11.05.17

Готовить инженеров бизнеса

Новосибирский государственный университет экономики и управления (НГУЭУ) продолжают по старинке именовать нархозом. Наверное, это закономерно: смена вывески не сказалась на главной цели вуза  —   готовить специалистов, способных вывести народное хозяйство области, да и страны, на новый уровень. Как это сделать в быстро меняющейся реальности XXI века? Об этом рассказывает ректор НГУЭУ, доктор экономических наук, профессор Александр НОВИКОВ.

 

Время перемен

 

— Александр Владимирович, как вы пришли в науку?

 

— Родился я в селе Кыштовка Новосибирской области, в школе учился неплохо, и после 9 класса меня пригласили в физматшколу при НГУ. Когда я её закончил,  поступил на экономический факультет НГУ. После университета работал в Институте экономики и организации промышленного производства СО РАН, затем в обкоме комсомола. В 31 год в моей жизни произошёл крутой поворот — меня пригласили возглавить Сибирскую фондовую биржу. В этой сфере я работал достаточно долго. В нархоз меня позвали внешним профессором в 1995 году, с того времени я и сотрудничаю с вузом. Одиннадцать лет был заведующим кафедрой, а с июня 2014 года работаю ректором.

 

— Какие задачи вы ставили перед собой, заступая в должность ректора?

 

— Меня всегда интересовали проблемы образования, я остро ощущал их, работая в бизнесе, поскольку всегда совмещал эту работу с преподаванием. На кафедре, которую я возглавлял, всегда было много молодёжи, каждый год 4—6 человек становились кандидатами наук. У нас была специальная технология отбора студентов — за количеством я никогда не гнался и всегда говорил, что к нам должны прийти либо лучшие, либо те, у кого есть блеск в глазах и кто хочет стать специалистом. Но в целом я видел, что в вузе складывается другая ситуация: не все выпускники приспособлены к жизни, поскольку не имеют базовых знаний по организации своего профессионального роста. Ещё в то время я выдвинул идею о том, что экономистов надо готовить как инженеров бизнеса. Мне всегда нравилось, как работает система подготовки специалистов в технических вузах, где у ребят формируется системное мышление, даётся понимание, как устроен технологический процесс и как они становятся специалистами. Необходимо, чтобы у наших выпускников появилось понимание того, как создать свой бизнес с нуля, как им управлять. А если такого понимания нет — то ничего не получится, и это касается не только потенциальных собственников бизнеса, но и менеджеров.

 

Этими соображениями я поделился с коллегами, когда стал ректором. Не могу сказать, что был принят с восторгом, — многие привыкли работать в заданной схеме и принимают с опасением любые реформы, поскольку не знают заранее, впишутся в них или нет. Но к реформам мы приступили и год назад сделали очень смелый шаг — создали сразу три новых факультета, закрыли 21 кафедру из 29, открыв взамен 19 новых. Заведующие кафедрами поменялись на 70 процентов, частично ими стали молодые люди в возрасте около 30 лет и даже младше. Был открыт набор преподавателей на новые кафедры, и примерно треть прежних преподавателей оказались невостребованными — либо их не пригласили, либо они не захотели сами. Зато пришло много новых людей из других вузов и даже городов, в том числе из бизнеса, органов государственного и муниципального управлениий.

 

— За прошедший год реформа уже принесла какие-то результаты?

 

— Безусловно. Ведь реформа касалась не только организационных изменений — в её основе лежали содержательные вещи. Мы перешли на модель «2+2+2». У нас есть гипотеза о том, что в 17 лет, когда человек поступает в вуз и выбирает какое-то направление подготовки, он ещё не всегда способен принимать решение самостоятельно. Например, хочет стать экономистом, но пока ещё не представляет, каким конкретно – бухгалтером, аналитиком, статистиком, банкиром, налоговиком или ещё кем-то. Поэтому первые два года все студенты обучаются по единой программе. После третьего семестра происходит выбор профиля, и на третьем-четвёртом курсах бакалавриата студенты обучаются конкретной профессии на профессиональных факультетах.

 

И здесь мы пошли на ещё один эксперимент. Мы готовим не просто специалистов, а работников для конкретного сектора экономики, стараемся учитывать представления людей о будущей сфере занятости. Например, факультет государственного сектора мы создали для тех, кто хочет стать чиновником, политическим или общественным деятелем. А для студентов, которые мечтают заниматься собственным бизнесом или работать менеджерами в крупных компаниях, есть факультет корпоративной экономики и предпринимательства.

 

Ещё два факультета мы сохранили под их прежними названиями — юридический и информационно-технический. Так сложилось, что нархоз не воспринимается как вуз, где готовят специалистов в области IT-технологий. Да, мы не готовим специалистов по «железу» или программистов, наша сфера — область информационных систем, информационной безопасности, архитектуры бизнеса, бизнес-процессов организаций. В этих областях мы и растим кадры, поскольку бизнес должен исходить из наличия функциональной и информационных систем. И третья «двойка» модели — обучение в магистратуре и аспирантуре.

 

Кроме этого, мы провели интеграцию среднего профессионального образования и высшего образования. Ранее у нас, помимо вуза, был бизнес-колледж, обучение в них шло параллельными курсами. Ведь для некоторых специалистов —  например, операционного блока банка, высшее образование не нужно — достаточно среднеспециального. Однако если студент собирается заниматься более сложными задачами, ему необходимо высшее образование. И чтобы были единые подходы и единые требования, в НГУЭУ и за высшее, и за среднее специальное образование отвечает одна и та же кафедра, в данном случае —  кафедра «Финансовый рынок и финансовые институты». Мы ликвидировали бизнес-колледж как самостоятельную структуру. Теперь студенты, получающие среднеспециальное образование, закреплены за кафедрами профильных факультетов.

 

Ещё один элемент реформы — мы создали программу «Забота о карьере студента», в рамках которой разработали семь внеучебных траекторий. Для успешной карьеры одних знаний недостаточно —, нужны ещё какие-то личностные качества, их мы и предлагаем студентам развить. Например, человек хочет стать в будущем общественным деятелем. Для этого он должен обладать навыками ораторского искусства, владения аудиторией, знать основы командообразования и проектного управления — это всё можно развить в рамках траектории «Лидерство и инициативы». Или он собирается работать за рубежом — траектория «Международные связи» позволит приобщиться к культуре разных стран, посетить лекции топ-менеджеров иностранных компаний, дополнительно подтянуть иностранный язык. И так далее.

 

 

Все флаги в гости к нам

 

— Совсем недавно в НГУЭУ приезжал посол Швеции. О чём вузу удалось с ним договориться? И часто ли к вам приезжают зарубежные гости столь высокого ранга?

 

— Они бывают у нас регулярно. Так, за два последних года нас посещали послы Индии, Кипра, ЮАР. С ЮАР мы ещё с 2003 года имеем реальную совместную образовательную программу MBA — одну из первых в России. Сейчас есть проект между ЮАР и регионами РФ, в том числе Новосибирской областью: власти одной из провинций этой страны собираются направлять к нам студентов и оплачивать их учёбу. Со Швецией Россия в области образования взаимодействует пока фрагментарно, поэтому шведским дипломатам было интересно посмотреть, чем мы занимаемся, чтобы потом рассказать о нас представителям своих вузов. Более плотно мы сотрудничаем с Китаем, Южной Кореей, Казахстаном, третий год эффективно работаем с университетом прикладных наук и искусств в Кобурге (Германия) — оттуда студенты приезжают к нам создавать бизнес-проекты для германских компаний, а наши студенты с той же целью едут в Кобург. На защите их бизнес-проектов в Новосибирске, как правило, присутствует Генеральный консул Германии в Новосибирске господин Рихтер.

 

— За рубежом ваши выпускники тоже добиваются успехов?

 

— Да, они работают в финансовой сфере, области туризма, международных отношений. Один из моих ярких студентов работает в Лондоне, многие находят работу в Германии и США. Сейчас, кстати, среди студентов заметно стремление изучать английский и китайский языки, чего не замечалось ещё лет десять назад.

 

— До сих пор можно услышать распространённое одно время мнение, что у нас на рынке труда переизбыток юристов и экономистов. Правда это или миф?

 

— Это мнение, которое навязывается в том числе со стороны государства, не только несправедливо, но и очень вредно. А связано оно с тем, что в девяностые годы зачем-то дали возможность выпускать психологов, юристов и экономистов всем желающим частным и непрофильным государственным вузам. Тогда-то в общественном сознании и девальвировались эти профессии. Тенденция, к сожалению, ещё жива — недавно глава Рособрнадзора привёл такой пример: проверка показала, что в одном из аграрных университетов на востоке страны вместо специалистов в области сельского хозяйства в основном готовят экономистов. Но при этом любой бизнесмен вам скажет, насколько сложно сейчас найти хорошего экономиста, который бы понимал, как устроены бизнес-процессы, был способен их внедрять и оптимизировать. Поэтому, повторяю, к подготовке экономистов надо подходить как к подготовке инженеров бизнеса, а это намного сложнее, чем подготовить инженера-технолога.

 

В России до сих пор распространено технократическое мышление. Главными успехами считаются достижения периода индустриализации, когда люди строили крупные заводы, превращая аграрную страну в промышленную. Но сейчас ориентироваться на такие успехи недостаточно. Важно не столько произвести хороший продукт, сколько его позиционировать, продвигать, продавать, обеспечивать сервисную поддержку и так далее. А людей, которые могут это сделать, —  мало, да и те часто уезжают в Москву или за рубеж вместе с произведёнными здесь наработками. В итоге эти наработки приносят прибыль уже не нам. Это серьёзная проблема, но, чтобы её решить, надо изменить сознание очень многих людей.

 

— Так каких конкретно экономистов нам не хватает?

 

— Экономистов, способных понимать, как устроены и взаимосвязаны финансы, учёт, сбыт, маркетинг, сервис, логистика. Если вы поговорите с руководителями предприятий, особенно выпускниками неэкономических специальностей, о том, как они оценивают эффективность своих предприятий, вы услышите, какая у них была прибыль, какова производительность труда и тому подобное. На самом деле, это считалось показателями эффективности сто лет назад. Сейчас надо говорить о том, сколько стоит бизнес, а не какую прибыль он принёс. Стоимостное мышление у нас совсем не внедряется. В плане нормативного регулирования с позиции оценки эффективности различных программ, проектов, мероприятий его тоже нет. Поэтому надо готовить таких экономистов, которые будут понимать, какой будет стоимость бизнеса или проекта, что надо сделать для того, чтобы она была выше. Практически каждый день мы приглашаем к нам в вуз руководителей предприятий, предпринимателей, они рассказывают студентам о реалиях бизнеса. И я вижу, что у наших студентов более продвинутый уровень знаний в экономике, чем у многих взрослых людей.

 

 

Глобальные перспективы

 

— Когда говорят о программе реиндустриализации экономики области, это подразумевает тот самый новый подход к критериям эффективности?

 

— Губернатор Новосибирской области говорит — мы должны учитывать, что Новосибирская область не ресурсный регион и мы должны брать чем-то другим. А чем мы можем брать? Формированием здесь финансового центра. У Новосибирска в этом плане удивительная история. Когда в начале девяностых Россия приступила к строительству капитализма, были выбраны пять городов — Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск и Владивосток как города, где планировалось создать финансовые центры. Это была государственная программа, которая базировалась как на внутренних ресурсах страны, так и на зарубежной помощи. Идея заключалась в следующем: рабочий день мирового финансового рынка начинается в Токио, Сингапуре и Гонконге, потом финансовые потоки начинают перемещаться на запад и попадают в Россию, во Владивосток, далее проходят через другие четыре города и уходят в европейский Франкфурт. Программа начала реализовываться, в Новосибирске возникло огромное количество финансовых институтов, и он стал одним из финансовых центров России, куда стремились переехать многие сибиряки. Но затем этот процесс затормозился, и возможности были упущены.

 

Сейчас правительство Казахстана активно выводит зарубежные компании в Алматы, находящийся примерно на той же долготе, что и Новосибирск, чтобы тоже сделать там финансовый центр. Для этого реализуются многие законодательные инициативы. Так что, если мы хотим, чтобы наша область процветала, мы должны сформировать здесь достаточные условия для консолидации финансовых ресурсов. Необходимые условия у нас есть — хороший транспортный узел, комфортные гостиницы для иностранцев. С позиций стратегии развития города и области это глобальная тема, но пока мы продолжаем обсуждать сугубо технологические моменты.

 

 

Полвека за плечами

 

— 50 лет для вуза — это возраст молодости или зрелости?

 

— Для человека это возраст зрелости — время, когда многие люди делают какие-то повороты в жизни. Вот и у нас наступает этап, когда мы хотим заявить о себе как о вузе с собственной позицией. Например, мы подготовили, на мой взгляд, очень интересную программу для формирования нашего вуза как опорного вуза региона с внятной концепцией. Кроме нас, такие программы представили НГТУ и Сибстрин, но руководство области представило на федеральный уровень только НГТУ. Я считаю, что с позиций стратегии развития области и города Новосибирска важно, чтобы федеральный центр знал, что в Новосибирске есть не только НГУ и НГТУ, но и другие хорошие вузы. В качестве примера другого подхода к представлению вузов на федеральном уровне можно назвать Томск, который у федеральных чиновников ассоциируется как город современного высшего образования. А я считаю, что уровень вузов Новосибирска выше Томска и нужно не упускать возможности об этом говорить.

 

50-летие для нас — это повод выявить, что у нас было хорошего, и найти своё новое место как предпринимательский университет, где у студентов формируется новый тип предпринимательского мышления. Мы хотим объяснить молодым людям, что в жизни надо пробиваться самим, что работодатель никогда не встретит их с караваем и расстеленной красной дорожкой. Студенты должны понять, что в крупной компании на любой должности, которая предполагает карьерный рост, впереди будет человек сто и ждать своей очереди можно будет до пенсии. Но они могут пойти в венчурную компанию, где смогут добиться успеха за счёт своей энергии и отсутствия конкуренции.

 

Проблем у нас тоже много. Надо решить, во-первых, чему мы учим, поэтому проводим много круглых столов с будущими работодателями наших студентов, чтобы понять, чего они ждут от своих потенциальных сотрудников. Во-вторых, кто учит: найти хороших преподавателей тоже проблема. На полный рабочий день к нам пойдут не все способные люди — уровень зарплаты в вузе всё же не такой, как в бизнесе. Мы приглашаем людей из бизнеса, органов государственного и муниципального управлений, и они рассказывают студентам, как реально устроена жизнь. Всем студентам — независимо от факультета —   в обязательном порядке преподаём курсы предпринимательства, корпоративного права, информатики. Считаем, что с этими знаниями человек уже сможет устроиться в жизни. Я сам — как теоретик — читаю лекции курса «Финансовый рынок и финансовые институты», а семинарские занятия — как практики — ведут мои выпускники, которые работают в бизнесе.

 

— При такой занятости остаётся ли у вас свободное время? Как вы его проводите?

 

— Читаю, пишу статьи, стараюсь заниматься наукой. Лет пять назад почувствовал, что мне интересна дача, и теперь стараюсь что-нибудь там выращивать. Отпуск ректора полностью использовать не удаётся. Летом — две недели, и это время я предпочитаю проводить на природе в Новосибирской области: съездить на рыбалку, пособирать грибы. Иногда удаётся взять по неделе осенью и весной.

 

Виталий СОЛОВОВ | Фото Валерия ПАНОВА

 

back
338

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up