23.12.19

Победный дубль

Дмитрий КОЗЛОВСКИЙ о «непарадной» жизни Кремлёвского полка, строительстве бизнеса по законам социологии и депутатских наказах.

Заместитель председателя комитета заксобрания по строительству, жилищно-коммунальному комплексу и тарифам Дмитрий Козловский — теперь дважды обладатель звания «Депутат года» по версии журналистов «Ведомостей». Первый раз Дмитрий Анатольевич удостоился этого звания в 2013 году, а в 2019 году таким образом наша газета отметила работу депутата как главы комиссии по наказам избирателей.

 

Под кремлёвскими курантами

— Дмитрий Анатольевич, службу вы проходили в части, куда, наверное, мечтает попасть каждый призывник — в Кремлёвском полку, который теперь называется Президентским. Вы тоже стояли в почётном карауле, приветствовали глав государств?

— Не совсем так. Все знают первую роту полка, а я служил в строевой. Наши обязанности — проверка служебной документации, каждую четвёртую неделю — хозяйственные работы или занятия по боевой подготовке. Казарма располагается прямо на территории Кремля, в здании Арсенала, из окна мы видели Кремлёвский дворец съездов. Когда ходили в увольнение, должны были потом отчитаться, были ли контакты с иностранцами.

 

Моя служба пришлась на 1984—1986 годы. На параде 7 ноября 1985 года, в 68-ю годовщину революции, я стоял в парадной цепочке вокруг Мавзолея. Об этом заранее написал своим родителям, чтобы включили телевизор. А родители потом смотрели парад и гадали — я это или не я там стою среди солдат?

 

В 1986 году проходил XXVII съезд КПСС, на хозработах мы проверяли каждое кресло в зале перед заседанием. У меня было два ряда, и, пока я их ощупывал, в зал зашёл Андрей Андреевич Громыко. Видел однажды Анатолия Ивановича Лукьянова, я его не знал и спросил у прапорщика, кто это прошёл через пост. Он отвечает: «Это начальник общего отдела ЦК КПСС, до него там был Черненко». И Лукьянов с этой должности тоже пошёл в гору. Была такая история: к посту подходит маршал Ахромеев, а рядовой кремлёвского полка его не пропускает: «Товарищ Маршал Советского Союза, предъявите ваши документы!». «Ты что, сдурел?!» — возмущается Ахромеев. «Не положено, потому что так написано в инструкции!» — отвечает солдат, подходит к телефону и докладывает: «Товарищ старший лейтенант, дежурный поста рядовой Журавлёв. На входе маршал Советского Союза Ахромеев». От маршала, конечно, рядовому попало, но когда солдат вернулся в караул, ему объявили благодарность за то, что действовал по уставу. И отпустили в увольнение. Меня тоже как-то раз отпустили за бдительность: когда стоял у гостевых трибун Мавзолея, не стал пропускать поливальную машину, о которой мне не докладывали.

 

После армии я восстановился в институте водного транспорта, где до службы успел окончить первый курс. Учился на стипендию, но на первом курсе больше ездил по соревнованиям — серьёзно занимался боксом и отстаивал честь вуза на разных уровнях. Был участником чемпионата СССР. Потом я ещё закончил Сибирскую академию госслужбы.

 

Бизнес «по науке»

— Дальше вы занялись бизнесом — и успешно. А как у вас это получилось, в девяностые-то годы?

— Сначала я поработал прорабом в строительной организации, а потом создал свою фирму. В 1992 году столкнулся с тем, что в Новосибирске нигде не найти бланков для бухгалтерской отчётности. Я узнал в администрации Центрального района, сколько там открывается малых предприятий. Оказалось, примерно 10 тысяч в месяц. А сколько тогда во всём городе? И каждому предпринимателю надо сдавать отчёты! Потом пошёл узнавать, где продаются бланки. Выяснилось, что только в типографиях и только по тысяче экземпляров сразу, никакой розницы. Я узнал у своего бухгалтера, какие бланки самые важные, и на все деньги, какие были, напечатал бланки первичной документации, бухгалтерской отчётности, счёт-фактуры. И уговорил руководство магазина «Школьник» их продавать. Потом стал разбираться дальше. Кто покупает бланки? Секретари и главбухи. На чём они ездят? На метро. И в течение года в метро выходила реклама бланков, продающихся в «Школьнике». Потом заказал ещё рекламу на телестанции «Мир» дважды в неделю — по понедельникам и четвергам. Через два месяца в «Школьник» выстроились такие очереди за бланками, что мне сказали: «Забери их и торгуй ими сам!» — и дали мне в аренду целый отдел. Через полгода оборот моего отдела стал больше, чем у всего «Школьника», а видов бланков — около трёх тысяч.

 

Через два года открыл уже свой магазин на Вокзальной магистрали — и место под него тоже искал, исходя из своих социологических исследований. Теперь мой сын организовывает сеть салонов-парикмахерских в разных городах страны, использует для этого, конечно, другие методы — интернет, электронный маркетинг, — но и своим опытом я с ним тоже делюсь. Кстати, развитие моей сети магазинов «Бухгалтер» я сделал темой своего диплома в академии.

 

Почему ЖКХ?

— Как так сложилось, что вы решили пойти в депутаты и почему сосредоточились именно на проблемах ЖКХ?

— К 2005 году я уже имел представление о том, как устроена бюджетная система, и слышал много разговоров: мол, мы платим столько налогов, а денег всё равно не хватает. И пошёл в заксобрание узнавать, куда тратятся деньги. А сфера ЖКХ всегда была самой неблагодарной и вызывала, как и сейчас, больше всего вопросов у людей.

 

— А почему, в отличие от других отраслей, где все принципы работы уже более-менее отлажены, в ЖКХ до сих пор не понятно ничего?

— Эта отрасль дольше всех оставалась неприватизированной. Когда её отдали на усмотрение жителей, появилась возможность что-то приватизировать и здесь. Управляющие компании — это тоже бизнес, кстати, местных УК у нас осталось не так и много, в основном заходят из Москвы. Порядок будет, наверное, только тогда, когда люди сами захотят научиться управлять своими домами, когда перестанут стесняться ходить на собрания и интересоваться, куда идут их взносы.

 

— Если говорить о наказах, то в какой сфере они выполняются труднее всего?

— Самое тяжёлое — школы и детские сады. Тяжёлое — потому что они очень дорогие, без федеральных программ их не построить. Транспортные наказы о новых дорогах — то же самое. У меня на округе построены два микрорайона — Дивногорский и Новомарусино, а широкой дороги до сих пор там нет. По этому поводу есть наказ и у меня, и у моего коллеги Глеба Поповцева от Новосибирского района. Эти наказы объединили, и на следующий год сделают дорогу — от улицы 2-й Станционной до Кудряшовского кольца — четырёхполосной.

Я на каждом собрании с избирателями говорю: близится 2020 год, выборы, наказы готовьте уже сейчас, без вас их никто не выполнит.

 

— Однако на все наказы денег не хватает…

— Когда нас избирали, наказов у нас было на 150 миллиардов, а фактически мы могли сделать только на 30. И мы сознательно принимали такую программу наказов, потому что знаем, в каком направлении идёт область и на что надо копить деньги. Сделали мы в итоге наказов не на 30, а больше, чем на 40 миллиардов. Теперь создадим реестр невыполненных наказов и в следующий созыв с них и начнём. А что делать в самую первую очередь, определит депутат, избранный на округе, естественно, выслушав мнение избирателей.

 

Из бокса в теннис

— Вы уже сказали, что занимались боксом, а сейчас возглавляете Федерацию тенниса Новосибирской области. Когда впервые взяли в руки ракетку?

— В 1999 году, когда мне было 33 года. Это тоже получилось на почве бизнеса. В боксе, когда стоишь с кем-то в паре, обязательно заработаешь синяки и ссадины. И как-то ко мне приехали на переговоры представители немецкой фирмы. Сидим, разговариваем, я положил руки на стол и чувствую, что немцы как-то присматриваются к моему внешнему виду, а у меня после бокса сбитые казанки, да ещё стрижка короткая — понятно, какая в те годы возникает ассоциация. «Нет, вы не то подумали, я просто бокс люблю», — сказал я, а сам подумал: надо искать альтернативу. Друг предложил сходить на теннис — и я ни разу не пожалел, что согласился.

 

— У вас ведётся рейтинг? Знаете, какая вы «ракетка»?

— Может, в каком-нибудь рейтинге я и есть — выигрывал чемпионат России среди любителей в возрастной категории 45+. Теперь играю реже. Если там есть разбивка по возрастам, может, вхожу в десятку. И в любое время готов сыграть с любым журналистом!

 

— По вашему мнению, нас действи­тельно могут отлучить от мирового спорта на четыре года?

— Могут. Мой бывший коллега-депутат из четвёртого созыва облсовета Станислав Поздняков бьётся за нас, и, по его словам, возможно, мы будем выступать под эгидой флага Олимпийского комитета. Это, конечно, политическое решение — с допингом борются везде, в том числе и у нас, но полностью отказываться от игр мы не имеем права. Профессионалы-спортсмены очень ограничены возрастными рамками, у кого-то сейчас самый пик формы — и лишать их возможности выступать на главных стартах мира нельзя.

 

— Теперь ещё и началась дискуссия, строить или не строить в свете всего этого новый Ледовый дворец спорта…

— Конечно! Мы же об этом мечтали, и деньги в бюджете заложены. От заксобрания я входил в комиссию по принятию решения о строительстве ЛДС. Один из вариантов был — отдать 30 гектаров земли застройщику, который построит ЛДС вместе с микрорайоном. Но когда я спросил застройщика, будем ли мы платить ему за аренду здания, скажем, для чемпионата области по хоккею среди мальчиков, он сказал «Да, будете». Ну и зачем нам такой ЛДС, тем более что в этом случае нам бы пришлось строить и больницу, и три детсада, и дорогу? И в итоге, когда председатель горсовета Дмит­рий Асанцев отстаивал перед губернатором точку зрения депутатов горсовета по вопросу, кому строить ЛДС, он сказал: «Я поддерживаю инициативу Козловского. Давайте скинемся тремя бюджетами — федеральным, областным и городским — и построим дворец сами». А вместе с волейбольным центром, который уже достраивается, это будет полноценная олимпийская база — и очень востребованная, с учётом того, что в XXI веке всё больше и больше крупных мировых соревнований будут проходить рядом с нами, в Китае.

Виталий СОЛОВОВ | Фото Валерия ПАНОВА

back
237

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up