28.02.19

Весенний диалог

Директор НГОНБ Светлана ТАРАСОВА о библиотеке будущего, читательских предпочтениях и губной помаде

Эта изящная женщина — настоящее воплощение вкуса и пример современного руководителя, органично совмещающего основную нагрузку, общественную деятельность, мечты о будущем и реальность сегодняшнего дня. Через несколько дней наступит долгожданная весна, поэтому нашу беседу со Светланой Антоновной мы начали не с «разговоров за работу», а о том, что делает женщину женщиной.

Женские штучки

— Светлана Антоновна, вы всегда потрясающе выглядите — ухоженно, современно, элегантно. В чём ваш секрет?

 

— Я понимаю, что моя должность публичная, — важно, как ты выглядишь. Это, наверное, закладывается с детства: моя мама всегда уделяла внимание моему внешнему виду. Она мне говорила: «Вот ты выйдешь на улицу растрёпанная, лохматая и в мятом платьице, а люди увидят и скажут: "Это же дочка Тарасовой!"». Имя семьи нужно держать, внушала мне мама. Что бы ни говорили, но в обществе сильны тенденции, когда, независимо от твоего культурного уровня, начитанности и образования, тебя встречают по одёжке. Хотя я всегда была противницей того, что в деловом общении используются эти «женские штучки» — развести на слёзы, прикинуться слабой женщиной, поплакаться. Считаю, если ты занимаешь руководящую должность, то такие «слабости» неуместны в деловом общении с мужчиной. Нужно быть на равных, иначе это уже какие-то другие игры.

 

— Как вам удаётся сочетать вещи с таким непринуждённо-деловым шиком?

 

— Легче всего уживаются друг с другом вещи, если ты придерживаешься классического стиля. Но на отдыхе я позволяю себе расслабиться — могу надеть спортивный костюм, лёгкую обувь, кроссовки. Хотя, посмотрите, как сейчас меняется деловой стиль — строгие вещи миксуются с кроссовками, и всё это достойно выглядит. Я никогда не экспериментирую с цветом — выбираю глубокую, спокойную гамму, но если скажут, что мне этот цвет не идёт, то прислушаюсь. Единственная проблема — до сих пор не научилась выбирать подходящий для меня цвет помады.

 

— Существует устойчивый стереотип, что классический образ библиотекаря — это немного бледно, скучно и старомодно. А как, на ваш взгляд, выглядят ваши сотрудники?

 

— В основном мои сотрудники — это современные женщины с хорошим вкусом. Но иногда мне хочется, чтобы некоторые мои чудесные женщины немного поменяли свой внешний вид и поняли, что они работают в публичном пространстве. А иных молодых просто хочется взять за руку и отвести на программу «Модный приговор», но я понимаю, что это вторжение в личное
пространство и делать этого (даже дружески советовать!) категорически нельзя.

О гендере и лофте

— Есть ещё один стереотип — в женском коллективе трудно работать.

 

— Гендерных различий в этой области для меня не существует — я не ставлю в рабочем процессе акцент на «женских» и «мужских» качествах, поэтому для меня не существует понятий «мужской» и «женский» коллектив. К тому же сейчас в библиотеки всё чаще приходят работать замечательные профессионалы-мужчины, и сотрудничать с ними очень приятно. Кстати, существует ещё один стереотип — в библиотеках работают люди, которые любят читать книжки. Безусловно, это так, но я бы добавила: в библиотеках работают люди, которые любят людей и умеют с ними работать. Дело в том, что библиотека — это открытое пространство, куда приходят люди, и они все разные: не только, как принято считать, научные работники или пенсионеры.


И к каждому библиотекарь должен найти свой подход. Знаете, я мечтаю о том, чтобы в каждой библиотеке работал психолог, который бы помогал сотрудникам находить эти самые подходы, — человеческое общение очень хрупкая и важная вещь в жизни. Иногда человек приходит взвинченным: в общественном транспорте ехал стоя, где-то оступился, испортилось настроение — и вот он у нас, мрачный и раздражённый... Что сделать, чтобы он улыбнулся? Как поднять ему настроение и показать, что здесь ему всегда рады? Мы стараемся сами находить ответы на эти вопросы, но помощь специалиста была бы очень кстати.

 

— В пространстве библиотеки год назад появился современный лофт, где можно выпить вкусный кофе, поработать на ноутбуке и пообщаться с единомышленниками. Как к вам пришла такая идея?

 

— Есть мнение, что пространство библиотеки должно быть открытым. Пока я не побывала в западных библиотеках, не понимала — как это? Первая такая библиотека ждала меня в Америке, и я была потрясена, когда попала туда. Там книги встречают тебя на входе, ты идёшь по коридору из книг, они сопровождают тебя везде — это дивное ощущение «разговора» с книгами, твоё личное и глубокое переживание. В книжном пространстве есть специальные «островки», где люди читают сидя в креслах, за столами или даже лёжа на подоконниках, всё очень уютно и камерно. Но у нас в России другое оформление библиотечных пространств — кабинетное. Иной раз приходишь на работу в выходной день и пугаешься тишины коридоров — никто не ходит, и создаётся впечатление, что библиотека пуста. Начинаешь заглядывать в залы и кабинеты, успокаиваешься: нет, люди на месте, пришли. Поэтому мы в нашем новом лофте и в музее попытались структурировать пространство по западному образцу: когда есть уютное зонирование, где каждому найдётся место — и человеку с ноутбуком, и группе из двух-трёх человек, которые пришли, к примеру, поучить вместе иностранный язык. К тому же из этого лофта есть выход в кафе: там можно взять кофе, вернуться в лофт, посидеть, поработать, подумать над новым проектом или просто интеллектуально подзарядиться библиотечной атмосферой, это тоже нам всем иногда нужно. В общем, это такой «переход» между деятельностью и чтением. Понимаете, библиотечные пространства всегда служат источником вдохновения: здесь можно погрузиться в свой внутренний мир и получить отклик для дальнейшей интеллектуальной работы.

 

— Ваша главная мечта — это новый дом для библиотеки…

 

— Библиотеке очень нужно новое здание, потому что это строилось в 1921 году. У нас много ценных и редких книг, в том числе из библиотеки ведомства Колывано-Воскресенских заводов, но хранятся они в неприспособленных помещениях. В нашем фонде 1 миллион 200 тысяч книг, и только 300 тысяч из них представлено в пространствах открытого доступа, остальные — в книгохранении. Я очень хочу, чтобы наша библиотека стала настоящим центром притяжения людей, своеобразным комплексом, где будет место и галерее современного искусства, и кинозалу, и просторному лекторию, и, конечно, книгам. Во всём мире библиотеки переживают небывалый взлёт, люди соскучились по интеллектуальному общению. Что касается нового здания, то немецкая компания сделала нам потрясающий проект — библиотека в виде стопки книг. Это стильное, удобное и красивое здание, которое украсит наш город. Надеюсь, моя мечта когда-нибудь осуществится.

О рейтингах и вкусах

— В книжных магазинах прибавляется посетителей — люди читают книги, покупают их, «путешествуют» по книжным полкам. Любовь к бумажной книге возвращается?

 

— Мне кажется, что люди начинают «наедаться» электронными носителями. И подходят к электронной книге рационально — берут её в дорогу или скачивают какую-то деловую литературу, но художественные книги по-прежнему предпочитают в бумажном варианте.

 

— Как идёт работа по оцифровке библиотечных фондов?

 

— Мы продолжаем цифровать центральные газеты, а районные библиотеки работают с «районками». Для этого на бюджетные средства были приобретены семь сканирующих лабораторий. Идёт работа по оцифровке краеведческих ресурсов — всех материалов, которые связаны с историей области и города. Если этому примеру последуют и другие библиотеки, то у писателей и исследователей, которым требуется доступ к этой информации, исчезнет необходимость путешествовать из библиотеки в библиотеку в поисках материала.

 

— Глупый вопрос, но любите ли вы читать?

 

— Да, я люблю читать, для меня книга — прекрасный собеседник, проводник в другие миры. Не буду оригинальной, если скажу, что люблю классику, но, благодаря нашему фестивалю «Белое пятно», получила пропуск в мир современной литературы, который полностью захватил меня. Когда мы приглашаем авторов, то перед их приездом я всегда знакомлюсь с их творчеством, открывая для себя новые имена. А два года назад меня пригласили в жюри «Русского Букера», и нужно было в короткие сроки прочитать все семьдесят три романа, поступившие на конкурс. Романы разные, и объёмы у них тоже разные. Я их читала в течение пяти месяцев — дома, по вечерам, в выходные. Самым приятным было «дачное чтение». Мы приезжали с мужем на дачу, и он спрашивал: «Ну, какой у нас сегодня фронт работ?». Подразумевалось, что я начну заниматься грядками и благоустройством. Я говорила: «У меня фронт работ — читать».

 

— Какие литературные предпочтения у читателей НГОНБ?

 

— Самое интересное, что литературные вкусы наших читателей сильно разнятся с общим всероссийским рейтингом «читательской любви», где на первом месте стоит Дарья Донцова. Мы делали рейтинг самых популярных книг в 2018 году по категории «Художественная литература», и в первой тройке роман Г. Яхиной «Зулейха открывает глаза», роман Д. Быкова «Июнь» и исторический роман А. Иванова «Тобол». Я горда за наших читателей!

 

Наталия ДМИТРИЕВА | Фото Валерия ПАНОВА

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика