14.09.17

Песнь Камня и Пламени

Он объехал почти весь мир, побывал на самых высоких горах и спускался в самые глубокие пещеры, но никогда не брался подсчитывать, сколько стран посетил и сколько вершин и глубин покорил. Сегодня в гостях у «Ведомостей» — альпинист-спелеолог Анатолий БУЛЫЧЁВ.

Пещерное крещение


— Анатолий Александрович, как у вас возник интерес к пещерам?
— Я родился в Красноярске, рядом со Столбами. В трудном детстве я сбегал туда от пьющего отца, там же меня прибрали к рукам «столбисты», и от них у меня появилась на долгие годы страсть к лазанию по скалам без страховки. А потом была школа альпинизма, которая заставила меня — слава Богу! — привыкнуть к верёвке. В 1975 году я поступил в НГУ, где сначала пришёл в секцию альпинизма. Но тут подвернулись спелеологи, и у меня проснулось новое увлечение — исследование пещер. Просто так лазать по пещерам как туристу мне было неинтересно с самого начала.
Двадцать лет я тренировал секцию в НГУ, потом она сама по себе превратилась в секцию альпинизма. Если кто-то обращается за советами по спелеологии — всегда рад помочь.


— Какая пещера у вас стала первой?


— В том же 1975 году меня позвали в пещеру Большая Орешная под Красноярском. Это уникальный, очень сложный лабиринт, протяжённость только известных ходов в котором составляет 50 километров, и то он изучен ещё не полностью. Спустились туда — и намертво заблудились. Психологически было тяжело это пережить: первый раз под землёй и сразу такое испытание. У нас закончилась еда, погас свет, никого кроме нас в пещере не было. А наверху никто не знал, где мы находимся: мы же были молодые, дурные, на учёт не вставали. Вышли каким-то чудом. И то потом приезжали в эту пещеру много раз, иногда чуть ли не по два раза в месяц, чтобы понять, где же мы заблудились, — так и не поняли. Это-то приключение, видимо, и притянуло меня окончательно к пещерам.


Позднее в Большой Орешной мы сделали три очень значимых первопрохождения — красноярцы до сих пор удивляются, как мы смогли это сделать у них под носом, и не могут нам этого простить.

 


Царство подземных огней


— Что конкретно вы изучаете в пещерах?


— У нас два направления работы: экспедиционное и исследовательское. Первое означает, что мы пытаемся найти новые пещеры там, где они пока ещё неизвестны — прежде всего, в тех районах, где есть карст. Без знания геологии тут не обойтись — ну или надо, чтобы в группе обязательно был геолог. Наобум пещеры никто сейчас не ищет. А как исследователи ищем что-то новое в уже открытых пещерах. Интересуемся образованием пещер, их минерализацией, наличием полезных ископаемых.


— И сколько пещер изучили таким образом?


— Я их не считаю. Мы пещеры не коллекционируем: «упираемся» в один объект и начинаем его исследовать. Думаю, что их наберётся больше тридцати. После Большой Орешной следующими для нас стали пещеры Горного Алтая — Кёк-Таш и Алтайская, в первую очередь. Алтайская пещера — это вообще фирменный «бренд» нашего спелеологического клуба НГУ. Потом были пещеры Узбекистана, Таджикистана, Снежная и Напра на Кавказе. Далее начались контакты с венгерскими коллегами, а там пошли и совместные экспедиции по всему миру. Значимые прохождения сделали в пещерах Мишель-Гортани в итальянских Юлийских Альпах, в австрийском Лампрехтсофене — пещере с самым глубоким в мире траверсом, которая долгое время считалась глубочайшей пещерой мира. Рейтинг глубоких пещер часто меняется: если между пещерами удаётся найти проход, то глубина пещеры сразу увеличивается. Так было с пещерой Снежная: её глубина считалась 1 335 метров, а когда оказалось, что она соединяется с пещерами Меженного и Иллюзией, она сразу увеличилась до 1 760 метров и теперь считается третьей в мире по глубине. А в районе Аладаглар в Турции могут быть пещеры и до трёх километров в глубину — это просто феноменальный район.


В 2013 году мы познакомились с американцами, с которыми сделали совместный проект на Гавайях. Там обнаружилось нечто совершенно фантастическое — пещеры внутри лавовых трубок прямо под вулканами острова Большого.

Геологи до сих пор не верят, что такие существуют, хотя они есть и уже созданы их карты. Представляете, пещера Касубуро протягивается на 60 километров, Колокаи — на 32 километра, огромные галереи, как в метро, а сверху действующие вулканы, Килауэа вообще извергается постоянно. И таких пещер — десятки.


— Чем такие пещеры отличаются от карстовых?


— У них вообще нет ничего общего. Их создаёт магма, как бы абсурдно это ни звучало. Но магма должна быть специфической породы — не кислой, а очень вязкой с высокой температурой. Плюс специфическая местность. Магма выносит всё на своём пути; когда остывает, то образуется корка, а за счёт корки остаётся галерея.


— У нас на Камчатке тоже есть такие пещеры?


— Этого пока никто не проверял, но там другая порода. Встречаются только маленькие газовые пузыри в лавах, как и по всему миру, и галереи максимум метров на сто.


А сейчас мы были в пещерах Австралии. На северо-востоке страны есть уникальная по своей геологической структуре пещера Каприкорн (в переводе «Козерог») — с базальтами, которые внедряются в карстовые пустоты. Ещё в Австралии есть пещеры, которые идут вдоль гранитного покрова, который наложился на карст. Подобные пещеры норвежцы исследуют в ЮАР, а у нас похожий карст нашли в Восточных Саянах, но там ещё нужно работать.


— Как вы выбираете пещеры для изучения?


— Обычно нас приглашают национальные спелеологические общества, с представителями которых знакомимся на разных международных конференциях.


— Попадались ли во время работы в пещерах какие-то археологические или палеонтологические артефакты?


— Далёк я от археологии, да и не пытались мы что-то такое искать. В основном это можно найти в очень доступных пещерах, а мы в такие не ходим.


— Есть опасения, что результаты ваших исследований полезных ископаемых пещерного мира могут привлечь их разработчиков, которые разрушат этот мир?


— Трения между спелеологами и добытчиками есть везде, вот и в Австралии мы это видели. Гору Этна — «тёзку» итальянской — и пещеру Каприкорн австралийцы отстояли как памятники природы, а за их пределами вовсю ведутся разработки. Но спортивные пещеры никто не тронет: входы в них, как правило, высоко в горах, такие промышленникам не нужны.

 


Простые каноны


— В тяжёлые ситуации попадать под землёй доводилось?


— Страшнее паводка под землёй нет ничего. Если на поверхности прошёл ливень, то внизу может начаться настоящее цунами. Тут главное — успеть укрыться в какой-нибудь верхней галерее. Иначе — всё. Затянет в пучину, и никто никогда не найдёт.


— Сколько весит ваше снаряжение?


— Это от пещеры зависит. Когда ходили в Снежную, у нас было тридцать транспортников на четырёх человек, а каждый почти по сто килограммов. Сейчас так не ходим, но всё равно получается по четыре транспортника на нос, и каждый килограммов по двадцать. Вообще в снаряжении огромный прогресс: вспоминаем, как ходили раньше, — кажется, ужас, как самоубийцы какие-то. А сейчас больше на эстетов похожи, что ли.


— Куда собираетесь в ближайшее время?


— Теперь с планами стало сложнее: обстановка в мире какая-то неспокойная, все чего-то боятся. Пока планирую на Аконкагуа (высшая точка Южной Америки высотой 6 960 метров. — Прим. «Ведомостей»), куда езжу несколько лет подряд. Не срастётся — отправлюсь в Патагонию, в район Сьерра-Торре. Я уже побывал на высших точках всех континентов — кроме Эвереста и массива Винсон в Антарктиде, — хотя специально такой задачи не ставлю. И пешеходных троп, по которым все совершают восхождения, мне не надо — мне нужна стена.


В США я побывал раз семнадцать, в каждой стране Европы — минимум по разу, во Франции, Швейцарии, Италии раз по пятнадцать — там Альпы, раз тридцать был в Венгрии, часто в Великобритании.


— Есть ли у вас какие-то талисманы, которые всегда с вами?


— У спелеологов, как у альпинистов, есть не то что талисманы, а некие каноны, правила поведения, «понятия». Они и будут талисманом, если неукоснительно им следовать. Главное — всё время наблюдать за товарищами, если что-то не так — сразу поворачивать назад. Не надо никаких подвигов, если разыгрывается непогода, даже если у молодёжи горят глаза — с высоты возраста понятно, что это основное правило. Всем — помогать друг другу, ни в коем случае не соперничать: группа — это семья, а не соперники. Не сидеть на месте, всё время что-то делать: если устал, если чувствуешь горную болезнь — пересиливай себя, начинай работать. И не забывать, что ты в горах только гость — место, где был твой лагерь, должно остаться чище, чем было до тебя.


— А жизненный девиз у вас есть?


— Он такой эгоистический: «Делай то, что нравится». Пока получается. А если сказать корректнее — надо иметь мечту, но не следовать ей фанатично. Не всегда то, что тебе очень нравится, в жизни обязательно станет твоей работой. Лишь бы не слишком раздражала работа, но главное — она должна тебя кормить.


Виталий СОЛОВОВ | Фото Валерия ПАНОВА

back
25

Статьи на эту тему:

01.07.19 Дорога мечты

Как встретились чувашский путешественник Никита Тенче и новосибирская журналистка Анастасия Сафонова и как из этой встречи родилось Великое мировое кочевье.

26.12.18 Акуна матата!

Новосибирский дизайнер Александр ПОМАЗАНОВ — о том, как он жил в составе благотворительной миссии в небольшом кенийском городе

07.01.18 Карточный долг

В это трудно поверить, но в наше время может найтись человек — молодой человек, — который всем новейшим навигаторам предпочитает старые добрые бумажные карты.

06.12.17 В свою родную Катманду

Историк, путешественник, автор сюрреалистичной книги «Сады Ябоневни», вышедшей год назад в Москве, Василий ЛАБЕЦКИЙ — о том, какая религия ближе всего к науке, и почему непальцы никогда ни о чём не жалеют.

В Заксобрании


12.07.19
342

Депутаты заксобрания хотят ускорить процесс создания в Новосибирске единого платного парковочного пространства

11.07.19
329

Заксобрание рассмотрит дополнительные меры поддержки детей участников Великой Отечественной войны

11.07.19
366

Депутаты заксобрания посетили достраивающийся автовокзал «Восточный» и предложили ускорить процесс оптимизации междугородних перевозок пассажиров

Политика


02.07.19
201

Дмитрий Медведев заявил о грядущих изменениях в «Единой России»

27.06.19
536

Выборы мэра Новосибирска пройдут 8 сентября. О намерениях принять в них участие заявили уже 12 человек

18.06.19
518

Выполненные планы по отдельным программам в 2019 году — залог своевременной реализации нацпроектов в будущем, считает полпред президента в СФО Сергей Меняйло

Экономика


12.07.19
350

40 отелей, санаториев и баз отдыха в Новосибирской области прошли классификацию и теперь носят свои «звёзды» с полным основанием

20.06.19
618

На территории Маслянинского района открыт крупнейший в России животноводческий комплекс

13.06.19
716

Приоритетные задачи развития экономики и перспективы их достижения были обозначены на заседании правительства Новосибирской области 10 июня

Общество


16.07.19
90

Как получить финансовую помощь, если ваш дом пострадал от пожара или стихийного бедствия?

16.07.19
83

Фонд «Защити жизнь» просит помочь двухлетней Еве

12.07.19
477

В Новосибирском зоопарке начали проектировать вольеры для жирафов, зебр и антилоп и готовятся к встрече вомбатов из Австралии

Культура


16.07.19
50

Послушать гармонь, лекцию кинокритика или старые добрые песни Сергея Фалетёнка? Выбирайте свой культпоход с 19 июля по 26 июля

09.07.19
395

Кино на траве, встреча с Игорем Мараниным, выставка керамики и другие события недели. Выбирайте свой культпоход с 12 июля по 19 июля

08.07.19
243

Выставка «Дикая природа России» в Музее природы представляет лучшие работы всероссийского фотоконкурса журнала «National Geographic Россия».

Спорт


16.07.19
69

В Новосибирске прошёл чемпионат области по лёгкой атлетике

16.07.19
63

На XXX Всемирной летней Универсиаде в Неаполе сборная Россия заняла второе общекомандное место, и свой вклад в этот успех внесли и новосибирцы

09.07.19
276

В Ордынском прошла IХ летняя Спартакиада муниципальных образований Новосибирской области

x

Сообщите вашу новость:

up