04.07.19

Ковчег для шедевров

У здания Оперного работает уличная выставка, рассказывающая о том, как наш театр хранил в годы войны музейные ценности мирового уровня

Документальная выставка с таким названием в Новосибирске — первая в своём роде. Сначала сведения о хранении шедевров во время войны по понятным причинам были секретными, затем долго об этом не принято было говорить, наконец, стали известны отдельные истории. К примеру, Третьяковка, приезжавшая в Новосибирский художественный музей в прошлом году, сопроводила свою выставку рассказом о «спасённых шедеврах» и своём новосибирском филиале. Но так полно тема хранения шедевров в Новосибирске до сих пор не освещалась.

 

К началу войны здание Дома науки и культуры, как назывался тогда будущий театр оперы и балета, в целом было возведено, сдать его планировали в августе 1941 года. Десять лет возводили невероятное по тем временам здание — главный символ столицы Западно-Сибирского края. Это была по-настоящему народная стройка, пересматривались проекты, менялись архитекторы и руководство, вчерашние крестьяне осваивали новые профессии и технологии, в репрессиях летели головы и ломались судьбы, и всё-таки создавалась труппа, и уже шили костюмы. Но история распорядилась иначе. Самому большому театральному зданию в стране суждено было стать спасительным ковчегом для культурных ценностей мирового масштаба. Здесь были размещены эвакуированные экспонаты ведущих музеев Москвы и Ленинграда, а также Смоленска, Горького, Севастополя и других городов.

 

Экспозиция «Ковчег для шедевров» создавалась Новосибирским городским архивом при участии Новосибирского государственного академического театра оперы и балета. Работая над выставкой, сотрудники городского архива столкнулись с тем, что в самом Новосибирске сохранилось не так много документов. Большую часть материалов — уникальные фотографии, копии архивных документов, воспоминания сотрудников — предоставили ведущие федеральные музеи России. В числе музеев, откликнувшихся на просьбу поделиться информацией, — Третьяковская галерея, Пушкинский музей, государственные музеи-заповедники «Петергоф», «Павловск», «Царское село», Государственный музей героической обороны и освобождения Севастополя.

 

— Когда мы начали взаимодействовать с музеями, оказалось, что для них это тоже важно, — говорит заместитель директор новосибирского городского архива Наталья Скорнякова. — В прошлом году мы выпустили календарь «Жизнь Новосибирска в годы Великой Отечественной войны», готовили его по документам горисполкома. На следующий год планируем издание, посвящённое теме спасённых шедевров, возможно, дополним его материалами по эвакуации театров в наш город.

 

На стендах, посвящённых музеям, рассказывается о том, как организовывался процесс транспортировки и хранения эвакуированных ценностей, как обустраивалась жизнь людей на месте, какие шаги предпринимал наш город для создания условий и наконец, как сложилась судьба музеев после возвращения домой. И эти истории подчас очень драматичны.

 

Третьяковская галерея, объединившая здесь несколько московских музеев, получила возможность организовать охрану ценностей. Пригородные музеи Ленинграда также объединились в административном плане, но не все коллекции были одинаково хорошо защищены. Осенью 1942 года по решению обкома ВКП (б) и облисполкома в театре стали показывать спектакли, и музейным фондам пришлось потесниться. 

 

Невиданные ценности — полотна Моне, Ренуара, Сезанна, Ван Гога — прибыли в наш город в составе фондов Государственного музея нового западного искусства (ГМНЗИ) из Ленинграда. Музей, созданный в 1918 году на основе знаменитых коллекций купцов Сергея Щукина и Ивана Морозова, пытались закрыть из-за «идейно чуждой советскому обществу» западной живописи ещё до войны, но случилось это лишь в 1948-м, когда экспонаты были распределены между Эрмитажем и Пушкинским музеем. В письме от 11 декабря 1942 года хранитель музея ГМНЗИ в Новосибирске Вера Сидорова писала в Москву замдиректора музея Н. В. Яворской: «Когда нет спектаклей, всё благополучно, но каждый концерт, а теперь они будут ежедневно, мука для всех. В буфетах продают пиво, для избранных бывает и водка, перепивается публика и все служащие. Приходится обходить весь театр, а он огромный, заглядывать в каждый угол, опасаясь найти либо заснувшую публику, либо ещё чего похуже. Пьяные электромонтёры безобразничают… Электричество при большом стечении публики несколько раз гасло, публика на выставке тыкалась носом в картины... и так каждый раз».

 

Сотрудники музеев опасались перепадов температур и влажности, губительных для коллекций, а ещё пожаров и потопов, что при большом скоплении народа было трудно контролировать. В результате в мае 1943 года после личного звонка В. М. Молотова председателю новосибирского облисполкома И. Т. Гришину спектакли были прекращены.

 

Музейщики жили в том же здании, рядом с коллекциями, занимая будущие гримёрки актёров. Помимо работы по сохранности экспонатов, они выезжали в госпитали, читали лекции, вели большую выставочную деятельность в Новосибирске. Только Третьяковка организовала больше 20 выставок. Кстати, та же Вера Александровна Сидорова организовала здесь выставку «Парижская коммуна», читала лекции на тему «Давид, Домье, Курбе» и доклад «Теодор Руссо как представитель барбизонской школы».

 

Экспонаты Государственного этнографического музея и дворцов-музеев города Пушкина были отправлены сначала в Горький, потом из-за участившихся налётов вражеской авиации дальше — вглубь страны, и в конце 1942 года прибыли в Новосибирск. Чуть раньше, в ноябре, в наш город привезли спасённую в последние дни героической обороны Севастополя знаменитую панораму, точнее её уцелевшие фрагменты. Она была создана Ф. А. Рубо в 1905 году к 50-летию героической защиты города от англо-французской интервенции во время Крымской войны (1853–1856). Именно в нашем городе начались реставрационные профилактические работы с каждым отдельным фрагментом панорамы: удаление пыли, растяжка и первичная промывка полотна, закрепление красочного слоя. Ленинградский Артиллерийский музей, располагавшийся со своими массивными экспонатами сначала в четырёх нежилых бараках железной дороги, затем добился размещения в здании театра наиболее уязвимой части коллекции, в том числе уникальной библиотеки и акварелей. Сотрудники музея продолжали научную деятельность, выезжали на фронт, устраивали выставки трофеев, вели просветительскую работу, обучали офицеров и красноармейцев Сибири обращению с трофейным немецким оружием.

 

Эти действительно легендарные истории бережно хранятся музеями и, оказываясь где-нибудь в Севастополе или во дворцах-музеях под Санкт-Петербургом, новосибирский турист ловит чутким ухом упоминания о спасённых в далёкой Сибири шедеврах.

 

Выставка «Ковчег для шедевров» — возможность узнать, какую роль сыграл Новосибирск в сохранении и развитии мирового искусства. И лучшим словом, чем «патриотизм», не назовёшь то чувство гордости, которое испытываешь, глядя на эти стенды. Кто знает, уцелели бы под артобстрелом «Голубые танцовщицы» Эдгара Дега, не окажись они в холодной Сибири.

 

Марина ШАБАНОВА | Фото Дмитрия ДАНЕВИЧА
 

back
314

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up