27.01.20

Люди театра

28.01.2020

Живые истории о тех, кто скромно служит искусству

Акт девятый.
Помощник режиссёра и реквизитор Наталья Ярушкина

 

Выйти в темноте, бесшумно расставить предметы и также незаметно исчезнуть — на это у реквизитора всего несколько секунд. Сориентироваться в огромном количестве вещей, уметь развести чай цвета коньяка, запаковать и сохранить реквизит в гастрольных поездках — реквизиторы могут и не такое. Для помрежа же главное, чтобы спектакль — детище большого количества людей и разных служб — шёл без сбоев, как расписано в партитуре, строго по минутам.

 

Три счастливых билета вытянула в своей жизни Наталья Ярушкина, и все три — в театре «Красный факел». Пришла сюда в 19 лет костюмером, уходила, возвращалась, сменила ещё две профессии, но самые главные «университеты» прошла здесь. И вот уже десять лет является помощником режиссёра, в том числе ассистирует и Тимофею Кулябину, главному режиссёру «Красного факела», выдающемуся постановщику современности.

 

 

— Первый свой счастливый билет я вытянула, когда меня приняли на работу в «Красный факел». Я приехала в Новосибирск в 19 лет, мне не нравилась моя профессия — технолог трикотажного производства,— и я искала какое-нибудь дело по душе, — рассказывает Наталья. — Друзья посоветовали устроиться в театр, я и думать не могла, что там можно работать не будучи актёром. Решила попробовать, звонила и в «Глобус», и в «Старый дом». Наудачу и в «Красный факел», куда требовался костюмер. Мне задали вопрос: могу ли я ездить в командировки? Я, конечно, была готова, и меня взяли.

 

 

Помните, как в эпизоде фильма «Зимний вечер в Гаграх» актриса швыряет предложенные реквизитором шляпы? Всем костюмерам эти истории знакомы. Юная Наталья Ярушкина застала в театре старшее поколение артистов — настоящих звёзд. Народные артисты РСФСР Анастасия Васильевна Гаршина, Владлен Егорович Бирюков, Евгений Семёнович Лемешонок… Готовила костюмы — гладила их, разносила по гримёркам, помогала артистам переодеваться во время спектакля. Случалось, и туфли летели, и за другими шляпами бегать на верхний склад приходилось. Какой-то актёр мог не признать свои сапоги, хотя и надпись имелась — костюмеры уходили, чистили обувь в соседней комнате и приносили заново, и он восклицал: «Вот теперь мои!».

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика