14.09.17

Песнь Камня и Пламени

Он объехал почти весь мир, побывал на самых высоких горах и спускался в самые глубокие пещеры, но никогда не брался подсчитывать, сколько стран посетил и сколько вершин и глубин покорил. Сегодня в гостях у «Ведомостей» — альпинист-спелеолог Анатолий БУЛЫЧЁВ.

Пещерное крещение


— Анатолий Александрович, как у вас возник интерес к пещерам?
— Я родился в Красноярске, рядом со Столбами. В трудном детстве я сбегал туда от пьющего отца, там же меня прибрали к рукам «столбисты», и от них у меня появилась на долгие годы страсть к лазанию по скалам без страховки. А потом была школа альпинизма, которая заставила меня — слава Богу! — привыкнуть к верёвке. В 1975 году я поступил в НГУ, где сначала пришёл в секцию альпинизма. Но тут подвернулись спелеологи, и у меня проснулось новое увлечение — исследование пещер. Просто так лазать по пещерам как туристу мне было неинтересно с самого начала.
Двадцать лет я тренировал секцию в НГУ, потом она сама по себе превратилась в секцию альпинизма. Если кто-то обращается за советами по спелеологии — всегда рад помочь.


— Какая пещера у вас стала первой?


— В том же 1975 году меня позвали в пещеру Большая Орешная под Красноярском. Это уникальный, очень сложный лабиринт, протяжённость только известных ходов в котором составляет 50 километров, и то он изучен ещё не полностью. Спустились туда — и намертво заблудились. Психологически было тяжело это пережить: первый раз под землёй и сразу такое испытание. У нас закончилась еда, погас свет, никого кроме нас в пещере не было. А наверху никто не знал, где мы находимся: мы же были молодые, дурные, на учёт не вставали. Вышли каким-то чудом. И то потом приезжали в эту пещеру много раз, иногда чуть ли не по два раза в месяц, чтобы понять, где же мы заблудились, — так и не поняли. Это-то приключение, видимо, и притянуло меня окончательно к пещерам.


Позднее в Большой Орешной мы сделали три очень значимых первопрохождения — красноярцы до сих пор удивляются, как мы смогли это сделать у них под носом, и не могут нам этого простить.

 


Царство подземных огней


— Что конкретно вы изучаете в пещерах?


— У нас два направления работы: экспедиционное и исследовательское. Первое означает, что мы пытаемся найти новые пещеры там, где они пока ещё неизвестны — прежде всего, в тех районах, где есть карст. Без знания геологии тут не обойтись — ну или надо, чтобы в группе обязательно был геолог. Наобум пещеры никто сейчас не ищет. А как исследователи ищем что-то новое в уже открытых пещерах. Интересуемся образованием пещер, их минерализацией, наличием полезных ископаемых.


— И сколько пещер изучили таким образом?


— Я их не считаю. Мы пещеры не коллекционируем: «упираемся» в один объект и начинаем его исследовать. Думаю, что их наберётся больше тридцати. После Большой Орешной следующими для нас стали пещеры Горного Алтая — Кёк-Таш и Алтайская, в первую очередь. Алтайская пещера — это вообще фирменный «бренд» нашего спелеологического клуба НГУ. Потом были пещеры Узбекистана, Таджикистана, Снежная и Напра на Кавказе. Далее начались контакты с венгерскими коллегами, а там пошли и совместные экспедиции по всему миру. Значимые прохождения сделали в пещерах Мишель-Гортани в итальянских Юлийских Альпах, в австрийском Лампрехтсофене — пещере с самым глубоким в мире траверсом, которая долгое время считалась глубочайшей пещерой мира. Рейтинг глубоких пещер часто меняется: если между пещерами удаётся найти проход, то глубина пещеры сразу увеличивается. Так было с пещерой Снежная: её глубина считалась 1 335 метров, а когда оказалось, что она соединяется с пещерами Меженного и Иллюзией, она сразу увеличилась до 1 760 метров и теперь считается третьей в мире по глубине. А в районе Аладаглар в Турции могут быть пещеры и до трёх километров в глубину — это просто феноменальный район.


В 2013 году мы познакомились с американцами, с которыми сделали совместный проект на Гавайях. Там обнаружилось нечто совершенно фантастическое — пещеры внутри лавовых трубок прямо под вулканами острова Большого.

Геологи до сих пор не верят, что такие существуют, хотя они есть и уже созданы их карты. Представляете, пещера Касубуро протягивается на 60 километров, Колокаи — на 32 километра, огромные галереи, как в метро, а сверху действующие вулканы, Килауэа вообще извергается постоянно. И таких пещер — десятки.


— Чем такие пещеры отличаются от карстовых?


— У них вообще нет ничего общего. Их создаёт магма, как бы абсурдно это ни звучало. Но магма должна быть специфической породы — не кислой, а очень вязкой с высокой температурой. Плюс специфическая местность. Магма выносит всё на своём пути; когда остывает, то образуется корка, а за счёт корки остаётся галерея.


— У нас на Камчатке тоже есть такие пещеры?


— Этого пока никто не проверял, но там другая порода. Встречаются только маленькие газовые пузыри в лавах, как и по всему миру, и галереи максимум метров на сто.


А сейчас мы были в пещерах Австралии. На северо-востоке страны есть уникальная по своей геологической структуре пещера Каприкорн (в переводе «Козерог») — с базальтами, которые внедряются в карстовые пустоты. Ещё в Австралии есть пещеры, которые идут вдоль гранитного покрова, который наложился на карст. Подобные пещеры норвежцы исследуют в ЮАР, а у нас похожий карст нашли в Восточных Саянах, но там ещё нужно работать.


— Как вы выбираете пещеры для изучения?


— Обычно нас приглашают национальные спелеологические общества, с представителями которых знакомимся на разных международных конференциях.


— Попадались ли во время работы в пещерах какие-то археологические или палеонтологические артефакты?


— Далёк я от археологии, да и не пытались мы что-то такое искать. В основном это можно найти в очень доступных пещерах, а мы в такие не ходим.


— Есть опасения, что результаты ваших исследований полезных ископаемых пещерного мира могут привлечь их разработчиков, которые разрушат этот мир?


— Трения между спелеологами и добытчиками есть везде, вот и в Австралии мы это видели. Гору Этна — «тёзку» итальянской — и пещеру Каприкорн австралийцы отстояли как памятники природы, а за их пределами вовсю ведутся разработки. Но спортивные пещеры никто не тронет: входы в них, как правило, высоко в горах, такие промышленникам не нужны.

 


Простые каноны


— В тяжёлые ситуации попадать под землёй доводилось?


— Страшнее паводка под землёй нет ничего. Если на поверхности прошёл ливень, то внизу может начаться настоящее цунами. Тут главное — успеть укрыться в какой-нибудь верхней галерее. Иначе — всё. Затянет в пучину, и никто никогда не найдёт.


— Сколько весит ваше снаряжение?


— Это от пещеры зависит. Когда ходили в Снежную, у нас было тридцать транспортников на четырёх человек, а каждый почти по сто килограммов. Сейчас так не ходим, но всё равно получается по четыре транспортника на нос, и каждый килограммов по двадцать. Вообще в снаряжении огромный прогресс: вспоминаем, как ходили раньше, — кажется, ужас, как самоубийцы какие-то. А сейчас больше на эстетов похожи, что ли.


— Куда собираетесь в ближайшее время?


— Теперь с планами стало сложнее: обстановка в мире какая-то неспокойная, все чего-то боятся. Пока планирую на Аконкагуа (высшая точка Южной Америки высотой 6 960 метров. — Прим. «Ведомостей»), куда езжу несколько лет подряд. Не срастётся — отправлюсь в Патагонию, в район Сьерра-Торре. Я уже побывал на высших точках всех континентов — кроме Эвереста и массива Винсон в Антарктиде, — хотя специально такой задачи не ставлю. И пешеходных троп, по которым все совершают восхождения, мне не надо — мне нужна стена.


В США я побывал раз семнадцать, в каждой стране Европы — минимум по разу, во Франции, Швейцарии, Италии раз по пятнадцать — там Альпы, раз тридцать был в Венгрии, часто в Великобритании.


— Есть ли у вас какие-то талисманы, которые всегда с вами?


— У спелеологов, как у альпинистов, есть не то что талисманы, а некие каноны, правила поведения, «понятия». Они и будут талисманом, если неукоснительно им следовать. Главное — всё время наблюдать за товарищами, если что-то не так — сразу поворачивать назад. Не надо никаких подвигов, если разыгрывается непогода, даже если у молодёжи горят глаза — с высоты возраста понятно, что это основное правило. Всем — помогать друг другу, ни в коем случае не соперничать: группа — это семья, а не соперники. Не сидеть на месте, всё время что-то делать: если устал, если чувствуешь горную болезнь — пересиливай себя, начинай работать. И не забывать, что ты в горах только гость — место, где был твой лагерь, должно остаться чище, чем было до тебя.


— А жизненный девиз у вас есть?


— Он такой эгоистический: «Делай то, что нравится». Пока получается. А если сказать корректнее — надо иметь мечту, но не следовать ей фанатично. Не всегда то, что тебе очень нравится, в жизни обязательно станет твоей работой. Лишь бы не слишком раздражала работа, но главное — она должна тебя кормить.


Виталий СОЛОВОВ | Фото Валерия ПАНОВА

back
2

Статьи на эту тему:

01.07.19 Дорога мечты

Как встретились чувашский путешественник Никита Тенче и новосибирская журналистка Анастасия Сафонова и как из этой встречи родилось Великое мировое кочевье.

26.12.18 Акуна матата!

Новосибирский дизайнер Александр ПОМАЗАНОВ — о том, как он жил в составе благотворительной миссии в небольшом кенийском городе

07.01.18 Карточный долг

В это трудно поверить, но в наше время может найтись человек — молодой человек, — который всем новейшим навигаторам предпочитает старые добрые бумажные карты.

06.12.17 В свою родную Катманду

Историк, путешественник, автор сюрреалистичной книги «Сады Ябоневни», вышедшей год назад в Москве, Василий ЛАБЕЦКИЙ — о том, какая религия ближе всего к науке, и почему непальцы никогда ни о чём не жалеют.

В Заксобрании


20.09.19
152

Транспортный комитет заксобрания одобрил нормативы отчислений транспортного налога в муниципальные дорожные фонды

20.09.19
157

Благодарность Законодательного собрания теперь будет иметь статус награды

20.09.19
135

Депутаты Законодательного собрания НСО продолжают критиковать план мероприятий по реализации Стратегии социально-экономического развития НСО до 2030 года

Политика


11.09.19
697

Почему в день выборов мэра избирательные участки не выдержали конкуренции с садовыми

05.09.19
843

Начиная со 2 сентября зарегистрированные кандидаты на пост мэра Новосибирска не могут отказаться от участия в выборах, а избирательные объединения — отзывать своих кандидатов

13.08.19
1390

Новосибирск — в лидерах по числу кандидатов в мэры среди городов, где выборы градоначальника ещё сохранились

Экономика


16.09.19
535

Может ли закредитованность населения стать причиной очередного экономического кризиса?

13.09.19
678

Одежда из рыбы и понятливые остановки: что производят компании, отмеченные на Сибирских венчурных ярмарках прошлых лет?

04.09.19
874

В Новосибирской области в разгаре уборка урожая — зерновых культур и овощей

Общество


20.09.19
134

Как оказывается социальная помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию

20.09.19
151

На форуме «PROрегион» молодые люди разбирались с гендерными стереотипами и учились бесконфликтному диалогу

17.09.19
383

12 сентября 95-летие отмечали в Сузунском районе, вся история которого насыщена удивительными историческими событиями

Культура


17.09.19
403

Выставка картин Александра Шурица, лекция известного египтолога, фестиваль польского кино и другие события недели. Выбирайте свой культпоход с 19 по 26 сентября

17.09.19
531

Два литературных фестиваля, «Книжная Сибирь» и «Новая книга», показали, что сибиряки любят читать, думать и спорить

11.09.19
670

На четыре дня Новосибирск превратится в книжную столицу России

Спорт


18.09.19
296

55-летие новосибирского мотодрома собрало тысячи болельщиков

17.09.19
372

Уникальный спортивный комплекс в Новосибирске лично открыл президент Олимпийского комитета России

02.09.19
804

Региональный Центр по спортивной гимнастике имени олимпийского чемпиона Евгения Подгорного «вступает» в первый полноценный сезон

x

Сообщите вашу новость:

up