19.11.19

Характер рождается в спорах

21 ноября Геннадию АВЕРЬЯНОВУ, бывшему главному редактору газеты «Советская Сибирь», исполнилось 85 лет. Его оптимизму и деловой активности можно позавидовать. А способствует тому его простая житейская формула: не помнить зла и не замыкаться в себе, быть в гуще событий и людей.


Человек непоседливый

— Геннадий Иванович, несмотря на солидный возраст, вы всё время занимаетесь какими-то проектами. Последние несколько лет работаете в Ассоциации землячеств Новосибирской области заместителем председателя её правления. При этом трудитесь как общественный деятель. В чём секрет такой активности? Опыт прошлых трудовых лет не даёт вам расслабиться, отдыхать спокойно? Или жизненный тонус хотите по-прежнему держать в форме?
— И то, и другое, и третье. А ещё, как видится мне, в любом возрасте человек должен быть востребованным. Да и характер у меня такой, я — человек непоседливый. Займусь каким-то делом, а оно меня тянет и тянет дальше. Мне по жизни пришлось пройти, испытать профессии идеологического, политического и человеческого планов, которые не давали замкнуться в себе. Работа в комсомоле, партийные должности, журналистская и редакторская деятельность — это постоянное общение с людьми. Оно, как я считаю, рождает, закаляет характер, не позволяет поселиться в душе унынию и скуке.

 

По первому высшему образованию я вообще-то учёный-агроном, окончил Новосибирский сельхозинститут. Но к тому времени уже поработал в районных газетах. А незадолго до того, как мне надо было защищать диплом, дали мне ответственное поручение: с нуля создать Баганскую районку. Задание выдали 13 декабря, а 15 января, как рекомендовали, должен был выйти первый номер газеты «Степные нивы». Он в этот день и вышел.

 

Основательно и окончательно ввела меня в журналистскую профессию учёба в Высшей партийной школе при ЦК КПСС, на отделении печати, радио и телевидения. Там мы не только постигали азы ремесла, но и знакомились с интереснейшими людьми. По субботам и воскресеньям на встречи со слушателями школы приходили именитые учёные, композиторы, писатели, журналисты, артисты, спортс­мены, космонавты. Два года в Москве меня сильно обогатили в интеллектуальном плане.

 

— Полагаю, что самый интересный период в вашей жизни пришёлся на ту пору, когда вы были главным редактором «Советской Сибири». И эти двенадцать лет вашего редакторства можно назвать самыми напряжёнными?
— Безусловно! Почётно и ответственно руководить крупной областной газетой. Но эта должность требует ещё и самосовершенствования, и полной отдачи. Подписал номер в печать, а ночью вдруг снится: что-то в нём не так… Ждёшь до утра, когда можно будет «пробежать» все опубликованные в газете тексты. Палитра вопросов областного издания разнообразна, конечно. Уж насколько широким был у меня круг общения, когда заведовал отделом пропаганды в обкоме КПСС, но вырос этот круг многократно в годы редакторства. Без лишней скромности скажу: меня эта должность преобразила в лучшую сторону. Я совсем другим человеком стал. И в понимании жизненных ценностей, и в общении с людьми.

 

— Вы пришли в творческий коллектив, где априори не должно быть и не было чинопочитания, партийной иерархии. Приходилось вступать в дискуссии, не только самому высказывать критические замечания, но и выслушивать их от коллег, опытных журналистов. Научились, Геннадий Иванович, этой дипломатии?
— Старался в каждом таком споре объективно оценивать ситуацию, прислушиваться к мнению оппонентов и в то же время быть очень требовательным. За творческие разногласия не держал обиду на журналистов. Многие из них меня ценили.

У меня зазвонил телефон

— Выдержка очень пригодилась в непростые для «Советской Сибири» и вас времена. Он для всей нашей страны был трудным, переломным — август 1991-го. Газета опубликовала тогда материалы ТАСС от имени членов ГКЧП. Сообщения были официальными, исходили из достоверного источника — Телеграфного агентства. Лентой его новостей пользовались все СМИ страны. Но через три дня путч ГКЧП был подавлен, президентом России стал Борис Ельцин. И вас вызвали в областную прокуратуру, предъявив обвинение в пособничестве ГКЧП. Сняли с должности главного редактора.
— Те двенадцать дней, когда на работу в редакцию «Советской Сибири» не ходил и был под открытым на меня уголовным делом, помню как сейчас. Вый­ду из подъезда своего дома — смотрю, знакомый навстречу: увидит меня и за угол спрячется, поздороваться не хочет. И все 12 дней — почти тишина, редкий телефонный звонок раздавался дома. Только семья меня и поддерживала.

 

Но потом состоялась сессия областного Совета депутатов, на которой в течение четырёх часов шло обсуждение дальнейшего существования «Советской Сибири» и меня как её бывшего главного редактора. Газету предлагали упразднить. В таком случае предрешалась и моя судьба. Ход сессии транслировало в реальном времени областное телевидение. Защищать газету и меня как главного редактора вышли на трибуну сессии и журналисты «Советской Сибири»: Алексей Жаринов, Людмила Сасса, Надежда Антипина. Была крепкая эмоциональная реакция в мою защиту. Большинством голосов депутаты отменили решение президиума и исполкома облсовета об освобождении меня от должности главного редактора. Решили вновь возложить на меня эти обязанности. Вскоре в газете определился новый состав учредителей, в том числе коллективы газеты и издательства. Редакция при этом оставила своё название и живёт в нём до сих пор. Это я считаю своим достижением.

 

Когда поздно вечером, после затянувшегося заседания сессии облсовета, я вернулся домой, то едва успевал отвечать на телефонные звонки. Разные люди, знакомые и малознакомые, меня поздравляли и поздравляли… Трагический момент в жизни газеты и моей собственной завершился.

 

Я никого не осуждаю за вакуум и тишину, что окружали меня в те двенадцать дней. Мой домашний телефон наверняка прослушивался в пору уголовного преследования. Кому-то не нужно было лишнее внимание к своей персоне, кто-то боялся навредить мне ненароком. А дело прекратили из-за отсутствия состава преступления.

Утро начинается с газеты

— Но в трудные моменты жизни дружеская поддержка бывает очень нужной. А друзей, согласитесь, мы теряем с годами?

— Свой круг общения я подразделяю на тех, кого действительно могу назвать друзьями. Но, увы, иных уж нет, а те далече… Есть и такие люди в моём круге общения, кого принято считать товарищами, приятелями. Таких у меня много, в каждый день рождения телефонные поздравления начинаются с самого утра. Радуюсь таким знакам внимания. Они говорят о том, что никому из этих людей я не причинил зла, не насолил. Настоящих друзей, в этом вы правы, остаётся меньше. Среди них, к примеру, народный художник Российской Федерации Вениамин Чебанов, доктор технических наук Дмитрий Белик.

 

Есть у меня и надёжный тыл, моя семья. С женой Анной Ивановной отметили уже бриллиантовую свадьбу. У нас двое сыновей, хорошие снохи, трое замечательных, уже взрослых внучек. Дни рождения всех членов семьи всегда отмечаем вместе.

 

— Знаю про ваше увлечение рыбалкой. А чему ещё отдаёте предпочтение?

— С удовольствием езжу на своём УАЗе, очень люблю гулять в лесу, собирать грибы. 10 последних лет в декабре отдыхаю в Краснозёрском санатории, нынче опять туда поеду. Этот район вообще люблю: здесь, в селе Лобино, я родился. Распорядок в санатории всегда у меня такой: с утра — медицинские процедуры, а после обеда — рыбалка на речке Карасук на зимнюю удочку. Получаю огромное удовольствие.

 

Перечитываю русскую классику. Взялся сейчас за Ивана Тургенева. Прочёл «Дворянское гнездо», «Накануне», «Первую любовь». Какой гений русского языка! Разу­меется, всегда под рукой газеты. Покупаю в киосках десять, а порой и двенадцать различных изданий. «Советская Сибирь», ваши «Ведомости», «Аргументы и факты», «Аргументы недели», «Собеседник», «Коммерсант», «Завтра» и другие газеты входят в мой обязательный набор для чтения. В последнее время очень полюбил научно-популярные журналы «Тайны XX века» и «Тайны СССР».

 

— А вам не кажется, Геннадий Иванович, что печатные СМИ всё активнее вытесняются электронными средствами массовой информации?

— Да, цифровые технологии теснят привычные печатные издания. Но в интернете, как мне кажется, столько вранья и неправды, что заглядывать в него не хочется. Читаешь газетную статью и размышляешь, возвращаешься к тому или иному абзацу, с содержанием и смыслом которого ты согласен или не согласен, мысленно споришь с автором, анализируешь ситуацию. С интернетом так не пообщаешься.

 

— Ассоциация землячеств тоже ведь публицистической деятельностью занимается. Уже есть книжные сборники о людях, оставивших большой исторический след в истории Новосибирской области. Такие книги нужны, вы полагаете?

— Ими многие интересуются. Одно дело — понаслышке знать о человеке, жившем или живущем с тобой по соседству, другое — из документальных источников познакомиться с достижениями, успехами этого человека, его жизненной позицией. В составе Ассоциации сейчас 23 землячества. В них выходцы из районов области, живущие в Новосибирске. Созданы они для того, чтобы земляки не забывали друг друга, приходили на помощь, если того требуют обстоятельства. Землячество ставит перед собой несколько задач. Первая — чтобы помнили люди свою малую родину. И вторая — используя репутационный ресурс каждого члена землячества, помогать малой родине. В этом и есть высоко признанный авторитет нашей организации в регионе.

Татьяна КИРШИНА | Фото из личного архива Геннадия Аверьянова

back
806

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up