01.04.21

Бизнес как соцзащита

Социальное предпринимательство делает в Новосибирске первые шаги и рассчитывает на содействие со стороны областных министерств

Хотите — поможем

В сфере социального предпринимательства бизнес-сообщество Новосибирска делает самые первые шаги. Что это такое: работа, нацеленная исключительно на альтруизм по отношению к ближним, или всё же бизнес, который при всех благих результатах работы нацелен прежде всего на получение выгоды? Ответ на этот вопрос каждый, кто намерен прийти в эту сферу, должен дать себе сам. А вот о формальных определениях, содержащихся в законодательной базе, государство позаботилось в прошлом году, когда ценность социальной работы стала понятна как никогда раньше. Какой он сейчас, социальный бизнес Новосибирска, и куда ему развиваться? Ответ на этот вопрос искали участники круглого стола «Социальное предпринимательство. Пути развития», который прошёл в центре «Мой бизнес» 31 марта.

Начиная разговор, министр промышленности, торговли и развития предпринимательства НСО Андрей Гончаров отметил, что в рамках нацпроекта по поддержке предпринимательства перед властью ставится задача давать такому бизнесу зелёный свет, что и было сделано открытием год назад центра «Мой бизнес» с Центром инноваций социальной сферы. «Предприниматели могут воспользоваться услугами всей его инфраструктуры, чтобы выйти на следующий этап своего развития. В каждом районе и городе области есть реестр объектов муниципальной и государственной собственности, которые могут быть им предоставлены», — заметил министр.

Для получения такого статуса надо подать в областной минпромторг заявку, которую рассмотрит специальная комиссия с участием представителей общественных объединений и предпринимателей.

В 2020 году в реестр социальных предпринимателей НСО вошли 12 юрлиц, заявок было 14.

Реестр социальных предпринимателей НСО обновляется раз в год 1 июля, так что скоро этот список должен пополниться, но вряд ли намного: как рассказала замначальника управления промышленности и предпринимательства министерства Анна Амосова, положительное решение уже принято по трём поданным за минувший год заявкам, ещё пять находятся на рассмотрении. В это же самое время социально ориентированных некоммерческих организаций в регионе насчитывалось, согласно федеральному реестру, 943.

Социальным предпринимателем есть возможность стать в том случае, если деятельность бизнесмена соответствует одной из четырёх категорий. Во-первых, если половина сотрудников набрана из социально зависимых категорий — люди предпенсионного возраста, многодетные и одинокие матери, лица с ограниченными возможностями здоровья. Во-вторых — предприятие реализует товар, производимый этими категориями граждан. В-третьих — как минимум 50% выручки предприятие имеет от реализации товаров для этих же социальных групп. И четвёртая — деятельность предприятия направлена на достижение общественно полезных целей: от дополнительного образования до оздоровительных процедур.

Для социальных предпринимателей в регионе доступны все меры поддержки — от льготных кредитов до консультационных услуг, а Центр инноваций социальной сферы учит людей правильно заниматься таким бизнесом. Как рассказывает его директор Оксана Козырева, задача центра — не «вытаскивать искусственно» социальность из каждого бизнеса, а работать только с теми, кто выбрал этот путь осознанно. Информирование, обучение, сопровождение на старте, продвижение и, наконец, вывод подопечного на «инвестиционный подиум», где у социальных стартаперов появляется возможность обзавестись полезными связями в плане привлечения финансирования, — так центр работает с каждым клиентом. Однако собственного «подиума» в НСО пока нет — они устраивались в соседних регионах.

Кроме того, в 2021 году впервые за четыре года в рамках нацпроекта вводится субсидия для соцпредпринимателей, причём не на компенсацию уже понесённых затрат, а на финансирование этих затрат — коммунальных услуг, ремонта помещения, приобретения основных средств и программного обеспечения. Правда, на уплату налогов и процентов по кредитам эту субсидию (а её размер — от 100 до 500 тысяч рублей) тратить нельзя. Важно, что претендовать на такую поддержку могут только те, кто признавался социальным предпринимателем в течение трёх лет, внесён в реестр и собирается расширять сферы деятельности или запускать новый проект. В министерстве также собираются ограничить полугодом срок, в течение которого субсидия должна быть потрачена. В грантовом фонде имеется 10,5 миллионов рублей, то есть субсидии могут достаться как минимум 21 предпринимателю.

Однако, как отмечает Оксана Козырева, областные органы власти до сих пор не заинтересованы в плотной работе с социальным бизнесом. Хотя министерствам здравоохранения и социальной защиты это нисколько бы не помешало. Единственное исключение — министерство культуры, с которым у центра наладилось хорошее взаимодействие.

Спасение в соцзаказе

Что мешает работать социальному бизнесу, разбирались участники круглого стола.

Официальных социальных предпринимателей в НСО, как уже было сказано, немного. Ещё меньше пришли на круглый стол, чтобы поделиться своим опытом работы и рассказать о конкретных трудностях каждого бизнеса. Ольга Потанина в прошлом году одной из первых получила этот статус. Она руководит патронажным агентством «Служба социальной поддержки», которое помогает ухаживать за людьми в преклонном возрасте, страдающими деменцией или восстанавливающимися после операций, травм и инсультов. Среди 42 сотрудников службы — представители тех же самых уязвимых категорий, от предпенсионеров до людей с ограниченными возможностями, которые помогают более чем семи сотням нуждающихся.

— Для открытия службы я безвозмездно получала финансовую субсидию, около трёх лет арендовала помещение по льготной ставке, посещала бесплатные ярмарки, бесплатные консультации специалистов, мы были освобождены от уплаты налогов по упрощённой схеме. В 2020 году после получения статуса получили рекламную, имущественную и финансовую поддержку, обучение, участвовали в разных конкурсах. Сейчас главная задача — решение социальных проблем, и поэтому такое предпринимательство надо всячески пропагандировать, — считает Ольга.

В «Службе социальной поддержки» сознают, что проблемы у такого рода бизнеса есть, но пути их решения видят. Но удаётся это не всем. Елена Баскакова руководит похожим предприятием — патронажной службой, которая занимается реабилитацией детей (массаж, гимнастика, плавание) на дому. За эти услуги платят родители. «Но всегда хочется, чтобы за эту работу платил кто-то третий, но, кто именно, я пока не могу определить сама и в отдельных случаях помогаю бесплатно», — говорит Елена. Она отмечает, что в городе работает около 200 частных бассейнов, каждый из которых мог бы получить статус социального предпринимателя, но о такой возможности мало кто знает, поэтому информирование о ней надо усиливать.

«Государство предоставило нам всё — и спрос на наши услуги, и законы. Но сертификация и лицензирование остаются очень затратными делами, хотя на стадии прототипирования для нас это важно», — указывает Денис Прядунов. Компания «Неограниченные возможности» под его руководством разрабатывает технические средства, призванные облегчить жизнь людям с разными видами инвалидности. Ещё на одну проблему обратил внимание Алексей Дальчанин, руководитель предприятия «Экология и соцзащита»: швейная продукция, которую выпускают работающие там пенсионеры и инвалиды, из-за низкой рентабельности не выдерживает рыночной конкуренции. Алексей уверен: введение гарантированного соцзаказа для предприятий, обеспечивающих занятость инвалидам, спасло бы такой бизнес. Для начала, например, можно было бы сформировать на уровне области перечень продукции для закупки у социальных предприятий по фиксированным ценам.

Ирина ДИДЕНКО, заместитель председателя комитета заксобрания по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности:
— Круглый стол направлен, во-первых, на информирование социальных предпринимателей о том, что делает государство для их сферы — а это, в том числе, и закон по распространению мер поддержки среднего и малого бизнеса на социальное предпринимательство, который заксобрание приняло на минувшей сессии. А во-вторых, на то, чтобы получить обратную связь, чтобы мы могли услышать, какие меры ждут от нас предприниматели, и понять, как отлаживать наши инструменты и делать их более эффективными.

Зампред комитета заксобрания по бюджетной, финансово-экономической политике и собственности Ирина Диденко его поддержала, предложив предпринимателям выходить со своими инициативами по защите соцпредпринимательства и преференциям для него. «Хотя бы чтобы установили минимум закупок», — отметила депутат.

Бизнес-омбудсмен Новосибирской области Николай Мамулат, соглашаясь с тем, что закон хоть и определил «правила игры» социальных предпринимателей и государства, отметил, что многие детали всё ещё усложняют жизнь тех, кто хочет придать своему бизнесу социальный характер.

— На самом деле соцпредприятий в области намного больше, чем 12 — они просто не знают, что можно получить господдержку. И от государства такой помощи не хватает — некоторые министерства «скромничают». Хотя почему бы им не отдать часть своих полномочий предпринимателям? Тот же миинсоцразвития может отдать им 10% своих полномочий в негосударственном секторе. Когда появится конкуренция между предпринимателями, качество оказываемых ими услуг станет гораздо выше, — уверен Николай Мамулат.

Виталий СОЛОВОВ | Фото Валерия ПАНОВА

back
701

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up