14.02.20

Люди театра

14.02.2020

Живые истории о тех, кто скромно служит искусству

Акт десятый.
Директор театра Юлия Чурилова

 

В театральном мире существует мнение, что директор — это театральная «тяжёлая артиллерия», симбиоз завхоза, завпоста и продюсера, «главный по тарелочкам» с волевым характером и тяжёлой рукой. Это главному режиссёру по штатному расписанию положено рефлексировать, а у директора нет на это времени — ему нужно вести «утлое судёнышко» искусства сквозь финансовые и экономические бури российской действительности. Но директор Молодёжного драматического театра «Первый театр» Юлия Чурилова рвёт все возможные шаблоны — впрочем, как и её театр, умеющий работать и в тупиковых ветках метро, и в «чистом поле» мегаполиса, и на площадке обычного ДК. А ещё она очень красивая.

 

На фоне своей почтенной театральной родни «Первый театр» выглядит бунтарём-подростком, сбежавшим из дома: прописан в концертно-театральном центре «Евразия», но тусит где придётся, говорит на собственном сленге, считает, что «сайт-специфик» — это наступившее будущее, ходит в дерзких одеждах метасмысла и эпатирует публику. И получает в конце 2019 года премию «Парадиз» за лучший спектакль сезона 2018-2019 за променад-спектакль «Время ожидания истекло», чем окончательно вводит в ступор всю театральную общественность. Подростки — они такие. Неожиданные и глубокие.

— В 2008 году Новосибирский театральный институт сделал в статусе высшего учебного заведения свой первый выпуск, — говорит Юлия. — Тогда одновременно завершили обучение четыре курса артистов театра и кино. Для театрального училища это был приличный объём и Сергей Николаевич Афанасьев, тогдашний ректор НГТИ, принял решение: создаём новую студию, в которую бы вошли ученики не одного мастера — что для театрального мира привычно, — а представители разных мастеров и курсов. Павел Южаков был назначен худруком. Студия как-то неожиданно получила государственный статус, и на карте Новосибирска в 2009 году появился ещё один театр.

ДОСЬЕ
Юлия Чурилова в 2003 году окончила Институт филологии, психологии и массовой информации Новосибирского государственного педагогического университета, а в 2012-м — школу театрального лидера в Москве. С 2010 года возглавляла творческий отдел Новосибирского отделения Союза театральных деятелей РФ. В качестве театрального продюсера инициировала разные проекты, среди них — Международный фестиваль уличных театров «Три вороны», который вернулся в город в 2019 году. Участница международных семинаров и творческих резиденций в Финляндии, Сингапуре, Великобритании, Германии, России. С 2018 года — директор «Первого театра».

Сегодня из того легендарного набора в «Первом театра» никого не осталось, кроме Павла Южакова, — все полетели по собственным творческим маршрутам. Но, как считает Юлия, в этом-то и есть предназначение «Первого театра», его внутренний смысл — актёрская ротация, движение, энергия молодости, «песочница» для первых творческих амбиций: поиграли и полетели дальше. Театральная лаборатория, где кипят идеи в незашоренных головах и иногда получаются взрывоопасные смеси вроде променад-спектакля «Время ожидания истекло», во время которого зрители перемещаются по локациям лофта «Подземка» и ищут в них свой собственный смысл. Это спектакль по тексту Владимира Антипова, парафраз на тему знаменитой пьесы Сэмюэля Беккета «В ожидании Годо».

 

 

Для Юлии Чуриловой «Первый театр» — первый опыт работы в государственной организации, где всё устроено иначе, чем в каком-нибудь продюсерском проекте. Она признаётся, что первое время было очень страшно: боже, откуда появилась вся эта кипа бумаг и документов?! А их же все нужно вдумчиво изучить, заполнить, подписать, отчитаться, прикрепить, не забыть, не потерять. Но сейчас в театре работает отличная команда профессионалов, которая помогает молодому директору справляться с бумажной волокитой. Правда, недавно Юлия поймала себя на мысли, что в прошлом году очень мало ездила в командировки и на фестивали. И даже испугалась немного: отстаю от времени? перестаю понимать, что такое современный театр? Российский театр сегодня находится на пике своих преобразований, поэтому пора усовершенствовать административную работу и начать вникать в тренды.

— Думаю, я человек проектного мышления, — отвечает Юлия на вопрос «где ты взяла решимость стать директором «Первого театра». — Я не стратег. Но время от нас требует постоянной прокачки каких-то новых скилов, поэтому мне было интересно начать мыслить другими категориями. А ещё я к тому времени поняла, что пространство независимых проектов в России сужается: государство взяло курс на консервативность и решило, что право на жизнь имеет только традиционное искусство. Возможности у частных инициатив сузились. И в этот момент мне сказали: хочешь стать директором «Первого театра»? Думала-думала. Я же никогда прежде не работала в госструктуре. Союз театральных деятелей — это общественная организация, где никто не ограничивал мою свободу. Было мало ресурсов для осуществления каких-то интересных проектов, и я эти ресурсы искала. А работа в «Первом театре» – это совсем другая история.

Главная проблема театра — отсутствие стационарной сценической площадки. Де-юре театр прикреплён к «Евразии», де-факто — кочует по всем площадкам Новосибирска.

— Проблема в том, что в городе очень мало открытых площадок, которые не производили бы свой контент, — мы не можем заранее планировать свой репертуар, — рассказывает Юлия. — Но у нас есть госзадание, согласно которому мы должны сыграть определённое количество спектаклей. Да, у нас есть площадки, с которыми мы дружим, — тот же ДК «Прогресс», к примеру. А у них — свои проекты, которые в приоритете. И вот начинаются эти бесконечные пятнашки, расклад пасьянса, на который уходит куча времени и сил. Мне обидно, что свою энергию приходится тратить на составление этой «гастрольной карты», а не на создание новых постановок. А сколько времени уходит на все эти бесконечные расписания, переезды, транспорт. И всё происходит в постоянном цейтноте.

Не искушенному в закулисных делах человеку может показаться: ну приехали на площадку и сыграли — проблем-то? Но репетиционная база, где шлифуются спектакли, находится в «Евразии» — там есть сценический свет, привычная для актёров территория, которую они во время прогонов «утаптывают» мизансценами. А на выезде приходится начинать всё сначала: выставлять свет, проходить мизансцены, работать со звуком — по существу, премьера, но без генеральных репетиций. Вживую и сразу. Это для театрального народа сплошной стресс. Особенно для директора, который должен решать десять задач одномоментно.

— Эта ситуация, которую мы видим сегодня, продолжается уже несколько лет и ничего не меняется, — вздыхает директор. — В этой проблеме есть и юридическая сторона, и финансовая, и много чего есть. Бесконечные переговоры с разными департаментами, к примеру. Но ощущения тупика нет.

 

 

Может быть, бездомность и гоняет эту молодую кровь по творческим жилам? Заставляя выходить на улицы с проектом #ВПУТЬ в рамках уличного фестиваля «Три вороны, осваивать жанр мюзикла в спектакле «Кавердрама» и рассказывать детям и взрослым пронзительную историю Тони Глиммердал? А вдруг получит «Первый театр» свой стационар — и всё: одомашнится и будет ходить в удобных стоптанных тапках?

— Ну уж нет! — смеётся директор. — Это не наша история. Я считаю, что театр — люди, а не стены. Здание и площадка — это классно. Сейчас мы тратим кучу энергии и человеческих ресурсов на логистику, на то, чтобы свести расписание, договориться с машинами, монтировщиками, светом и звуком. Вот только представьте: вы каждый день переезжаете на новую квартиру? А между тем мы могли бы гораздо эффективнее расходовать наши ресурсы, и если у нас будет свой дом, то мы сможем радовать публику интересными проектами.

 

Юлия Чурилова, если так можно выразиться, играющий директор, не зацикленный на рутинной работе и не ограничивающий себя стенами несуществующего директорского кабинета.

— Работа с артистами — это епархия художественного руководителя Павла Южакова, — говорит о «творческой субординации» Юлия. — Конечно, я тоже общаюсь с артистами в смысле составления расписания, каких-то финансовых вопросов. Но в его работу над тонкой душевной организацией я стараюсь не вмешиваться. Потому что есть человек, который практически всех артистов учил, выпускал — они друг друга знают, уважают, это особые отношения мастера и учеников. Я благодарна Павлу, что работу с труппой он берёт только на себя. У нас замечательное с ним сотрудничество.

 

Юлия считает, что современный театр должен соединять в себе новые смыслы, драйв, неожиданные формы, полёт фантазии, а не привычный «классицизм». Рассказывает, как поступила по конкурсу в первый набор «Школы театрального лидера» в 2012 году и погрузилась в гудящий поток историй в центре имени Мейерхольда в Москве.

— В одной группе со мной учились режиссёры, продюсеры, театральные критики, драматурги, художники — невероятный «коктейль» получился, — вспоминает Юлия. — Мы командами придумывали проекты, а в финале всей этой истории уже в 2013 году поехали в Эдинбург на международный фестиваль. И там я поняла, что театр может быть везде — в баре, церкви, школе, на любой площадке, на улице. И меня это безумно вдохновило.

Это вдохновение Юлия аккумулировала в себе, чтобы поделиться с Новосибирском: смотрите, театр не ограничивается коробкой здания и зрительным залом — он везде, он в нас, нужно только приглядеться! Выходите на улицы вместе с нами, радуйтесь общению, делайте искусство «внутри себя», делитесь им с соседом. И тогда жизнь поменяет привычный ракурс и станет ярче и осознаннее.

— Нашему театру деньги как результат душу не греют, — убеждён директор «Первого театра». — Но формулу успеха мы по-прежнему ищем. Когда есть хорошая идея, мы пытаемся её реализовать. Мой опыт говорит о том, что сначала должна появиться идея, а деньги на неё рано или поздно найдутся. Главное — в эту идею верить.

Мы тоже верим в идеи Юлии Чуриловой и её команды и ждём встреч с «Первым» в самых неожиданных местах! Пусть театра будет больше в нашей жизни.

 

Продолжение проекта: акт 1, акт 2, акт 3, акт 4, акт 5, акт 6, акт 7 акт 8 и акт 9

Текст Наталия ДМИТРИЕВА.
Фото Валерия ПАНОВА

Спецпроект «Люди театра» подготовлен при поддержке министерства культуры Новосибирской области

Хотите такой же лонгрид?
Обращайтесь по телефону (383) 223-26-48
(Ольга Дробышева, отдел маркетинга)
или высылайте заявку в произвольной форме со своими контактами на почту:
rz_7@mail.ru

back
252
up