31.05.19

Почти по Мартину

Игры престолов в нашей вселенной не заканчиваются никогда

Нарендра Моди (в центре) вместе со своими соратниками на предвыборном мероприятии в штате Пенджаб 10 мая. Фото: AFP/Getty.

 

Вы смотрели «Игры престолов»? Я – нет. Те, кто их смотрит, говорят, что этот сериал на прошлой неделе наконец-то закончился. И такое ощущение, что с его окончанием «прорвало» все игры престолов в нашем реальном мире: столько их эпизодов разыгралось в последние дни, что даже не знаешь, с какого и начать.

 

Раз так, начнём с самых главных тронов, например, с Большой семёрки. Там пока перемен нет, но они проанонсированы. Тереза Мэй 24 мая наконец-то сделала то, что от неё ожидали чуть ли не с начала истории с Брекзитом, и подала в отставку с поста премьера и лидера Консервативной партии. Но обязанности ей исполнять ещё месяца полтора – пока не соберётся партийный съезд, который и определит её преемника. А борьба за пустеющий премьерский трон уже началась – и среди как минимум восьми претендентов на него отметились сразу два главы британского МИДа – бывший Борис Джонсон и нынешний Джереми Хант.

 

Теперь – троны БРИКС. Результаты семитуровых парламентских выборов в Индии (само по себе звучит как сериал) 19 мая наконец-то подсчитали. В 543-местной Лок Сабхе подавляющее большинство в 352 голоса остаётся за Народно-демократическим альянсом, возглавляемым правящей партией Бхарати Джаната Парти и её лидером Нарендрой Моди. Таким образом, 69-летний политик гарантировал себе второй пятилетний срок на посту премьер-министра и может формировать своё новое правительство без коалиции с оппонентами. У Объединённого прогрессивного альянса во главе с «партией Неру-Ганди» Индийским национальным конгрессом будет только 94 места, а значит, четвёртое поколение самой известной политической семьи Индии в лице её нынешнего лидера 49-летнего Рахула Ганди (сына Раджива, внука Индиры и правнука Джавахарлала Неру) снова лишается возможности прийти к власти в ближайшие пять лет. Ещё 96 мест досталось другим партийным блокам.

 

На троне, который в аббревиатуре БРИКС значится под буквой С – South Africa (Южно-Африканская республика) перемен по итогам парламентских выборов 8 мая тоже не произошло. Большинство в 400-местном парламенте осталось за правящим с 1994 года Африканским национальным конгрессом (230 мест), 84 места будет у оппозиционного Демократического альянса, однако представительство обоих этих партий уменьшилось. А у ультралевых Борцов за экономическую свободу оно выросло с 25 до 44 депутатов, у партии белых-африканеров «Фронт свободы плюс» - с 6 до 10, у зулусской Партии свободы Инката – с 4 до 14. Ставший президентом год назад после отставки предшественника Джейкоба Зумы лидер АНК Сирил Рамафоса без проблем был избран новым парламентом главой государства на пятилетний срок.

 

Следующие по рангу – троны большой двадцатки, и один из самых больших среди них – индонезийский. «Трон тысячи островов», назовём его так. 20 мая там наконец-то подсчитали все бюллетени президентских выборов, прошедших ещё 17 апреля, и объявили победителем действующего главу государства Джоко Видодо, набравшего 55,5% голосов избирателей. Ровно на 11% меньше набрал его оппонент Прабово Субианто. Но для него индонезийский трон, видать, настолько вожделенен, что Прабово вывел своих сторонников на улицы, а сам стал оспаривать итоги выборов в Конституционном суде.

 

Австралия от Индонезии совсем рядом – через пролив. Удивительно, но отличающийся с недавних пор крайней неустойчивостью премьерский трон зелёного континента (с 2007 года премьер-министры там менялись в среднем каждые два года) выдержал нынешнего премьера (с августа 2018 года) либерала Скотта Моррисона. На парламентских выборах 18 мая его Либерально-национальная коалиция получила 78 из 141 места в парламенте. 67 мест взяла Австралийская лейбористская партия, одно – местные «зелёные». И ещё одно обстоятельство заставляет нас вспомнить «Игру престолов», где не проходило и серии, чтобы там кто-нибудь не погибал: в аккурат накануне выборов Австралия простилась с бывшим премьером 1983-1991 годов Бобом Хоуком – однопартийцем Моррисона.

 

Поностальгировать по 80-м любят не только у нас – вот и австралийцы нашли повод, а там уже и рука на избирательных участках сама поднялась проголосовать за ту самую партию.

Следующая градация наших тронов – крепкие европейские середнячки, которые по своему весу в глобальной политике до двадцатки не дотягивают, зато по уровню жизни дадут фору многим из тех, кто в эту двадцатку входит – Австрия и Бельгия. Бельгия 26 мая выбрала себе парламент – и стало ясно, что раскол между фламандцами и валлонами – двумя главными национальностями королевства – только нарастает. Предпочтения фламандцев оказались на стороне националистов из Нового фламандского альянса (25 мест из 150) и «Фламандского интереса» (18 мест), валлонам пришлась по душе Социалистическая партия (20 мест), а Реформаторское движение нынешнего премьера Шарля Мишеля получило только 14 мест. 21 место достанется двум партиям «зелёных», будут в парламенте и христианские демократы, и либерал-демократы, и бывшие коммунисты (всех по 12) – словом, картина получается более чем пёстрой.

 

А австрийцам теперь предстоят внеочередные парламентские выборы: правая Партия свободы спровоцировала политический кризис, выведя своих представителей из правительства Себастьяна Курца – самого молодого (33 года) премьер-министра в мире. Началось всё с того, что главу партии и вице-канцлера Хайнца-Кристиана Штрахе засняли в 2017 году с племянницей некоего российского олигарха, а обнародовали только сейчас – по странному совпадению, перед выборами в Европарламент. И неважно, что в итоге оказалось, что богатой россиянкой прикидывалась некая боснийская студентка – дело сделано и в отставку вслед за своим заместителем ушёл и сам Курц. Пару дней обязанности канцлера исполнял министр финансов Хартвиг Легер, а затем президент Александер ван дер Беллен назначил временным канцлером председателя Конституционного суда Бригитту Бирляйн. Так в австрийской истории появилась первая женщина-канцлер, а новые выборы в парламент пройдут в сентябре. Между прочим, у Австрийской народной партии поддержка сейчас такая, что, скорее всего, после выборов Курц вернётся к власти. Словом, как тебе такая игра вокруг австрийского трона, Джордж Мартин?

 

Или вот ещё один эпизод, отложенный до сентября: сформировать по итогам выборов в кнессет новое правительство Беньямину Нетаньяху так и не получилось и избранный только в феврале кнессет проголосовал за самороспуск – событие, в истории Израиля небывалое и для такого политического монстра-долгожителя, как Нетаньяху, крайне неприятное лично. А что поделать, если приходится пытаться совместить в одном правительстве несовместимых ортодоксов и светских политиков? Посмотрим, что будет в Израиле в конце года.

 

Президента Литвы выбирают обычно на пять лет, президента Латвии – на четыре, и так получилось, что в этом году выборы в соседних странах совпали по времени. Второй тур литовских выборов 26 мая принёс победу банкиру Гитанасу Науседе, набравшему 66,7% голосов против 33,3% у Ингриды Симоните. Перед выборами 55-летний Науседа запомнился прежде всего своим намерением сменить недружественную риторику Вильнюса последних лет в отношении Москвы на более прагматичную. Ждать, сдержит ли он слово, осталось недолго. А в Латвии президента 29 мая выбрал сейм – и главой государства стал 64-летний юрист Эгилс Левитс – в начале 90-х министр юстиции, затем посол в Германии, а в последние годы – судья в Евросоюзе. Кандидатура Левитса всплывала и на президентских выборах 2015 года, но тогда большинство депутатов поддержало Раймондса Вейониса. Себя новый президент считает национально настроенным центристом, который придерживается либеральных взглядов. На новом посту он намерен заниматься сплочением общества, а во внешней политике – следовать общеевропейскому курсу, в том числе и в том, что касается России. Вот и ещё два трона обрели новых хозяев.

 

Ну а теперь посмотрим, что творится на далёкой мировой периферии типа Малави. Президентские выборы 21 мая там выиграл (кто бы мог подумать) действующий президент Питер Мутарика – 38,6% голосов ему более чем хватило, хотя оппоненты «наступали на пятки»: 35,4% получил лидер партии Малавийский конгресс Лазарус Чаквера, 20,2% - вице-президент Саулос Чилима. На прошедших в тот же день парламентских выборах – результаты примерно такие же: 62 места из 193 достаются Демократической прогрессивной партии, которой руководит Мутарика, 55 мест  -Малавийскому конгрессу, 10 мест – Единому демократическому фронту, остальные – независимым депутатам.

 

И уж совсем забытый всеми (кроме нас) трон в Папуа-Новой Гвинее тоже заслуживает на этой неделе нашего упоминания. 26 мая в отставку там ушёл премьер-министр Питер О`Нейл, возглавлявший правительство с 2011 года. 30 мая новым премьер-министром парламент избрал  48-летнего Джеймса Марапе, который последние семь лет был в правительстве О`Нейла министром финансов…

 

Кажется, теперь точно всё. Но знаете, в чём главное отличие игр престолов из вселенной Джорджа Мартина от тех, о которых я вам тут каждую неделю рассказываю? Наши игры никогда не заканчиваются, а значит, тот сериал, о котором я вам тут пишу уже полгода, будет бесконечным. Присоединиться к нему можно с любой серии, а конца ждать бесполезно.

back
152

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up