать меры, чтобы они вас касались минимально. Эта сентенция касается очень большого количества людей, порядка двух процентов от популяции. Они подвержены психическим расстройствам в большей степени, чем другие люди, это генетически наследуемые факторы, и если человек предварительно заботится о своём благополучии, о качестве своих психических защит, то вероятность наступления тяжёлых последствий у него значительно ниже. С другой стороны, если в роду всё более-менее в порядке, но есть слабости по зависимостям, то вполне логично предположить, что вас воспитывали в каком-то стиле, в котором ты можешь подвергнуться этой зависимости. И имеет смысл в профилактических целях походить к психологу, чтобы разобраться, а нет ли у тебя алкогольной зависимости, зависимого поведения в любви; что делать, чтобы избегать этих зависимостей, — это тоже достаточно значительный процент. По некоторым данным, до пяти процентов россиян предрасположены к формированию зависимых форм поведения. Но на некоторых территориях им оказываются подвержены до сорока процентов населения. Это касается, например, коренных представителей народов Севера, у которых есть генетические факторы, формирующие слабость к алкоголю.

 

Если ты знаешь свою семейную историю, то тебе достаточно легко определить, чего следует опасаться. И, в принципе, есть определённые кризисы, которые случаются со всеми людьми. Основных два: кризис самоопределения, где-то между 15 и 28 годами, и кризис среднего возраста, который проходит где-то между сорока и пятьюдесятью, у каждого индивидуально. Если замечаешь, что ты в кризисе, тоже стоит обратиться к психологу. И уж если тебе три друга подряд сказали, что стоит сходить к психологу, то, наверное, нужно прислушаться.

 

— Как отличить стресс или устойчивое плохое настроение, вызванные какими-то неладами, от депрессии?

 

— Настоящая депрессия содержит три важных компонента. Первый — это снижение умственной активности человека. Он как бы тупеет, развивается слабость мозга. Человек изнутри может понять, что раньше он с лёгкостью до всего доходил, а сейчас ему трудно даже задуматься, он плохо соображает. Второй момент — стойкое снижение настроения сроком свыше двух недель. Если это происходит в меньший отрезок времени, то, возможно, беспокоиться не о чем. Третий фактор, который, с моей точки зрения, для настоящей депрессии обязателен, — гипотимия, состояние слабости, потери энергии, интереса к жизни. То есть когда человек становится физически, телесно вялым и ослабленным. Это похоже на слабость при болезни. Часто сопровождается апатией, чувством неспособности что-то сделать — не то, чтобы совсем не хотелось, но явное ощущение, что неспособен довести дело до конца, да даже начать его. Если эти три фактора есть — срочно к врачу, именно к врачу-психотерапевту.

 

Стресс как ситуативное явление для человека в большинстве случаев безопасен. Это мощная защитная реакция, вовлекающая в переживание все человеческое естество. Даже более того, наш организм нуждается в управляемом стрессе. Именно на этом механизме основывается удовольствие от фильмов ужасов, экстремальных видов спорта, спортивные подвижные игры, увлечения охотой, рыбалкой, трюками и аттракционами и прочие «адреналиновые» забавы. Русская сауна с купанием в проруби или увлечение обливанием холодной водой тоже создают температурные стрессы.

 

Совсем другое дело, если у психики не нашлось достаточного количества и качества защит и вместо стресса формируется так называемая острая стрессовая реакция или стрессы продолжаются слишком долго и часто, переходя в дистресс. Эти состояния способны надолго дезориентировать  человека, зачастую приводя как к психическим (невроз, посттравматическое стрессовое расстройства), так и к физическим (язвы, гастриты, бронхоспастические и т. п. явления) последствиям. Многие телесные заболевания имеют психосоматическую основу и запускаются стрессом. Врачи-терапевты отлично знакомы с сердечно-сосудистыми последствиями этих страданий и с другими телесными последствиями неадекватно пережитых стрессов. Если врач говорит о необходимости посетить психотерапевта, то он точно знает об особенности протекания болезни у конкретного больного, и стоит эту рекомендацию выполнить.

 

Признаки неадекватного переживания стресса достаточно просты. Это нарушения естественных функций заботы о себе. Если утрачивается желание отдохнуть, вкусно поесть, заниматься любимыми делами, общаться с хорошими знакомыми и это связано со стрессовыми переживаниями, негативной актуальной ситуацией, если нарушается сон на долгое время, если навязчивые мысли с негативным содержанием мешают полноценному отдыху — возможно, стоит, не откладывая в долгий ящик, поговорить об этом сначала с кем-то из близких, а если это не помогает – обратиться к психологу.

 

Татьяна МАЛКОВА | Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА

back
1154

Статьи на эту тему:

25.04.18 Люди-невидимки

Почему общество признаёт депрессию как тренд, но отказывается замечать психически больных людей?

14.02.18 Модная болезнь

Откуда берётся депрессия и что делать, когда «тошнит от жизни»?

16.01.18 Расплата за прогресс

Метро в час пик, потеря работы и распродажи в торговых центрах. Чего ещё боятся новосибирцы?

В Заксобрании


17.10.19
188

Штрафы могут поделить пополам при условии быстрой оплаты

17.10.19
243

Депутаты комитета по строительству обратились к губернатору с просьбой увеличить финансирование программы газификации региона

17.10.19
239

В правительстве области рассматривают возможность увеличения тарифа на капремонт многоквартирных домов. Депутаты заксобрания выступили против и потребовали подробного обоснования инициативы

Политика


11.09.19
1462

Почему в день выборов мэра избирательные участки не выдержали конкуренции с садовыми

05.09.19
1573

Начиная со 2 сентября зарегистрированные кандидаты на пост мэра Новосибирска не могут отказаться от участия в выборах, а избирательные объединения — отзывать своих кандидатов

13.08.19
2048

Новосибирск — в лидерах по числу кандидатов в мэры среди городов, где выборы градоначальника ещё сохранились

Экономика


25.09.19
899

Что должно стать основным драйвером развития инноваций в России и почему здесь не может быть единственно правильного ответа?

23.09.19
835

Зачем в основание будущей арены нового ледового дворца забьют 1 500 свай длиной от 16 до 35 метров?

16.09.19
1225

Может ли закредитованность населения стать причиной очередного экономического кризиса?

Общество


18.10.19
197

Запущенный не по правилам беспилотник обойдётся владельцу в десятки тысяч рублей

17.10.19
220

Уйти в тень, закрыться или сменить «место жительства» — что будет с малым бизнесом после повышения ЕНВД и после его отмены?

17.10.19
216

Мошенники обирают людей, обещая «социальные выплаты»

Культура


18.10.19
101

В 2020 году Детская школа искусств №1 Карасука переедет в новое здание

18.10.19
128

Первая премьера юбилейного 90-го театрального сезона «Глобуса» посвящена современным подросткам

18.10.19
124

«Первый театр» выпустил мюзикл о любви, юношеском максимализме, амбициях и силе творчества

Спорт


15.10.19
331

Кубок губернатора НСО по художественной гимнастике впервые прошёл в новом «доме» этого вида спорта

24.09.19
840

Во Всероссийском «Кроссе нации» в Новосибирской области приняли участие почти 15 тысяч человек

18.09.19
986

55-летие новосибирского мотодрома собрало тысячи болельщиков

x

Сообщите вашу новость:

up