11.05.21

Одна для двоих

Как стать родителями с помощью «мамы напрокат» и зачем депутаты собрались менять закон о суррогатном материнстве?

Дающие надежду

Если зачать ребёнка естественным путём не получается, но желание стать родителями настолько велико, что не страшат ни юридические сложности, ни серьёзные расходы, на помощь приходят вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ). Одна из них, вызывающая, пожалуй, наибольшее количество неоднозначных мнений, — технология суррогатного материнства.

Несмотря на то что возможность суррогатного материнства в России закреплена законодательно, эта деликатная тема вызывает немало споров. Так, крайне негативно относятся к возможности суррогатного материнства религиозные деятели — в частности, резко критически оценивает такую практику Русская православная церковь.

Тем не менее услуги клиник, дающих надежду стать родителями с помощью суррогатных матерей, остаются востребованными. Хотя в то же время вряд ли их можно назвать особо популярными. Точной статистики нет, но, по данным Российской ассоциации репродукции человека (РАРЧ), за все годы наблюдения в собираемый организацией регистр ВРТ поступили сведения о 11 196 программах суррогатного материнства, что составляет лишь 1,4% от всех циклов ВРТ.

В Новосибирске услуги суррогатного материнства предлагает очень ограниченное число клиник. Согласно информации, представленной на сайте одной из них, в числе требований к потенциальным суррогатным матерям — возрастное ограничение (на момент проведения ЭКО они не должны быть старше 34 лет 11 месяцев). Кроме того, они должны иметь не менее одного здорового собственного ребёнка, получить заключение об удовлетворительном состоянии здоровья, а женщины, состоящие в браке, — письменное согласие супруга. Отдельно оговаривается, что суррогатная мать не может быть одновременно донором ооцитов, то есть яйцеклеток (в России это запрещено законодательно).

Учесть все нюансы

Однако в жизни могут возникать различные непредвиденные ситуации. Что если ребёнок у суррогатной мамы родится недоношенным или с врождённым заболеванием? Или беременность придётся прервать? А если родители в ходе вынашивания ею ребёнка решили развестись? Или вдруг суррогатная мать откажется отдавать его генетическим родителям? Разъяснения даёт директор юридической компании Stibikina&Partners Юрия Стибикина, имеющая большой опыт по решению проблем потребителей медицинских услуг.

— Существуют юридические компании и самостоятельные юристы, которые специализируются именно на сопровождении суррогатного материнства, — рассказывает она. — Между суррогатной мамой и потенциальными родителями заключается гражданско-правовой договор, в рамках которого полностью оговариваются все мельчайшие нюансы. Супружеская пара оплачивает вынашивающей ребёнка женщине все необходимые обследования, при необходимости — лечение. Если надо — снимают жильё, платят ежемесячное содержание, покупают нужные вещи. И в конце указывается вознаграждение в случае успешного вынашивания и рождения ребёнка. Договор определяет и ответственность суррогатной матери — она должна соблюдать режим, вести здоровый образ жизни, следовать всем рекомендациям врача.

По словам Юлии Стибикиной, она ни разу не слышала о случаях, когда генетические родители передумали и отказались от ребёнка: как правило, если люди решаются на такой шаг, то делают это очень взвешенно и ответственно. Что касается рисков, связанных с ходом беременности и состоянием здоровья будущего ребёнка, то, как отмечает юрист, при современном уровне развития медицины они минимальны. Тем не менее в договоре предусматриваются все возможные исходы беременности и оговариваются компенсации, если что-то пошло не так.

Стоимость услуг клиник и суррогатной матери в каждом случае определяется индивидуально, о суммах можно говорить лишь приблизительно. По ряду оценок, решившимся на это людям нужно быть готовыми выложить от 1,5 до 2 млн рублей. В практике Юлии Стибикиной был случай, когда она помогала женщине, по вине медицинской организации потерявшей возможность стать матерью и прибегнувшей к технологии суррогатного материнства, взыскать затраченные на эту процедуру средства — тогда речь шла о 1,8 млн рублей.

Как быть, если, несмотря на заключение договора, суррогатная мать решит предъявить свои права на ребёнка?

— Практика складывается далеко не в пользу таких женщин, — отвечает Юлия Стибикина. — Благодаря существованию имеющих юридическую силу договоров чаще всего они проигрывают такие дела.

Совсем по-другому может складываться ситуация, если яйцеклетка берётся у самой суррогатной матери (бывают и такие случаи, хотя закон это запрещает). Тогда получается, что она в то же время является биологической матерью, и здесь судебные перспективы вполне могут оказаться не в пользу супружеской пары, «заказавшей» ребёнка, подтверждает юрист, ссылаясь на ряд случаев из прошлой судебной практики.

В то же время ситуация, когда генетическим родителем может быть только кто-то один из супружеской пары, возможна. До 1 января 2021 года было разрешено использовать родную половую клетку женщины, которая могла быть оплодотворена донорской спермой. С этой даты вступил в силу приказ Минздрава, который позволяет и женщинам не участвовать в этом процессе при условии, что сперма её партнёра или мужа не донорская. Но использовать в программах суррогатного материнства донорские яйцеклетку и сперму одновременно запрещено — хотя бы один из родителей должен быть генетическим.

ОФИЦИАЛЬНО
Федеральный закон №223, статья 55 (фрагмент):
• ВРТ представляют собой методы лечения бесплодия, при применении которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне материнского организма (в том числе с использованием <…> суррогатного материнства);
• мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, имеют право на применение ВРТ при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство; одинокая женщина также имеет право на применение ВРТ;
• суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребёнка по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребёнка невозможно по медицинским показаниям.
Не доводите до абсурда

Проблемы, связанные с суррогатным материнством, в начале этого года стали предметом пристального внимания депутатов Госдумы, которые усмотрели в нём нанесение ущерба национальным интересам и угрозу общественной безопасности. В итоге комитет Госдумы по безопасности внёс на рассмотрение в парламент законопроект, существенно ограничивающий круг возможностей воспользоваться такой услугой. Документ предлагает запретить её для иностранцев, а также для одиноких людей, поскольку «это не укрепляет институт брака».

Законопроект подвергся резкой критике как среди самих депутатов, так и в медицинском сообществе. Заместитель председателя комитета Думы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина указала, что он содержит множество противоречий и идёт вразрез с нормами Конституции, которая гарантирует равенство всех граждан, и, если человек не состоит в браке, это не является основанием для ограничения его прав. Антиконституционным назвали документ и в РАРЧ, отметив, что он содержит «неприемлемые с медицинских позиций и неточные с точки зрения русского языка формулировки». Специалисты РАРЧ подчёркивают, что все аспекты суррогатного материнства в полной мере урегулированы действующим законодательством.

Юлия Стибикина согласна с критиками законопроекта:

— Запрет на услуги суррогатного материнства для одиноких женщин — это абсурд. Если женщина успешна и состоятельна, какая разница, в браке она или нет. Она может жить и в гражданском браке, не оформляя отношения в силу разных причин. Если вот так взять и ограничить доступ, мы породим институт фиктивных браков. То же касается и одиноких мужчин. Цель понятна — перекрыть доступ представителям ЛГБТ-сообщества. Но что мешает мужчине договориться с одной женщиной, формально заключить с ней брак, воспользоваться услугами суррогатной мамы, заплатить обеим за услуги, в итоге две женщины заработают, а законодатель останется ни с чем. Наши люди найдут миллиард способов обойти такой закон.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА
Первые случаи успешных практик суррогатного материнства отмечены в 80-е годы XX века. В России эти технологии стали применяться в конце 90-х — начале 2000-х годов. В 2011 году определение суррогатного материнства было закреплено законодательно. В то же время в разных странах нет единого подхода к оценке суррогатного материнства. Во Франции, Германии, Австрии, Норвегии, Швеции, некоторых штатах США оно запрещено полностью; в Великобритании и Дании разрешено, но с серьёзными ограничениями; в Бельгии, Греции, Испании, Финляндии не регулируется законодательством, но фактически имеет место. Законодательно разрешено суррогатное материнство в большинстве штатов США, ЮАР, России, Украине, Грузии, Казахстане.

Татьяна МАЛКОВА | Иллюстрация Александра ПАВЛОВА

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика