02.04.21

Просто работать честно

Из сельского округа — в городской. Депутат заксобрания Ашот РАФАЕЛЯН — об основных отличиях территорий и специфике работы на новом месте.

Ашот Рафаелян работает в Законодательном собрании уже третий созыв. В двух предыдущих он представлял интересы жителей Куйбышевского и Северного районов Новосибирской области. С чего он начал работу на новом для себя округе и какие его проблемы намерен решать в первую очередь?

До достойного уровня

— Ашот Вардкесович, с чем была связана столь кардинальная смена территории округа?

— В этом нет ничего кардинального, никакой политики. Просто мне поступило предложение баллотироваться по городскому округу. Суть работы не меняется — и в городе, и в селе интересы жителей нуждаются в защите.

— Сильно ли отличается специфика депутатской работы в городе и в селе?

— Конечно, удобно, что здесь всё сосредоточено на небольшой территории, не сравнить с Куйбышевским или Северным районом, когда от райцентра до некоторых населенных пунктов 70 километров по бездорожью надо ещё ехать. И соответственно инфраструктурных проблем в селе больше, чем в городе. Большое значение там имеют вопросы газификации, обеспечения чистой водой, ремонта дорог к отдалённым населённым пунктам. По-разному выглядит и материально-техническое обеспечение социальных объектов. Сейчас я захожу в школы Ленинского района и, конечно, вижу разницу, достаточно большой разрыв между сельскими и городскими школами. Но и в городе не все школы имеют достаточно хорошую техническую оснащённость. Я взял за правило раз-два в неделю посещать какую-либо школу или садик, чтобы ближе знакомиться с коллективами, с директорами, узнавать, какие у них проблемы. И тут же, на месте, совместно определять основные вопросы и приоритеты каждого образовательного учреждения.  Сейчас уже утверждён список наказов, которые будут реализованы в предстоящие пять лет. Если наказ не вошёл в программу, есть депутатский фонд, который может прийти на помощь, ну и внебюджетные источники, которые тоже можно привлечь к решению тех или иных проблем.

За сравнительно небольшой период времени я посетил многие школы, большинство из которых имеет более-менее достойный уровень материально-технического обеспечения. Но, к сожалению, ещё есть учреждения образования в не очень хорошем состоянии, в частности где-то в коридорах линолеум рваный, стены обшарпанные, территория неухоженная. Я спрашиваю: почему? Школы все примерно одинаковых лет постройки, учатся в каждой в среднем около 800 детей. А мне отвечают: просто мы находимся «не там». Школа внутри квартала, незаметна с центральных улиц. Те, что на видном месте, привлекают больше внимания, и их быстрее приводят в порядок. Конечно, меня очень огорчило состояние таких учреждений. Мы договорились в ближайшее время обсудить программу, как им можно помочь, будем работать.

— В последние годы построено немало новых школ — просторных, с современным оборудованием. А как быть со старыми, как подтянуть их до достойного уровня?

— Мы действительно стали строить очень хорошие школы. Конечно, когда тратятся такие огромные деньги, надо уже всё делать по новым технологиям, по новым требованиям. Надо сделать так, чтобы в ближайшие 15–20 лет уже к этой школе «не возвращаться». А что касается старых — здесь проблема в том, что очень мало средств выделяется на техническую оснащённость, на хозяйственные нужды школ. Вот на это министерству образования, департаменту образования мэрии надо обратить особое внимание. Если мы можем заложить сотни миллионов, до миллиарда рублей на строительство одной школы, давайте какую-то сумму направим на проведение инвентаризации старых школ, на выяснение, где реально есть аварийные ситуации. Провод алюминиевый, например, которому уже 50 и более лет, и он в любой момент может замкнуть, или тополя, которые сильный ветер легко повалит. Были случаи, когда дети получали травмы. Это действительно очень опасно. В некоторых школах 130 тысяч рублей выделяется на технические нужды. Что они на эти деньги могут сделать?

— Есть же программы «Школьное окно», «Школьная кровля»…

— Есть. Но тут неожиданная для меня ситуация. Мы в сельских школах на моём бывшем округе практически все окна заменили на пластиковые, во всех школах была выполнена программа «Школьное окно». А здесь — еще много школ, в которых стоят деревянные окна с момента постройки. Ведь вопрос замены окон это в первую очередь безопасность и здоровье детей. К тому же, имея окна, которым уже более 50 лет, невозможно говорить о проветривании классов и энергоэффективности. То же самое касается замены старой электропроводки, спила аварийных деревьев — всё это напрямую связано с безопасностью. После посещения всех образовательных учреждений округа я буду инициировать встречу в министерстве образования для обсуждения этой проблемы и других важных и острых вопросов в сфере образования. Я убеждён, что сегодня необходимо на уровне правительства региона принять минимум три государственные программы: по замене всех деревянных окон в школах, замене старой алюминиевой электропроводки и спилу аварийных деревьев на территории образовательных учреждений. Важно посчитать необходимый объём финансирования на эти цели и реализовать такую программу в течение 3-4 лет во всех школах Новосибирской области.

Те же самые проблемы актуальны и для детских садов и тоже требуют аналогичного решения. Новые строятся — прекрасные, а те, которым несколько десятков лет…

В первую очередь

Ашот Рафаелян (справа) на заседании комитета с депутатом Дмитрием Козловским

— Какие наказы вы получили от избирателей вашего нового округа?

— Наказов много. Конечно, с одной стороны это хорошо, но с другой — качественное исполнение не гарантированно. За прошлые годы работы я привык, что наказов формируется несколько десятков, но они самые важные для территории. И в течение пяти лет работы мы их практически все реализовывали. Сейчас уже известно, что из 1 800 поданных на нашем округе наказов 1 300 вошли в программу правительства. Дальше уже как они будут финансироваться, выполняться — это отдельный вопрос. Мы реально оцениваем сегодняшнюю ситуацию. Когда я встречаюсь с директорами школ, заведующими детских садов, я говорю: есть наказы первоочередные, давайте обсудим, что уже сегодня нужно сделать, что связано с безопасностью, с комфортом, с теплом для детей. Недавно мы были в школе, где спортзал зимой прогревается до 10 градусов. Я даже в районах области с таким не сталкивался. На протяжении нескольких лет эта проблема не решается. Цена вопроса не такая уж большая, три-четыре миллиона. Мы включили это в наказы, надеюсь, удастся решить проблему.

— Какие самые дорогие в исполнении наказы вошли в программу?

— Нет каких-то наказов на сотни миллионов. Из самых финансовоёмких 14 миллионов на большую многофункциональную спортплощадку при школе.

— А строительство школ, детских садов, поликлиник?

— Давайте будем честными — когда строятся такие объекты, это не относится к достижениям депутата. Это государственная программа и объекты по ней будут так или иначе реализованы, если заложены в бюджет.

— Многие депутаты говорят: я выполнил наказ, построил школу.

— Я никогда этого не говорил. Бывает, когда депутат годами добивается какой-то реконструкции, получает дополнительное финансирование. Но если есть государственная программа, в которой уже запланировано построить школу, не думаю, что нужно говорить, что это достижение депутата.

— Вы уже думали, как будете распределять депутатский фонд?

— Мы уже начали это делать. Я сторонник того, чтобы фонд был распределён до начала лета, чтобы с наступлением тепла приступать к

работе. Направления — то, о чём я уже говорил. Спил аварийных деревьев, которые угрожают безопасности детей. В некоторых школах и детских садах уже мы выделили средства для их устранения. Где-то помогаем создать музей в школе, где-то организовать или расширить раздевалку, приобрести необходимое кухонное оборудование, которое требует замены. Уже в нескольких школах начинают эти торги проводить, планировать. Я хочу до конца апреля обход всех школ и садиков завершить, выяснить все потребности.

Не за счёт населения

Ашот Рафаелян с коллегой по работе на округе Романом Яковлевым

— Какие важные, касающиеся всех жителей города, в том числе и вашего округа проблемы в последнее время обсуждались на комитете?

— Не так давно был серьёзный разговор о ходе строительства нового ледового дворца. Это серьёзный проект, который сопровождается на очень высоком уровне, контролируется лично и губернатором, и министрами. Но есть проблемы, да. Есть отставание от сроков. Однако я как профессионал в строительстве крупных объектов понимаю: когда такие масштабные  высокотехнологичные объекты строятся, надо всё оценивать в комплексе. Если уже заказано высокотехнологичное оборудование, устройства вертикального подъёма, пожарно-охранная сигнализация, системы безопасности — это всё финансовоёмкие разделы, которые будут производиться в конце стройки. Поэтому я не стал бы сегодня жёстко говорить, хорошо или плохо идёт строительство. Время покажет. Точка отсчёта — октябрь. Если к октябрю готовность не будет, по крайней мере, до 60 процентов, то тогда действительно можно начинать переживать. Потому что ещё через год, в октябре 2022 года пройдут тестовые соревнования, которые предъявляют самые высокие международные стандарты к ледовой арене.

Ещё одна больная тема, обсуждавшаяся на комитете — тарифы. Сибирская генерирующая компания, обеспечивающая город теплом, обратилась в Законодательное собрание с предложением новых механизмов привлечения дополнительных инвестиций в сферу теплоснабжения, которые позволят производить масштабную замену старых труб. Но это означает и пересмотр тарифов. Я всегда был против увеличения тарифов, против решения тех или иных проблем, пусть даже таких насущных, как замена труб, за счёт населения. Пусть это будет концессионное соглашение между СГК и муниципалитетом или регионом. Но обычный житель не должен разбираться, что такое СГК, откуда берётся тариф. Он просто видит в своей квитанции, стал ли он больше платить за тепло или нет. СГК — полностью коммерческая структура. Если они инвестируют деньги, то должны понимать, когда и как они вернутся. Насколько я понимаю, они же делали аудит, когда покупали это предприятие. То есть должны были оценивать стратегию развития. Здесь много вопросов, и не нужно кивать на то, что с советских лет не меняли трубы. Да, у нас есть такая проблема и у других ресурсоснабжающих организаций.  Например, Горводоканал — муниципальное предприятие, которое эффективно решает проблемы ремонта и замены сетей, не перекладывая их на потребителей. Не думаю, что СГК нужно давать особые привилегии. Пусть ищут внутренние резервы и получают государственное софинансирование. Альтернативы теплу нет. Это компания-монополист, и на ней лежит огромная социальная ответственность перед жителями региона. Развитие компании, увеличение её прибыли, доходности никак не должно отражаться на тарифах для людей.

— На комитете обсуждали и больную для многих проблему мусорной реформы, в результате которой ничего не изменилось, кроме тарифов для населения.

— Я очень критично отношусь к компании «Экология-Новосибирск». Почему-то они считают, что делают населению одолжение. Но раз вы пришли на рынок услуг ЖКХ, то должны делать работу лучше, чем было раньше. На моём прежнем округе мне говорят: раньше мы не платили и мусор у нас не вывозили, сейчас платим, а мусор всё так же не вывозят. Это компания, которая думает только о своих интересах. Они не сделали ничего, чтобы оправдать свои тарифы. Они просто заменили одних исполнителей другими, нисколько не улучшив качество оказания услуг населению.

— Есть возможность расторжения концессии с «Экологией-Новосибирск»?

— Есть, но только у исполнительной власти, не у депутатов. Не они заключают такие концессии, это проблема отношений правительства региона и самой этой структуры. И, к большому сожалению, в действующем сегодня концессионном соглашении остается много нерешённых вопросов. И молча наблюдать за ходом реализации «мусорной реформы» депутаты не могут, избиратели так или иначе спросят: а вы-то куда смотрите?

Думаю, что региональный оператор-монополист сегодня пользуется тем, что существует некий страх создать мусорный коллапс. Сейчас худо-бедно мусор вывозят. Но мне кажется, что когда-нибудь этой проблемой придётся заняться — не сегодня, так через полгода, год. Если они не поменяют отношения к своей работе.

— И в заключение: вы полгода работаете на новом для себя округе. Сильно ли ощущается разница?

— Разница разве что в отсутствии необходимости преодолевать большие территории. А в целом — просто свою работу везде надо делать честно. И тут разницы нет. Не так давно на территории моего прошлого избирательного округа был проведен опрос среди жителей о том, кого бы они хотели видеть своим депутатом в Государственной думе. Моей фамилии в предлагаемом списке не было, но сами жители стали её называть. Это неожиданная, но приятная и достойная оценка результатов работы на округе. Поэтому буду и дальше работать так, чтобы через пять лет добиться такого же уровня доверия и поддержки от жителей Ленинского района.

Татьяна МАЛКОВА | Фото Валерия ПАНОВА

back
399

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up