19.06.20

Какой ты отец?

Своим опытом отцовства делятся герои нового проекта «Ведомостей» — мужчины разных профессий, характеров, возраста и разной судьбы.

Андрей и Аня Поздняковы.

Наш проект «Какой ты отец?» стартует накануне Дня отца, который отмечается в третье воскресенье июня, на этот раз — 21-го. Какими бывают отцы, чему они хотят научить своих детей и главное — в чём секрет той отцовской силы, которая поддерживает человека всю жизнь?

Первым своей историей с нами поделился ведущий актёр театра «Старый дом» Анатолий Григорьев, его дочери Арьяне всего 1 год и 8 месяцев. 33-летний артист, который так виртуозно вживается в театральные сюжеты, погружая зрителей в бездны человеческих характеров, ещё только учится отцовству и сейчас готовится встать на этот путь во второй раз.

В семье Андрея Позднякова, историка, гида и одного из руководителей «Тотального диктанта», дочь Анюта появилась шесть лет назад, и был период, когда папа долго отсутствовал, а после догонял упущенное отцовство. Директор строительно-монтажной фирмы Олег Колесинский растил детей в сложные 1990-е годы, стараясь обеспечить их базовые потребности, потом дочь выросла и уехала работать в другую страну. Самый многодетный из наших отцов сегодня — журналист и автор многих культурных проектов Антон Веселов — рассказывает о каждом из своих четверых детей с большим вниманием к их интересам.

Нюся, помнишь ли ты?

Наталья, Андрей и Анна Поздняковы

Свою первую встречу с дочерью Андрей Поздняков помнит особенно. «Разве такое забудешь!» Из роддома Нюсю забирали в конце ноября, стояла тёплая осень, и снег, казалось, ждал, когда маленькая девочка окажется дома. Вот по такому самому первому загулявшему снегу, по чистой дороге везли они с Наташей свою Аню из соседнего с Новосибирском райцентра навстречу большому путешествию в жизнь. Знатной путешественницей она стала с младых ногтей: в возрасте восьми месяцев прилетела с мамой на остров Сахалин, где работал Андрей.

— Лето там запоздалое, короткое и очень жаркое, переходящее в затяжную осень: море долго отдаёт своё тепло. Они приехали ко мне в июле и жили до середины сентября. Пока я был на работе, ходили гулять в Японский парк, а по выходным вместе объезжали маленькие городки вокруг Южно-Сахалинска. Нюся, конечно, не помнит ничего, но у нас очень много фотографий и видео. И перед сном я ей рассказывал о Сахалине. Это ритуал такой — «Нюсеукладка» называется, в семье только я с этим справляюсь, с мамой они начинают беситься. Мы же сначала читаем или слушаем аудиосказку, а потом бродим по Сахалину, под эти рассказы дочь засыпает.

Анна изменила жизнь семьи уже потому, что пришлось купить новую квартиру — ребёнку нужна отдельная комната, помогли сахалинские гонорары, да и строительный рынок был на подъёме, что сказалось на заработках Наташи. Уютный дворик старого директорского дома сталинской архитектуры, рядом с проспектом Дзержинского, закрывается от посторонних, и шестилетняя Нюся гуляет здесь сама. Раз в десять минут папа выныривает из своих проектов, чтобы выйти на балкон и посмотреть, где дочь и какая у неё компания. Воспитатель из него получился строгий.

Нюся пару лет назад пожаловалась бабушке: у всех папы как папы — а наш злющий. Сейчас это что-то вроде домашнего анекдота, но было время…        

В уютном дворе, где Нюся гуляет и одна.

— Через два года после Сахалина я снова отправился на иногородние проекты, 2016 год вообще был очень насыщенным для меня, я практически не жил дома. Проекты были во Владивостоке, Москве, Якутии. Это было интересно, но тяжело с точки зрения отсутствия общения с семьёй, мне их очень не хватало. Связь с дочерью была утрачена, приезжал я редко, она радовалась приезду, но педагогические моменты давались трудно. Нюся наверняка думала: появляется какой-то дядя и предъявляет требования. Какое уж тут воспитание: чуть что — апеллировала к маме. Ей было три года, она качала права, а я места себе не находил.

Аня с папой и мамой собираются в деревню, к друзьям семьи, где предстоит событие, которого дочь ждёт с нетерпением уже неделю — катание на лошади. «Нюся, надевай носочки и резиновые сапоги, давай-давай надевай…» В телефон слышно, как шестилетняя Нюся отстреливается: «Ты зачем мне угрожаешь?» — «Я не угрожаю, а прошу». — «А ты сказал “пожалуйста”?» В связи с режимом самоизоляции отец с дочерью общаются целыми днями, характеры — холерические. Андрей в обычной жизни много путешествует — водит туристов и рассказывает им о достопримечательностях Новосибирска и его окрестностей. Сейчас по понятным причинам сидит дома, с дочерью. Иногда Нюсю берёт на работу мама, раз в неделю — сестра Андрея, а бабушек и дедушку они берегут, чтобы случайно не принести с собой вирус.

— В чём задачи отца? Хочется душевного тепла. Как говорил Борис Гребенщиков, не надо детей воспитывать, надо их просто любить. Мы, конечно, с дочерью занимаемся и образовательными, и познавательными вещами, что-то лепим из конструктора, собираем пазлы, смотрим фильмы. Она у нас большая любительница животных: на первом месте — лошади, потом собаки, а на третьем — кошки (рейтинг такой, потому что кот в доме есть, дочь с ним то воюет, то дружит). Все собаки и кошки на улице тоже обласканы вниманием Нюси. Мне это не близко, но приходится и книжки читать про животных, и игры с мультиками находить.

 

С папой всегда хорошо.

Игрушечных лошадей в доме целая коллекция. Аня и сама любит встать на четыре конечности и скакать по квартире, так однажды и сломала палец — три недели в гипсе. «Чёрт-по-бье-ри…» Но она сломала и гипс. Когда доктора в травме увидели раскрошившийся лангет — досталось папе: почему не досмотрел. Очередной гипс наложили с утяжелением, наверное, чтобы несколько заземлить Нюсю. Но это трудно.

— Она посмотрела мультик про какую-то освободившуюся лошадь и скакала по комнате, так и засадила палец об тумбочку. Уследить за Нюсей невозможно. Причём она у нас девушка мужественная, вечно в синяках ходит, но не плачет и не жалуется. Боевая.

Отцовские качества Андрей черпает из собственного детства. Семья была полная, классическая советская интеллигенция. В родительском доме было много книг, и сейчас его библиотека постоянно прирастает печатными экземплярами — история, краеведение, художественная литература. А свой излишний контроль над дочерью он объясняет заботой о безопасности — девочка всё-таки.

— Хочется, чтобы люди вокруг были добрые, чтобы не обижали, чтобы сама не лезла куда попала. Она вроде и остерегается, но всё равно доверчивая. Ребёнок маленький, можно её и обмануть — вот это страшит. А в глобальном плане, в меняющемся мире… Конечно, везде солому не подстелешь. Какие-то вещи от нас не зависят. Понятно, что сейчас экономическая ситуация не самая лучшая и вряд ли после того, как все мы выйдем, она улучшится — скорее наоборот. Вот и пытаешься выстроить свою жизненную стратегию с учётом того, чтобы ребёнку было комфортно, обеспечить подушку безопасности.

Когда-то давно, кажется, в прошлой жизни, пришли они с дочерью в «Победу» смотреть кино, тут надо заметить, что в театре Нюся бывала и раньше, и гораздо чаще. И вот сидят, гаснет свет, появилось движение на экране, начинает развивается сюжет, и тут Нюся громко возмущённо спрашивает: «Папа, когда же начнётся спектакль?!» Действительно, когда же начнётся спектакль?

От Калевалы до Вьетнама

Олег Колесинский читает сыну Денису. Фото Яны КОЛЕСИНСКОЙ

Чтение детям вслух — и перед сном, и днём в выходные — в семье Олега и Яны Колесинских практиковалось с самого раннего возраста. Родители, выросшие на книгах, и ребятишкам прививали эту наклонность. Старшему Денису Олег читал неудобопроизносимый карело-финский поэтический эпос «Калевала». На книжку сын запал в домашней библиотеке бабушки Нины и утащил из Назарово домой. Выучил сложные названия и имена народных богатырей — Вяйнямёйнена, Ильмарнена и Лемминкяйнена. Папе приходилось непросто, но он старался.

— Язык заворачивался — а куда денешься, если надо. В четыре с половиной года сын, потом и дочь научились читать, от книг их было не оторвать. Что-то из моего детства я им подсовывал, всего Волкова и Носова перечитали, Остера, Заходера, Магалифа. Тоня обожала серию про котов-воителей. С ней мы прошли все книги про Гарри Поттера и на все фильмы ходили в кинотеатр. А Денис потребовал, чтобы я прочитал «Властелина колец», а это больше тысячи страниц — осилил, — смеётся книгочей и энциклопедист Олег Колесинский.

Отец учил Дениса мужским занятиям: на даче копали, чинили крышу — но дача ему не зашла. Пытался увлечь хоккеем или футболом, рассказывал, как сам в детстве с товарищами гонял днями напролёт, — но сын не проникся. С дедом ездили на мотоцикле по грибы-ягоды, рыбачили — тоже осталось разовым удовольствием. Подступала эра ПК — и Денис засел за компьютерные игры. Как родители ни сдерживали этот процесс, как ни заманивали в бассейн или на дзюдо, в театральную и языковую школы, — гейм-дизайн стал профессией (Денис любит повторять, что нашёл профессию своей мечты), а ролевые игры — многолетним хобби. На свой последний день рождения этот взрослый уже человек заполучил от родителей увесистую «Книгу Тираэля» (о вселенной Диаболо).

Брат старше сестрички на семь лет. Рождение второго ребёнка родители планировали — улучшили жилищные условия (и продолжали это делать неоднократно). Приурочили рождение к лету, чтобы много гулять на свежем воздухе, принимать солнечные ванны, с первых дней укреплять здоровье. На дворе стоял 1993 год, но экономический кризис в стране их не остановил. 29 лет — это уже осознанное отцовство.

Когда родилась Тоня, Олегу было 29 лет. Фото Яны КОЛЕСИНСКОЙ

— С Денисом я и испугаться не успел, мы были совсем молодыми. А с Тоней мы поволновались: в роддоме обнаружили стафилококк, закрыли на профилактику, но прежде новорождённые попали в реанимацию. На второй день после рождения дочери врач сказал: «Надежды нет». Тося целый месяц лежала в больнице, белый свет для нас померк. Выписали со словами «что вы тут делаете, ребёнок абсолютно здоров». Яна начиталась Бориса Никитина и усердно занималась закаливанием, дочь (как и сын) в 30-градусный мороз спала в коляске на улице, летом дети бегали босиком, купались в холодной воде — и действительно почти не болели.

Если Денис рос упрямым, капризным, с очень сложными проявлениями характера, то Тоня была идеальным ребёнком, училась с удовольствием, не хотела уходить из школы домой, уроки делала самостоятельно. Пошла по папиным стопам — заинтересовалась футболом, играла и в школьной, и в институтской женской команде. Помимо чтения, увлекалась рисованием, бисероплетением, моделированием одежды, училась в школе манекенщиц. Освоила вождение автомобиля. Реализовала и мамину несбывшуюся мечту — побывала во многих странах и сделала путешествия своей профессией. Но папа был не так уж рад.

— После окончания университета Тоня, работала в офисе, занималась международными перевозками, но сетовала, что это совсем не её дело. Не может она сидеть на месте: ей нужны поездки, впечатления, события, движение. Поставила нас в известность, что окончила курсы и хочет работать гидом за границей. Я был обескуражен, у неё ведь всё есть — квартира, машина, чего ещё надо? Но не будем же мы ей запрещать. Проработала два сезона в Таиланде, затем Тунис, с осени прошлого года — Вьетнам, мы успели к ней съездить и убедились, какой она талантливый гид, насколько она на своём месте. Во Вьетнаме и застала её пандемия. С трудом удалось вернуться домой. Что будет делать дальше, думаем все вместе.

Олег Колесинский считает, что главное в отцовстве — ответственность. Необходимо поставить детей на ноги, дать образование, обеспечить жильём. А затем дать удочку, чтобы сами ловили рыбу.

Семья Колесинских: Олег и Яна, сын Денис с женой Надеждой и дочь Антонина. 

Детей нужно воспитывать так, чтобы они выросли самостоятельными, независимыми, свободными людьми, считает Олег. Вспоминая, как обе бабушки и дедушка помогали с воспитанием детей, забирали их на каникулы, давали возможность молодым родителям отдохнуть, съездить вдвоём в отпуск, — он сам морально готов стать дедом. Но смеётся, что это от него никак не зависит.

— Недавно я сказал Денису, что это, конечно, его личное дело, но пора им с женой ребёнка заводить. Иначе будет поздно, ребёнок закончит школу, когда вам будет за пятьдесят, а нужно ещё в институт сводить. А как помогать, если ты уже пенсионер? Всё нужно делать вовремя — или не делать совсем.

Крошка Зоя и все мои дети

Антон Веселов со своими детьми — Серёжей, Анютой и Мариной. Фото Алексея ШКОЛДИНА

Антон Веселов предпочёл сам написать историю своего отцовства, отвечая на наши вопросы. Боясь пропустить самые тонкие нюансы его рассказа, мы оставили всё как есть, в виде интервью.

— Антон, расскажите о своих детях. Какие они?

— Все четверо разные. Зоя крохотная. Она классная — потому что открытая, внимательная и сосредоточенная. Если её буравить носом в рёбра, она заливисто хохочет. Она уже уверенно стоит, вырастила два зуба и научилась есть обычную человеческую пищу… Анюте скоро получать паспорт. Без малого две пятилетки на танцевальной сцене. Вдумчивая и основательная, она может часами рассказывать о новой книге или фильме, заниматься опытами или проходить развивающие квесты… Сережа простился со школой. Он высокий красивый парень с большим сердцем. Компьютеры, классический рок, пробы пера в широчайшем диапазоне… от каратэ до гитары, от сноуборда до программирования, от робототехники до телевидения. Он сопереживает мне (и другим), потому что, как никто, на это способен… Марина — интеллектуалка: кино, книги, фотоаппарат. За плечами художественное училище, несколько персональных выставок и творческих союзов. Она самый требовательный человек в моей семье — прежде всего, к самой себе.

— Каким был ваш отец? Как складывались отношения с ним?

— У меня был образцовый отец. Вернее, у меня их было два — отец и старший брат. Я между ними разделил сферы влияния. И до сих пор следую обеим линиям. Папа был первоклассным инженером с замашками педанта-рисовальщика. Отточенные карандаши, чистый стол, чёткие установки, умение всегда достигать поставленной цели. Мне комфортно в порядке и с карандашами. Ещё в садике я решил, что буду как папа — инженером (и как бабушка с дедушкой). И стал им, пусть ненадолго. С папой мы ловили бабочек, проектировали и собирали мебель, выжигали, гуляли по самым неожиданным окрестностям и много паяли. Брат подтолкнул к музыке. И большую часть своей жизни я провожу в наушниках или прильнув к колонкам. Гитара, клавиши, управляемая экстравертность и нежность к русской классической литературе — в его честь.  

— Собственный опыт ребёнка вам помогает в воспитании детей?
— В детстве меня раздражала привычка некоторых взрослых сюсюкать с детьми. Я этого себе не позволяю. По сути, маленькие от выросших отличаются только опытом. Скажу больше, у некоторых взрослых в жизни так мало событий, что активный ребёнок, совершающий открытие за открытием, оставляет такого великовозрастного далеко позади. Это большим вечно надо всё разжёвывать, уверять, что невозможное возможно. Дети и так это знают.

Дети Веселовы разделяют интересы отца и выбирают свои. Фото Алексея ШКОЛДИНА

— Какие страхи испытывают отцы, чего могут бояться, о чём волнуются?

— О здоровье детей, конечно. Как-то на моих глазах средняя упала с самоката и повредила руку. Не заплакала, но как-то вся насупилась, сжалась. Подходит, на ушко говорит: «Папа, мне больно». Травмпункт, гипс. А со старшими детьми бывали и операции, и серьёзные травмы. Каждый раз просишь судьбу, чтобы в последний раз.

Сам я был шебутным ребёнком. Прыгал с крыш, бахался на мопеде, лазил на ЛЭП, на глубине нырял ко дну Обского, мне делали долгую операцию под общим наркозом, я резался стеклом и стекловатой, мне выбивали зубы. Глядя на своих детей, я всегда успокаиваю себя: «Спасибо, что они гораздо бережнее относятся к своему телу и к разуму родителей».

— Какой вы отец? Есть то, что отличает вас от других отцов?

— Я не могу стоять на месте. Долгие годы мы как минимум каждые выходные предпринимаем коллективные вылазки с детьми и их друзьями — в мастерские художников, к достопримечательностям области, на фестивали, выставки, автозаезды и яхтзаплывы. Поток, конечно, временами захлёстывает. Но дети справляются с валом информации. Даже если не запоминают всего нового, получают чувство необходимости постоянных открытий, знакомств и расширения горизонта.

— Что изменило в вас отцовство?

— Я был собирателем и прожектёром. Мне нравилось читать, рефлексировать, писать стихи и играть на гитаре. Теперь я действую, организую и сплачиваю. И играю на гитаре, конечно.

Отцовская ответственность изменила мой стиль жизни и удовольствия в ней. Больше работы, авторских событий и ответственности за них — мой новый девиз.

Антон Веселов: Я был собирателем и прожектёром. Теперь я действую, организую и сплачиваю. Фото Алексея ШКОЛДИНА

— Развод и создание новой семьи — как это сказалось на ваших взаимоотношениях с детьми? Они вас поняли?

— Говорят, поняли. На самом деле мало что изменилось. Мы по-прежнему вместе вечерами и в выходные. Разве только стали чаще видеться на моей территории. Раньше у меня своей не было — существовали только их комнаты.

— Дети приходят в этот мир со своими характерами, уже личностями. Что тогда есть воспитание? И какие задачи стоят перед отцом?

— Поддержка. Бескорыстная любовь и преданность. Абсолютное внимание, которое больше никто не проявит. Это важно, когда маленький человек чувствует, что вокруг него крутится солнце и другие планеты. Не стоит его лишать удовольствия быть главным во вселенной — оно и так нестойкое.

— В чем, по-вашему, особенности гендерного воспитания с позиции отца?

— Мальчики чувствительнее, девочки эмоционально крепче и жёстче. С годами всё меняется до наоборот. Перемагничивание происходит через родителей, они должны быть рядом. А сёстры и братья смягчают боль этой трансформации.

— Ваши дети разделяют ваши интересы и увлечения?

Старшая фотографирует, мы часто смотрим одни и те же фильмы, с сыном слушаем и поём одни и те же песни, придумываем ритуалы и прокладываем новые веломаршруты, со средней читаем одни и те же книги, мастерим и размышляем о природе вещей. С младшей мы чудесно валяемся, гулим и смеёмся.

— Кто из них готов пойти по вашим стопам?

— Сложно сказать. В их возрасте — даже в возрасте Марины — я ни за что бы не догадался, чем буду заниматься следующие 25 лет. Надеюсь, я достаточно наследил, чтобы они нет-нет, да прошли по моим стопам.

— Чему главному хотите научить детей?

— Любить этот мир, он удивительный.

— Чему вас научили дети?

— Видеть, чувствовать, переживать, откликаться, жертвовать, действовать, плакать, смеяться и главное — удивляться и удивлять.

— Что нового в вашу жизнь привнесла Зоя, она ведь ещё совсем маленькая?

— Чувство, что всё только начинается.

Зоя Веселова

PS. Среди этих историй нет похожих, каждая из них складывается из уникального опыта. Становясь отцом, мужчина, с каждым ребёнком, проходит этот путь заново — черпая из собственного детства, оглядываясь на своего отца, всматриваясь в детей, сотрудничая с их матерью, радуясь, огорчаясь и сомневаясь. Этот опыт меняет человека, приближает его к Творцу, уподобляет садовнику, который взращивает цветы будущих дней, встраивая очередное звено в бесконечную спираль человечества.

Продолжение следует…

Подготовила Марина ШАБАНОВА | Фото Валерия ПАНОВА

back
1934

Материалы по теме:

07.07.20 Многодетная сказка

Девять лет назад область выделила эти 66 участков многодетным семьям, в голом поле, без коммуникаций, — сейчас это один из лучших посёлков в России

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up