05.08.19

Не золотом единым

Депутат заксобрания НСО Николай ПОХИЛЕНКО о том, чем уникальны сапропели и как терагерцовое излучение поможет в борьбе с онкологией?

Любой разговор с Николаем Похиленко — это всегда самая актуальная информация не только о его депутатском округе в Советском районе, но и о состоянии науки в Сибири. Сейчас заместитель председателя Сибирского отделения РАН и научный руководитель Института геологии и минералогии имени В. С. Соболева СО РАН — единственный представитель академического сообщества Новосибирской области в законодательном органе региона. И тем весомее его голос в обсуждении проблем образования и науки региона, которому предстоит строить Академгородок 2.0.

 

— Николай Петрович, чем вам запомнился год, прошедший со времени нашей предыдущей встречи? Каким он войдёт в историю вашего института?

 

— Мы функционируем стабильно. Правда, более десятка наших сотрудников высокой квалификации перешли в московские институты и научно-исследовательский сектор ряда компаний — например, «АЛРОСЫ». С одной стороны, нам льстит, что наши сотрудники пользуются спросом, с другой — мы понимаем, что работа в добывающих компаниях сейчас приносит больше отдачи квалифицированным специалистам, чем занятия наукой. Но и у нас достаточно молодёжи, которая добивается хороших результатов. В группе институтов РАН, занимающихся науками о Земле, региональной геологией, наш институт продолжает оставаться лидирующим.

 

Что касается связи с производством, мы продолжаем достаточно серьёзные работы с такими добывающими компаниями, как «Норильский никель», «Полиметалл», «АЛРОСА». У нас тесные связи с холдингом «Росгеология», в его структуре я являюсь заместителем председателя Научно-технического совета, и в сферу моей ответственности входят работы, связанные с поисками твёрдых полезных ископаемых. В «Росгеологии» недавно сменилось руководство, новый генеральный директор холдинга Сергей Николаевич Горьков попросил меня продолжить работу в Научно-техническом совете холдинга в качестве заместителя председателя по твёрдым полезным ископаемым. При предыдущем гендиректоре эта работа на три четверти была связана с золотодобычей. Добывать золото хотят все: очень высокая отдача. Грамм золота — 40 долларов, тонна — 40 миллионов, с рынком сбыта никаких проблем, цены стабильно растут. А вкладываться в поиск редких металлов не стремится никто.

Судите сами: на территории России сосредоточено около трети запасов всех редкоземельных металлов мира, а их внутренняя добыча и переработка составляет только 0,2 процента от мировой — при этом 95 процентов переработки приходится на Китай. У нас же нет ни спроса, ни потребления.

Сейчас мы ведём серьёзную работу по формированию госпрограммы, которая предусматривала бы проведение в масштабном объёме региональных и тематических геологических работ по твёрдым полезным ископаемым. Для углеводородов такая программа есть, а для твёрдых ископаемых эти работы с начала 90-х практически полностью прекращены. Задел подготовленных к освоению территорий исчерпан, для добывающих компаний не хватает объектов, и они уходят за пределы России — в страны Азии, Африки, Латинской Америки. Для нас это опасно — такой процесс ведёт к деградации территорий, что особенно чревато для арктических и субарктических районов. Если мы не будем там работать, то территории можем потерять. Туда придут другие люди. Чтобы начать серьёзные геологические работы по подготовке к освоению этих территорий, мы с председателем СО РАН Валентином Пармоном два месяца назад встречались с министром природных ресурсов России Дмитрием Кобылкиным. И такая задача нам была поставлена. От Сибирского отделения РАН вести работу над подготовкой программы региональных и тематических геологических исследований арктических территорий Сибири поручена мне, а от федерального правительства — первому заместителю министра Денису Храмову.

 

— Это что касается работы «в полях». А что происходит в ваших лабораториях?

 

— На территории Академгородка мы планируем построить многофункциональный центр коллективного пользования по изучению минералообразующих систем и технических кристаллов. Там можно будет организовать исследование процессов, которые приводят к образованию тех или иных видов полезных ископаемых, создать технологии выращивания кристаллов, которые нужны для нелинейной оптики, фотоники, лазерной техники. У нас уже есть хорошие наработки, много патентов, опыт производства кристаллов в небольших масштабах. Год назад президент Владимир Путин вручил одну из трёх премий для молодых учёных нашему сотруднику Константину Коху, который первым разработал технологию получения кристаллов, работающих в терагерцовом диапазоне. Терагерцовое излучение — не менее перспективное явление, чем рентгеновское. Например, начальные стадии развития раковых опухолей не покажет никакая томография, а в этом излучении опухоль сразу станет заметной, как и метастазы.

 

Мы работаем и над полупроводниковыми системами — на стыке полупроводниковой техники, электроники и фотоники. Для этого используем алмаз, допированный ионами бора или других элементов. Алмаз выдерживает температуру до 900 градусов, при этом его теплопроводность в пять раз выше, чем у меди. Это очень важные свойства для космических аппаратов. Эту работу мы ведём вместе с Институтом физики полупроводников: мы создаём базу, а наши коллеги из ИФП конструируют на ней те или иные функциональные блоки электронных устройств.

 

Ещё одно направление нашей работы — изучение потенциала ресурсов Новосибирской области. Например, возможность использования донных остатков озёр — сапропелей, торфа — в производстве органоминеральных удобрений, чтобы повысить урожайность и качество зерна, включая фуражные культуры, а также мясомолочной продукции. Сапропели можно использовать и как пищевые добавки в сбалансированные корма: содержащаяся в них органика включает в себя большой набор природных поливитаминов без вредных примесей и аминокислот, улучшающих иммунную систему животных и обменные процессы, — то есть сапропели работают вместо антибиотиков и синтетических гормонов роста.

На таком корме животные хорошо приращивают массу, а мясо становится органически «зелёным» без всякой химии и антибиотиков. Такое мясо ещё год назад китайцы готовы были покупать по 400 рублей за килограмм в туше, оно востребовано и в нашей стране.

Экспортировать можно и сами сапропели. В Китае принята программа реанимации истощённых и заражённых пестицидами земель юго-востока. Разработаны технологии, позволяющие на основе незначительного количества — всего около 5 процентов — продуктов, полученных на основе переработки сапропелей, снова сделать почву плодородной. Сейчас продукты переработки сапропелей в Евросоюз экспортирует Беларусь, но от Китая они отстоят на тысячи километров. А мы рядом, и китайцы готовы организовать нужное для них производство вместе с нами.

 

— Если от высоких научных материй перейти к делам хозяйственным — как обстоят дела в вашем институте с этой точки зрения?

 

— Финансовое положение института устойчивое, теперь надо строить жильё для сотрудников. Сейчас как депутат зак­собрания я добиваюсь выделения участка, где создаваемый кооператив из сотрудников четырёх организаций — наш институт, институты физики полупроводников, нефтегазовой геологии и геофизики и Международный томографический центр — сможет построить двухподъездный дом. Это будет хорошо и для молодёжи, и для сотрудников в возрасте.

О гимназии №3

— Нынешнее здание гимназии рассчитано на 540 учеников, а обучается здесь почти в два раза больше. Поэтому без нового здания не обойтись. Есть проект школы на 1 100 мест, возможность его строительства на месте нынешней школы. Но дело в том, что нынешнее здание представляет для нас историческую ценность. Это было первое здание Новосибирского государственного университета, здесь академик Соболев читал самую первую лекцию в НГУ по математике. По действующим нормативам — высота потолков, освещённость и прочее — это здание вряд ли удастся приспособить для школы, но оно вполне подойдёт для внеклассной работы. Школу можно построить по соседству — рядом имеются подходящие участки, но есть и проблемы с их перезонированием и использованием.

Об Академгородке 2.0

— На Академгородок 2.0 нужно 138 миллиардов рублей, в условиях жёсткой конкуренции не факт, что мы их получим. Борьба шла даже вокруг ключевого проекта, Сибирского кольцевого источника фотонов (СКИФа) — быть ему или не быть, и только недавно президент подписал указ, в котором предусмотрено строительство синхротрона в ННЦ. Крупные «хотелки» есть не только у Новосибирска, и далеко не всем нашим конкурентам нравится наша активность, поэтому нам ещё много палок будут вставлять в колёса.

О поликлинике

— Сейчас поликлиника Академгородка находится в здании на Морском проспекте — бывшем семейном общежитии, которое совсем не подходит для медицинского учреждения. Оборудование там тоже никакое. Ещё с Олегом Иванинским, когда он был областным министром здравоохранения, мы пытались что-то сделать в этом направлении, но потом состав правительства поменялся, и строительства новой поликлиники в Верхней зоне Академгородка в планах до сих пор нет. А нас, пожилых людей, в Академгородке много, у каждого есть какие-то неполадки со здоровьем, случись что с нами — кто будет передавать компетенции молодым? Поэтому новая хорошая поликлиника нам необходима как воздух.

 

Виталий СОЛОВОВ | Фото Валерия ПАНОВА
 

back
843

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up