01.02.18

«Поцелуй» как манёвр

От мыльной оперы к политической драме — в театре «Красный факел» поставили пьесу-ловушку современного чилийского драматурга Гильермо Кальдерона.

Убранная коврами сцена, мягкий диванчик, любовный треугольник: Юзиф любит Хадиль, Ахмед делает ей предложение, а Бана, узнав про «отъезд» Юзифа, целуется с другим… Восточные страсти гипертрофированы настолько, что вызывают смех в зале. Действие, развивающееся в жанре мыльной оперы, может показаться мелодрамой или даже комедией, но только в первой части. В «Поцелуе» несколько финалов с кардинальной сменой интонации, и каждое из этих пространств подобно вкладышу в спектакле-матрёшке. «Мыльная» пена сбрасывается во время сеанса видеосвязи, когда труппа, только что «сыгравшая» спектакль, впервые общается с автором пьесы по скайпу. Тут-то и выясняется, что «Поцелуй» — совсем не то, что вам показали. Артисты наперебой задают волнующие их вопросы о пьесе, женщина в хиджабе на экране не очень понимает их, они — её. И это непонимание вырастает в пропасть, пока так или иначе страшный смысл подтекста всё-таки не становится понятен. «Мне не хватает мыльных опер, в них можно плакать над... простыми вещами. Пьеса создаёт воображаемый мир, в котором единственная проблема это... любовь. А для нас романтическая любовь — это способ вспомнить о нашей идентичности, о нашем прошлом и потосковать о нашей потерянной стране…», — говорит та, которую принимают за автора пьесы. Декорации стремительно меняются, ковры свёрнуты, и спектакль играется заново, с иным подтекстом, в ускоренном темпе, словно на быстрой перемотке мелькает сериал, в котором все безнадёжно больны, отчаянно влюблены и безумно живы…

 

Чилийский драматург и режиссёр Гильермо Кальдерон написал пьесу «Поцелуй» по заказу Дюссельдорфского драматического театра, где в марте 2014 года состоялась премьера спектакля. К слову, сам автор в Сирии не был, все сведения о стране черпал из газет и других источников. В 2016 году режиссёр Юрий Урнов поставил пьесу-ловушку в театре Woolly Mammoth в Вашингтоне, постоянным режиссёром которого он является. Теперь пьеса, по его словам, идёт по миру и в каждой новой стране звучит по-разному. Представления о том, что такое Сирия, Ближний Восток у каждого свои. «Но как этот личный миф у каждого из нас соотносится с мифом и реальностью других, готовы ли мы понять неудобную чужую правду», — цитирует режиссёра программка спектакля в «Красном факеле». В нашем театре пьеса поставлена в переводе самого Юрия Урнова.

 

В ролях заняты ведущие актёры театра: Ирина Кривонос, Дарья Емельянова, Линда Ахметзянова, Сергей Богомолов, Георгий Болонев, Антон Войналович, Павел Поляков. При равенстве четырёх главных персонажей особенно выразительны женские образы. Ирина Кривонос, к примеру, трижды за спектакль меняет образ. 

 

— Для актёра эта работа — просто рай, потому что можно перейти из одного амплуа в другое. Когда ты полностью отдаёшь себя эмоционально в первой части, очень трудно перепрыгнуть во вторую и так далее, но мы нашли эти переходы, — признаётся Ирина Кривонос.

 

Юрий Урнов не первый раз ставит в «Красном факеле», в своё время зритель оценил его «Великую магию», «Dostoevsky-trip» и «Лисистрату SE». Режиссёр, спектакли которого идут на ведущих отечественных сценах, последние 10 лет живёт в США, преподаёт, а с этого года — арт-директор центра VABA LAVA (Нарва, Эстония). «Я работал с несколькими очень хорошими коллективами, труппа “Красного факела” самая хорошая из тех, с которыми я когда-либо работал. Я думаю, что в этом большая роль Тимофея Кулябина. На это также влияет и то, что театр пробился и на большой российский уровень, и на международный, — заметил Урнов, общаясь с журналистами. — Это и ответственность, но и определённая энергия, потому что нам нужно ощущать, что мы делаем что-то важное. Я думаю, что это ощущение у артистов есть».

 

Ближайшие показы состоятся 28 февраля и 2 марта.

 

Марина ШАБАНОВА

Фото Виктора ДМИТРИЕВА

back

Новости  [Архив новостей]

x

Сообщите вашу новость:


up
Яндекс.Метрика