24.03.20

Золотой эшелон

100 лет назад началось движение самого загадочного поезда, в вагонах которого везли главное достояние Республики.

Мосты взорваны

Памятник Петру Щетинкину в Сквере героев революции

Движение секретного поезда началось 22 марта 1920 года со станции Иркутск. Золото, которое Колчак и его Сибирское правительство пытались вывезти за границу на поддержку белого движения, отправилось в обратном направлении — на запад, чтобы стать достоянием Республики. Особый эшелон шёл через Новониколаевск и Омск в Казань, где золото находилось на хранении, и было захвачено армией Каппеля в августе 1918 года. В белогвардейском эшелоне №10950 было более 20 железнодорожных вагонов с золотом, но запас за это время «похудел» на 200 тонн и составлял 400 тонн. И снова «люди гибли за металл» — поезд-призрак двигался в режиме строжайшей секретности, что не могло не породить всевозможных легенд, часть которых была придумана изначально хорошо спланированной чекистской операцией. Эти легенды до сих пор не дают покоя кладоискателям. Осколки гигантского золотого запаса ищут в окрестностях Иркутска, вдоль всей Транссибирской магистрали, а также на Алтае, в Томской области и на дне Байкала.

Перед началом Первой мировой войны, в 1914 году, золотой запас России был крупнейшим в мире — около 1,7 млрд руб. (1 311 т. золота, более 60 млрд дол. по курсу 2000-х годов). Около трети запаса было отправлено на хранение в Англию и Канаду, примерно половину вывезли в Казань.

— Часто в связи с этим эшелоном фигурирует имя Александра Косухина, утверждается, что ему мы обязаны спасением золота Колчака, — рассказывает Валерий Шпанко, историк, исследователь биографии Петра Щетинкина, ветеран пограничных войск. — Он был комиссаром — ответственным представителем при золотом запасе РСФСР, Косухину не было и двадцати лет. Доставка золота по разрушенной после отступления Колчака Транссибирской магистрали, где рыскали банды самого разного толка, была делом опасным и требовала опытных организаторов. В возвращении золота было заинтересовано московское правительство — нужны были деньги на подъём экономики, покупку оборудования и строительство заводов. Операцию по возвращению золотого эшелона разработали на государственном уровне, во главе стоял председатель Совнаркома Владимир Ленин. Ведущую роль по организации отводилась ВЧК (Всероссийской Чрезвычайной комиссии) во главе с Феликсом Дзержинским. И то, что до сих пор эта операция окружена большим количеством мифов, говорит о том, что чекисты сработали профессионально.

Уходя из Омска, 14 ноября 1919 года колчаковцы взорвали мост над Иртышом, рухнула целая ферма. Разрушения были по всему пути отступления белых. На восстановление Транссиба правительство выделило порядка 200 млн рублей. Работы шли в зимнее время, в условиях нехватки продовольствия и голода, бушевавших эпидемий тифа и «испанки». Десятки тысяч красноармейцев восстанавливали взорванные мосты, дорожное полотно, линии связи. Всего за полторы недели был восстановлен мост через Обь в Новониколаевске, и поезд-призрак прошёл по городу так, что остался незамеченным.

Сибирский Чапаев

Пётр Щетинкин, Ачинск, начало 1920-х.

Охранял эшелон 3-й батальон 262-го полка Красноуфимского стрелкового полка 30-й стрелковой дивизии. По пути случалось разное, порой железнодорожные пути не выдерживали тяжесть золотого эшелона. 12 апреля эшелон прибыл в Ачинск, здесь охрана сменилась. По распоряжению военсовета Пятой армии к охране приступил полк имени 3-го Интернационала в составе 550 человек. Командовал им венгерский коммунист Иштван Варга.

— Произошло это неслучайно, в пути следования появились какие-то проблемы, — продолжает Валерий Шпанко. — Для того чтобы поставить более надёжную охрану, нужен был авторитетный руководитель. Организатором был, скорее всего, Иван Петрович Павлуновский, полномочный представитель ОГПУ по Сибири, он находился тогда в Омске. А исполнителем, человеком, который мог организовать перестановку на месте, знал обстановку, мог подготовить людей к секретной операции, стал Пётр Ефимович Щетинкин.

Уроженец Рязанской губернии Щетинкин проходил в Ачинске срочную службу с 1906 года по 1909-й — в 29-м Сибирском стрелковом полку. Уволившись в запас, жил в деревне Красновка в 20 км от Ачинска, работал плотником, женился на дочери крестьянина Вассе Андреевне Черепановой, в их семье было четверо детей. В 1914 году Щетинкин вернулся в полк на сверхсрочную службу, был фельдфебелем, ушёл с этим полком на фронт. Отчаянный смельчак, за неполные полгода он совершил несколько подвигов — стал кавалером всех четырёх степеней Георгиевского креста и в дополнение к ним получил две Георгиевские медали.

В Февральской и Октябрьской революциях Пётр Щетинкин участия не принимал, вернулся к семье и в марте 1918 года был назначен начальником угрозыска Ачинска, с функциями начальника оперативного органа ВЧК. Занимался борьбой с бандитизмом, ликвидацией вооружённого подполья, а когда свергли революционную власть в Ачинске, создал партизанский отряд. После восстановления советской власти был членом Чрезвычайного трибунала, судившего министров правительства Колчака, комбригом 1-й Енисейской стрелковой дивизии, сформированной из партизан. Так что когда в апреле 1920 года Пётр Щетинкин получил новое задание, созданная им в партизанский период агентурная сеть оказалась очень кстати.

— После Ачинска смена охраны больше не производилась. Мне довелось повстречаться с родственницей хранительницы архива Иштвана Варги Лидией Антоновной Безруковой, — рассказывает Валерий Михайлович. — Наша встреча состоялась летом 2016 года в Центральном музее МВД России. Когда я ей рассказал, что занимаюсь изучением биографии Петра Щетинкина, она поддержала меня — Щетинкин был в это время в Ачинске. По её словам, Иштван Варга признавался, что охрана золотого эшелона далась ему тяжело: он недоедал, был в крайнем психологическом истощении, но свою задачу выполнил — доставил эшелон в Казань 3 мая 1920 года в полной сохранности.

Монгольский плен

Встреча в библиотеке им. К. Маркса, где Валерий Шпанко (слева) рассказывал о П. Е. Щетинкине, созданном им 9-м сибирском полке и его боевом пути в Великой Отечественной войне.

Герой Первой мировой войны, легендарный командир сибирских партизан в Гражданскую приехал в Новониколаевск в 1922 году. Главной его задачей на тот момент было создание пограничных частей для всей территории за Уралом, с октября 1922 года — начальник штаба пограничных войск Сибирского пограничного округа, база которого создавалась за площадью Калинина. Но с нашим городом Пётр Щетинкин связан историей, случившейся годом раньше.

В марте 1921-го Петра Щетинкина направили в Монголию начальником и военкомом отдельного Красного добровольческого отряда для борьбы против Унгерна. Месяцем ранее бывший соратник атамана Семёнова, а теперь начальник белой Азиатской конной дивизии Роман Фёдорович Унгерн фон Штернберг в ходе ожесточённых боёв освободил от китайцев город Ургу, вскоре от китайской оккупации освобождается вся Внешняя Монголия. Ему присваивают потомственный княжеский титул «дархан-хошой-чин-ван». Унгерн же вынашивает планы восстановления монархии, готовится к военному походу в Россию.

В июне 1921 года Красная армия совместно с монгольскими красными войсками Сухэ-Батора заняла столицу Монголии Ургу. Азиатская армия отступила вглубь Монголии, в её уже нестройных рядах происходит бунт. 20 августа отряд Щетинкина пленил Унгерна. О том, как это было, существует несколько версий, подробно они изложены в книге Леонида Юзефовича «Самодержец пустыни».

Унгерна доставляют сначала в Иркутск, а потом под усиленной охраной везут в Новониколаевск. Суд над ним состоялся 15 сентября 1921 года, проходил он в присутствии двух тысяч рабочих, крестьян и красноармейцев. Процесс над Унгерном имел политическое значение и расценивался как показательный, в Сибири, где вспыхивали крестьянские восстания, нужно было убедить массы: альтернативы большевикам нет и быть не может. Унгерн был приговорён к расстрелу, где приговор приведён в действие, — ещё одна тайна.

Через пять лет, в августе 1926 года, правительство Монгольской народной республики пригласило Петра Щетинкина на должность военного советника и инструктора. В Монголии он пережил два покушения, а в ночь на 30 сентября 1927 года был убит в Улан-Баторе. Похоронили его 11 октября в Новосибирске, в Сквере героев революции. На могиле установили гранитный постамент с бронзовым бюстом — Щетинкин в папахе и с шарфом на шее. Деньги на памятник собирали и горожане.

Памятник на могиле П. Е. Щетинкина в сквере героев революции.

В 1960 году во время реконструкции сквера бюст сняли с гранитного постамента, а могилу сровняли с землёй. Однако несколько лет спустя восстановили по просьбе родственников и соратников. В 1963 году в Сквере поставили гипсовые бюсты героев революции, в том числе и Щетинкина, а бронзовый — установили у ДК им. Дзержинского. Ещё через 30 лет, в ночь на 24 января 1992 года, вандалы сбросили этот бюст с пьедестала. Какое-то время он просто лежал на земле, а затем его занесли в ДК. По словам правнучки Щетинкина Елены Тюнюковой (на фото в центре), старшая дочь Петра Щетинкина, её бабушка, ходила в ДК с просьбой вернуть бюст на постамент, но её просьбу так и не удовлетворили. А в 1990-е бронзовый Щетинкин бесследно исчез, его поиски, предпринятые Валерием Шпанко, обращение в полицию, пока не дали результатов. Однако благодаря именно этому человеку в год 135-летия со дня рождения Петра Щетинкина в августе этого года восстановленный бюст появится на прежнем месте — у ДК Дзержинского.

Марина ШАБАНОВА | Фото Валерия ПАНОВА, Валерия ШПАНКО и из открытых источников

back
458

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up