05.10.16

Всё могут словари

 Владимир Пахомов — кандидат филологических наук, главный редактор портала «Грамота.ру». Этот проект создавался для журналистов по рекомендации Комиссии «Русский язык в СМИ», Совета по русскому языку при Правительстве РФ. Сегодня он один из самых популярных в интернете — больше ста тысяч запросов в день, или свыше двух миллионов в месяц. 

Одним из спикеров фестиваля науки «Кстати», который проводил в Новосибирске информационный центр по атомной энергии при поддержке «Росатома», стал Владимир Пахомов. Его лекция называлась «Вселенная в алфавите: как не потеряться в мире словарей русского языка».

Кроме классических этимологических, синонимических, словарей географических названий, личных имён и тому подобных, есть словари, интересные больше лингвистам, к примеру, обратные или ассоциативные словари, есть и словари, описывающие жаргон, сленг, язык профессиональных и неформальных сообществ. Во многих регионах издаются словари диалектных слов. Но чаще всего люди задаются вопросами: как писать конкретное слово, что оно означает и как его произносить. Соответственно, ответы дают словари трёх типов — орфографические, толковые и орфоэпические.


По словам Владимира Пахомова, найти правильный словарь русского языка на полках книжных магазинов — задача непростая и в первую очередь потому, что их большое множество. Даже известные фамилии в названиях не могут служить гарантией.

— Первый большой нормативный словарь русского языка — «Орфографический словарь русского языка» под редакцией Ожегова и Шапиро, содержащий 110 тысяч слов, вышел в свет в 1956 году и до начала 1990-х годов выдержал более тридцати изданий. Дальнейшим результатом работы лингвистов стало издание в 1999 году Институтом русского языка Российской академии наук «Русского орфографического словаря» под редакцией Лопатина, четвёртое издание которого вышло в 2012-м. Это сейчас наш главный самый полный орфографический словарь русского языка, в нём около 200 тысяч слов. И эта работа лингвистов продолжается,  — рассказывает Владимир Пахомов.

Если на полке в книжном вы увидели словарь современного русского языка с фамилиями Ожегова или Ушакова, не верьте глазам своим. Дмитрий Николаевич Ушаков умер в 1942 году, Сергей Иванович Ожегов — в 1964-м, ни тот, ни другой не могут быть авторами современного словаря русского языка, как не может быть однотомным толковый словарь Ушакова, вышедший в своё время в четырёх томах. Маркетологи издательств пользуются тем, что не лингвистам известны их фамилии. Хотя это либо переиздание последних прижизненных изданий, либо осовремененное издание. Гарантией серьёзности издания может служить указание на обложке Российской академии наук (РАН), а также Института русского языка РАН. К примеру, серия «Словари XXI века» — это совместная программа издательства «АСТ-пресс», Института русского языка РАН и Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина.

Сегодня чаще обращаются к словарям в электронном виде, чем в печатном. К примеру, на «Грамоте.ру» ответы при проверке слов выдаёт электронная версия, подготовленная по словарю Владимира Лопатина с обновлениями 2010 года. На том же портале выложены электронные версии и многих других академических словарей. Подлинные словари также можно найти на сайте slovari.ru и других ресурсах: фундаментальной электронной библиотеке русской литературы и фольклора — feb-web.ru, книги и словари, подготовленные сотрудниками Института русского языка РАН, на сайте самого института — ruslang.ru.

Чтение словарей может быть не только полезным, но увлекательным занятием, уверяет Владимир Пахомов:

— Совершенно удивительные вещи можно узнавать из этимологических словарей. Как, к примеру, я недавно узнал, что раньше сардельку можно было купить не в мясном отделе, а в рыбном. Всё дело в том, что сарделька — изначально маленькая сардина, или маленькая рыбка. Почему сардельки начали так называть, неизвестно, но это изделие действительно похоже на рыбку.

Чем руководствуются лингвисты, когда принимают решения: как правильно писать (говорить)? По словам Пахомова, новые нормы вводит сам язык, лингвисты лишь фиксируют их. Другое дело, что широкую известность такого рода информация получает редко или с искажениями.

— Вспомним разговор семилетней давности про слова «кофе», «договор» и «йогурт». Семь лет назад министерство образования и науки РФ утвердило список словарей, содержащих нормы русского языка, как государственного, иными словами, для использования чиновниками. Журналисты же объявили о «реформе русского языка» и что теперь правильно говорить: «чёрное кофе», «дОговор» и «йогУрт», — рассказывает главный редактор «Грамоты. ру». — Однако по сути это — варианты использования, многие десятилетия считающиеся допустимыми, и изначальное, но устаревшее ударение. Слово «кофе» ещё у Ушакова (а это 1934—40-е годы!) мужского рода, при этом допустим также разговорный средний род.

«Договор» по словарю-справочнику «Русское литературное произношение и ударение» под редакцией Аванесова и Ожегова, 1959 года, в литературном варианте имеет ударение на последний слог, допустимо также разговорное «дОговор». А слово «йогурт» по изначально заимствованному тюркскому варианту произносилось «йогУрт», впоследствие был заимствован английский вариант «йОгурт». И вот это объявили нововведениями, примерно так, как, если бы написали: произошла реформа и теперь правильно переходить дорогу на зелёный свет.

Разночтения бывают и в академической среде, как это случилось, например, со словом «манты». В санкт-петербургских словарях, в том числе Большом академическом словаре русского языка (БАС), 23 тома которого уже увидели свет, а всего их предполагается 30, значится «мАнты», в московских же, в том числе в изданиях, подготовленных Институтом русского языка РАН, — «мантЫ». Мнения разделились и в Бишкеке, где Пахомов побывал, участвуя в конференции по поддержке русского языка в странах Средней Азии.

— Блюдо это есть в кухне многих тюркоязычных народов и в русский язык пришло в разных вариантах, то есть фактически два раза было заимствовано. Совершенно удивительно, что у нас нет ни одного словаря, где были бы оба варианта произношения. Так же как в случае с московской «шаурмой» и петербургской «шавермой». Соответственно, сегодня нет вопроса: как произносить «мантЫ» или «мАнты», — есть академические словари, которые и ту, и другую норму признают, — продолжает Владимир Пахомов.

Лингвистика — наука, и как в любой науке, в ней могут быть разные точки зрения, разные подходы и школы. Одни лингвисты придерживаются того мнения, что задача учёного поддержать жизнеспособные варианты, другие — считают своей главной задачей охрану языковых норм. Споры о языке и об его сохранении возникают и в среде пользователей, доходит и до словесных баталий. На вопрос о том, как относится сам Владимир Пахомов к граммар-наци — интернет-сообществу, отличающемуся «крайне педантичным отношением к вопросам грамотности», знаток русского языка ответил:

— Резко отрицательно отношусь. Мне кажется, даже в шутку эта игра с нацистской символикой недопустима, а вторая причина: для них есть только два критерия — правильно и неправильно, белое и чёрное. Но в языке так не бывает, есть предпочтительный и допустимый, более желательный и менее желательный, разрешённый при каких-то условиях. Граммар-наци забывают, что основная функция языка — коммуникативная, чтобы люди могли общаться друг с другом. Конечно, важно писать и говорить грамотно. Но вторгаясь в беседу с воплями: вы не там запятую поставили, мы нарушаем коммуникацию, разрушаем ход беседы. Демонстрируя свою грамотность, они выучили ограниченный круг слов: нельзя говорить «звОнит», когда употреблять слова «надеть» и «одеть», но таких сложных случаев много, никогда нельзя быть уверенным в том, что знаешь всё. Тем более что язык меняется, развивается. То, что сегодня считается отклонением от нормы, завтра может стать нормой.

Марина ШАБАНОВА
Фото Валерия ПАНОВА

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика