29.07.20

Отступать некуда — позади Каракан

Территория ценного ленточного бора на берегах Обского моря станет охраняемым природным парком.

После придания Караканскому бору статуса ООПТ появится возможность выходить на финансирование деятельности природного парка в рамках федеральных программ.

Виноваты туристы

Караканский бор, названный так по протекающей здесь реке Каракан, — место для Новосибирской области знаковое. И Сузунский бор, и сосновые леса, произрастающие поблизости, в Алтайском крае, по факту являются ближайшими «родственниками» этого ленточного бора (Сузунский даже и по площади больше в два с лишним раза) — но именно Караканский бор считается особо ценным. Лесники говорят, что древесина здесь лучше, на территории сохранились памятники каменного века, относящиеся к IV-III тысячелетиям до нашей эры, здесь обнаруживали артефакты древних ирменской и большереченской культур. А главное — расположение бора вдоль правого берега Новосибирского водохранилища (Обского моря), вот что привлекает сюда многие тысячи туристов не только из нашего, но и соседних регионов.

Именно этот массовый и зачастую неорганизованный туризм — хотя на территории бора и расположено 16 баз отдыха — и стал одной из причин того, что уже не первое десятилетие бору старались придать статус особо охраняемой природной территории (ООПТ). Да, есть люди, считающие, что Караканский жёстко и безжалостно вырубают, но это мнение далеко от истины. На территории бора работают и Ордынский лесхоз, и крупный арендатор ООО ПМК «Мелиоводстрой», однако называть их главными врагами леса совершенно неправильно. Более того, они защитники и санитары: арендатор, например, летом регулярно убирает тонны мусора за отдыхающими, хотя ему за это никто не платит.

По словам заместителя министра природных ресурсов и экологии Новосибирской области Евгения Рыжкова ежегодная расчётная лесосека в бору составляет 124 тысячи кубометра в год по хвойным насаждениям, при этом вырубка в прошлом году — только 70 тысяч кубов.

К тому же 53% насаждений Каракана — это спелые и перестойные леса, которые либо уже пора вырубать по санитарным соображениям, либо пускать их в экономический оборот. Другими словами, угроза полной вырубки и исчезновения бору не грозит — и в этом плане порядок там наведён давно. Тем не менее тема защиты Каракана все последние годы была актуальна.

Почему не заповедник?

Андрей Шимкив и Андрей Травников на совещании в Ордынском районе.

Вопрос об образовании особо охраняемой территории в Караканском бору впервые возник в 1995 году, когда был принят федеральный закон об особо охраняемых природных территориях. Тогда Новосибирская область вынесла на федеральный уровень ряд инициатив, в том числе по образованию национального парка «Караканский бор». Федеральный центр рекомендовал Новосибирский области перейти от темы национального парка к теме природного парка. И это не выглядело нежеланием делиться статусом и полномочиями, а имело под собой вполне обоснованные практические доводы. Заповедник, национальный парк — звучит весомо, но в жизни влечёт такое количество ограничений для людей, что лучше и не представлять. Это хорошо на себе испытали жители сёл Барабинского и Чановского районов, входящих в состав единственного в НСО охраняемого природного объекта федерального значения — Кирзинский заказник. Самому заказнику чуть более 60 лет, федеральный статус он получил совсем недавно, а многим сёлам — 200–300 лет. Там, например, практически невозможно получить экологическое разрешение на элементарный ремонт сельской дороги, сельхозпредприятиям на этой территории нельзя использовать даже минеральные удобрения. А уж о санитарных рубках в лесах и речи идти не может. Поэтому природный парк, являющийся ООПТ с наименее строгим режимом охраны и ограничений, — идеальный вариант. Об этом на специальном совещании в Ордынском районе говорил и губернатор Новосибирской области Андрей Травников.

Площадь Караканского бора — 99 000 гектаров. Компактный лесной массив тянется вдоль правого берега Новосибирского водохранилища на 98 км, наибольшая ширина бора — 18 км.

 

— Если мы собираемся создавать здесь территорию для людей, то жёсткий режим заповедника вводить нельзя. Хотелось бы, чтобы туристический потенциал этой территории развивался, нельзя забывать и экономическую составляющую, интересы того бизнеса, который уже сформировался вокруг этой территории. Было бы неправильно расторгать те договорные отношения, которые сегодня есть, если арендатор леса выполняет все требования природоохранного законодательства. На ордынской земле сформировались перерабатывающие предприятия, и если мы сегодня запретим любую заготовку древесины, то оставим предприятия без сырья, а людей — без работы, — подчеркнул глава региона. — Считаю, что даже при установлении особого режима доступа можно соблюсти интересы хозяйствующих субъектов — при условии, что они берут на себя обязательства по исполнению всех природоохранных норм, в том числе по лесовосстановлению. Мы не собираемся расторгать договоры с добросовестными лесопользователями.

Пора принимать решение

И хотя вопрос о заповеднике и национальном парке «отпал», тема создания на территории Каракана ООПТ периодически возникала. В практическую плоскость вопрос перешёл в 2012 году, когда при правительстве области была создана рабочая группа, в задачу которой входило определение необходимости и реальной возможности создания такой территории. Чуть позднее по инициативе депутата заксобрания Юрия Бугакова и депутата Госдумы Александра Карелина был создан «Караканский Совет» трёх районов, так как часть бора административно находится на территориях Искитимского и Сузунского районов. Юрий Бугаков и его коллега по округу заксобрания Анатолий Жуков и в дальнейшем не давали проблематике Каракана исчезнуть из «повестки»: в 2016 году на территории бора прошло выездное заседание комитета заксобрания по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям. Всем было ясно, что территория Караканского бора содержит большое количество природных объектов, археологического и историко-культурного наследия, подлежащих особой охране, а также обладает уникальным природно-рекреационным ресурсом, создающим основу для развития туризма, но до конкретики дело так и не доходило. На совещании с участием губернатора Новосибирской области Андрея Травникова и председателя Законодательного собрания Андрея Шимкива было принято кардинальное решение — откладывать и бесконечно перебирать варианты больше нельзя. От стадии не очень результативной «борьбы» пора переходить к практическим решениям.

— Решение о создании особо охраняемой природной территории надо принимать прямо сейчас; единственное, что ещё можно обсуждать, — категорию ООПТ, — подчеркнул губернатор. — Министерство природных ресурсов и экологии Новосибирской области предлагает «природный парк», и я готов принять это решение, если его поддержат районы. Эта форма гибкая, удобная, тем более что федеральное законодательство позволяет нам ещё и зарабатывать при этом.

Что в итоге?

Решение о придание Караканскому бору статуса ООПТ принято. Что же дальше? Понятно, что законная деятельность арендаторов леса прекращена не будет, потому что просто «закрыть» лес вовсе не означает его сохранить. Перестойные деревья, сорная растительность, изменение видового состава растительности постепенно приводят к деградации и утрате уникальной боровой инфраструктуры. Соответственно, лес требует регулярного ухода, в том числе и частичных вырубок, для того чтобы сохранять ту экосистему, которая формировалась здесь веками.

Андрей Шимкив уверен, что статус ООПТ навсегда закроет вопрос о возможных арендах этого леса в будущем. Спикер заксобрания заявил, что в лесохозяйственной деятельности нужно ориентироваться на интересы государственных лесхозов.

— Необходимо ясно понять: чем меньше мы выдаём делян в лесу арендаторам, тем богаче будут наши лесхозы. Могу уверенно утверждать, что на протяжении последних пятнадцати лет лесхозы Новосибирской области банкротили преднамеренно, чтобы после этого раздать леса в аренду коммерсантам. Нужно самим всё делать! Никто не говорит, что нужно зажимать малый бизнес, — здесь правильно сказали: кто уже заключил договоры аренды и работает с соблюдением всех требований, тот пусть продолжает работать. Но главное — своими лесхозами мы сможем и заработать, и создать рабочие места. Сегодня работают два лесхоза в Сузуне, областной и муниципальный, и оба загружены. У нас уникальный шанс: и свои предприятия возродить, и малый бизнес без работы не оставить, — подчеркнул Андрей Шимкив. — С принятием статуса природного парка мы сможем организовать охрану территории, закупать технику для пожаротушения. Кроме того, у нас появится возможность выходить на финансирование деятельности природного парка в рамках федеральных программ. В частности, работ по берегоукреплению — а это сотни миллионов, миллиарды рублей.

Каким будет туризм в Каракане, пока сказать сложно, но у регионального минэкономразвития уже есть идеи по этому поводу. Понятно, что понадобятся расходы по созданию как минимум транспортной инфраструктуры, потребуются условия для рекреационной деятельности, но в перспективе можно будет собирать даже туристический сбор с приезжих из других регионов. Полное зонирование, разделение ООПТ на разные сегменты деятельности ещё впереди — главное, что в четвертьвековой истории определения статуса Каракана появилась какая-то конкретика.

Виталий ЗЛОДЕЕВ | Фото Валерия ПАНОВА

back
1612

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up