24.07.20

Дипломат на тримаране

Выдающийся путешественник России Анатолий КУЛИК, совершивший кругосветное плавание на надувном разборном парусном катамаране собственного производства, готовит сейчас тримаран для новой кругосветки по следам Крузенштерна

 

Когда-нибудь мы будем гордиться тем, что жили в одном городе с выдающимся путешественником Анатолием Куликом. В 2013 году со своей командой он завершил пятилетнее кругосветное плавание на надувном разборном парусном катамаране. Перед выходом в океан было пройдено много дорог и водных путей. Анатолий Павлович — мастер спорта по туризму СССР с 1983 года — недавно снова подтвердил это звание, но уже как мастер спорта России. Родом с Кубани, до тридцати трёх лет занимался наукой, кандидат технических наук, был завлабом, воспитал троих детей, овдовел, два года назад снова женился — на путешественнице Елене Стрончан. Среди его увлечений — авторская песня, а ещё танцы — бальные, аргентинское танго, сальса. Почти 40 лет Анатолий Кулик конструирует и строит разборные надувные суда, свой первый парусник-надувастик построил в 1982 году. Через пять лет оставил науку, а с 1989-го занялся бизнесом — конструированием и производством катамаранов, постоянно совершенствует свои модели, представительства компании «Кулик» действуют сегодня в нескольких городах России. Через какие только испытания не пришлось пройти — на остров Таити, к примеру, его вносили на носилках, с обездвиженной спиной, он упорно продолжал своё путешествие.
И птица, и рыба

— Анатолий Павлович, сколько всего вы построили катамаранов?

— Точно не скажу, но парусных катамаранов сотни полторы, из них десятка три остались в Новосибирске. Для меня это в первую очередь увлечение, а потом уже бизнес. Я мечтал о кругосветке с детства и шёл к этому всю свою сознательную жизнь. А когда мы завершили путешествие, у меня текли слёзы удовлетворения.

— Что для вас самого катамаран?

— Я до 1989 года занимался яхтами: плавал по Чёрному морю, выступал за яхт-клубы — все же мечтали о яхтах. А я всё думал о том, как хорошо бы сходить вокруг Африки. И свой первый катамаран строил от безысходности — потому что дёшево, можно сделать своими руками. Этот первый катамаран разваливался через пять минут, я его переделал, он начал разваливаться через 15 минут. Я продолжал совершенствовать катамараны и делаю это всю жизнь. Последний мой катамаран прошёл за год 17 500 морских миль — и не развалился! На яхтах всё красиво, всё устроено, но то, о чём я мечтал, я получил только на катамаране. Оказалось, что это полёт и красота, это моё продолжение. Я себя в море на границе двух стихий ощущаю одновременно и птицей, и рыбой. Любое моё движение отдаётся во всём движении лодки, и наоборот. Я эту лодку чувствую как своё продолжение.

— Как вы рискнули отправиться в кругосветное плавание? До вас ведь никто этого не делал на разборном надувном парусном судне.

— Сначала было Новосибирское водохранилище, потом Волжские водохранилища, Байкал и Балхаш — приходили опыт, понимание и уверенность. В 2006 году мы прошли по Индийскому океану, впервые 10 суток подряд мы не видели берегов. Пришёл новый морской океанский опыт, и только тогда я решился на кругосветку, надеясь, что после пересечения Индийского и Атлантического океанов у меня будет представление, как я пройду Тихий океан. И в океане я много раз демонстрировал своим участникам пример: первую консервную банку бросаешь за борт, где волны по 2-3 метра, и эта банка, сколько мы её видим, поднимается и опускается по волнам, не тонет. Мы в такой же ситуации, нас не перевернёт: волна поднимает и опускает катамаран, в то время как 300-метровые танкеры ломает пополам. Не бойтесь волн, море не возьмёт нас в пучину, говорю я.

— Океан поиграет и отпустит?
— Не то что он играет, он просто живёт своей жизнью, а мы — своей. Вот это ощущение, которое я почувствовал однажды на катамаране, дало мне свободу, и я прекратил все свои катания на яхтах, это было в 1990-м. Бросил свою научную деятельность окончательно. Задумываясь о кругосветке, я всё-таки не понимал, как пересечь Тихий океан. Он очень большой — нет островов, нет остановок, и слишком велика Стихия. Нужно дойти до этой границы, нельзя человека сразу кинуть на большое. Это всё равно, что не умеющего кататься на горных лыжах, поставить на кручу — он просто переломается. Другое дело, если поставить на небольшую гору и научить азам, — он будет визжать от восторга. Чтобы дойти до Тихого океана и там визжать от удовольствия, нужно пройти много других маленьких и разных морей. И если захочется большего, когда уже не будет хватать морей, тогда тебе нужен Океан.

Катамараны меняются со мной

— Больше тридцати лет, с 1987 года, вы проводите регату «Обское море»…

— Я не ставлю перед собой цель воспитать гонщиков. Тот же яхтенный спорт подразумевает цель — прийти первым. Совсем другие цели и задачи, когда ты путешествуешь: для меня важно — найти себя. В это направление я вовлекаю массу людей, многие интересуются и очень благодарны мне, говорят об этом после. Знаете, бывает, ищешь решение, а его нет, день-два-три проходят, спать уже не можешь — и замкнутый круг: вроде бы оно где-то рядом, а найти не можешь. И вот выйдешь на два часа в море, покатаешься — и понимаешь, как надо делать.

— Хотите сказать, что и в кругосветку вы отправились, чтобы найти себя?

— Нет, это уже по прошествии семи лет, после возвращения, стал проводить мастер-классы, пытаясь донести свою философию. А до этого цели и задачи были более прозаичными — построить судно, чтобы на нём можно было пересечь океан. Я все свои суда наизусть знаю, с 1990-х годов. Они для меня все меняются, и я стремлюсь их делать такими, чтобы они были финансово доступными, а с другой стороны, максимально удобными, чтобы люди могли думать о чём-то ещё, — о себе, о высоком, — чтобы у них после этого жизнь налаживалась, чтобы они уравновешивали свои энергии. Оно должно быть не просто эргономичным, удобным, оно должно приносить наслаждение. И у меня масса идей и планов на этот счёт, катамараны мои меняются со мной.

— Катамаран в широком понимании — это судно возле причала, на котором, отдыхая на море, можно покататься.
— Катамараном во всём мире называют любое двухкорпусное судно. Есть пассажирские межконтинентальные лайнеры длиной в 150 метров на двух платформах. Есть двухкорпусные катамараны танкеры и ледоколы. Я занимаюсь только разборными надувными парусными катамаранами весом от 100 килограмм и более. Хотя в Бразилии, откуда мы стартовали, это был катамаран весом больше тонны, 12 метров в длину, с 12-ти метровой мачтой. Мы всё это привезли с собой, собрали возле моря и прошли на этом катамаране 17 тысяч миль.

— Вас Тур Хейердал вдохновлял?

— Да, мы путешествовали на своём плоту, под нами на расстоянии 30 сантиметров был океан. Я был солидарен с его мыслями и восприятием, он меня воодушевлял. Мы готовились к океану. Мы много спрашивали яхтсменов про океан. Но лучшим учебником стала книга Тура Хейердала «Путешествие на “Кон-Тики”», она была с нами на судне, и мы несколько раз её перечитывали. Через все те трудности, неожиданности и радости, которые он с командой испытали, мы прошли.

 

Моряки — народ особый

— К России во всём мире относятся не очень-то хорошо. Доминирующее мнение, что в России много ядерных бомб, и она угрожает всему миру, а ещё, что Россия вовлекла весь мир во Вторую мировую войну, но, слава Богу, пришли американцы и угомонили русских…

— И рассказали, что русские, россияне, — хорошие люди?

— Вам приходилось разубеждать?

— Если человек со школьной скамьи до университета слышал об этом. Я перестал смотреть на людей как на немцев или французов. Меня не интересует, как думают французы вообще и думают ли они все так. Я смотрю на человека любой расы и национальности как на Человека! Если тебе интересен этот конкретный человек, то неважно, как думает правительство его страны о России… Моряки — народ особый, понимают друг друга во всех странах. Если говоришь, сколько миль намотали, сразу ясно, через что мы прошли и что видели. Мы такого нюхнули, что яхтсменам на их дорогих яхтах и не снилось. Мы несколько раз испытали на себе 12-балльные шквалы, а возле мыса Доброй Надежды поймали штормовой ветер, который местные называют «дыханием дьявола». Нас так же, как и во времена Колумба, жарило солнце, и так же, как тогда, всё было пропитано солью океана. Кому-то может показаться, что наше путешествие — это праздное удовольствие. Мы же шли ради собственного совершенствования, потому что человек, только пройдя через трудности и испытания, может приблизиться к Богу. Если смотреть «Клуб путешественников» лёжа на диване — ничего подобного не испытаешь.

— Вы сами ощущали присутствие божественного?

— Да, однажды особенно отчётливо это почувствовал. В море все верующие, нет таких моряков, которые бы не верили в Бога. Недаром Станислав Лем придумал свой «Солярис». То, что океан живой, — все моряки знают. Это, кроме того, что в нём кипит жизнь: летучие рыбы, дельфины, акулы, киты. Когда мы вернулись с океана, в аэропорту нас встречали журналисты 12 телеканалов, они задали вопрос: планируем ли ещё. Я ответил: никогда, это чуждая нам стихия, человек рождён на Земле. А через год я снова пошёл через Тихий океан до острова Пасхи — люди захотели приключений.

— Расскажите о новой кругосветке, для которой сейчас строите тримаран?

— Мы начали об этом мечтать со Стасом Берёзкиным ещё в то время, когда шли по Тихому океану, и там набросали эскизы будущего тримарана. Все этапы кругосветки мы проходили на разных судах, вернулся я с массой идей и воплощаю их. Много эскизов было сделано прямо на плоту, в альбомах на миллиметровке. Для новой кругосветки мы хотим сделать судно, которое способно обойти вокруг света быстро, не так, как мы шли — как утюг со средней скоростью пять узлов, — а, положим, 10 узлов, и это судно должно быть очень современное. Сейчас Евгений Ковалевский, руководитель экспедиции, и Станислав Берёзкин получили грант Фонда президентских грантов и ведут большую работу по подготовке экспедиции. Главная идея — рассказать о наших русских путешественниках, совершивших кругосветные плавания, и первых открывателях многих земель, как Крузенштерн и другие. И, конечно, продолжить начатое — народную дипломатию в действии.

— Скольким главам государств вы пожали руки?

— Моя личная честолюбивая мечта — выйти в море или океан на своём судне и достичь благословенных южных морей с пальмами и пряностями — потихоньку превратилась в мероприятие государственного уровня. Мы стали представлять народную дипломатию, хотя к этому даже руки не прикладывали. Представьте, в порт приходит необычное судно, газеты или телевидение дают репортаж, и к нам приходят с приглашением от мэра города. А на Таити нас пригласил сам президент Французской Полинезии Оскар Темару. Королева островов Кука Маргарет Карика принимала нас у себя дома. «Вы пришли на каноэ, вака, на каких плавали мои прадеды», — говорила она нам и показывала фотографии. Мы прятались от шторма на Тонга, за нами тут же пришёл какой-то клерк: вас приглашают в администрацию города. В Папуа-Новой Гвинее мэр города Лэй провёл с нами весь день, возил на своём навороченном джипе. Чем дальше мы шли, тем лучше нас принимали, а когда прибыли в Россию, интерес к нашему путешествию не проявили ни мэр, ни губернатор Новосибирска. Правда, через две недели Дмитрий Медведев, тогда уже премьер-министр, прислал свою книгу с дарственной подписью — фото разных уголков России с самолёта.

— А вы свою книгу пишете?

— Да, когда вернулись в 2013 году, сразу написал 250 страниц, а после уже было некогда. Если бы тогда издал — сейчас пришлось бы переписывать. Я писал географическую книгу о путешествии, а сейчас хочется сделать её более человечной. Недавно переработал все эти 250 страниц, хотел дописать, но начался сезон. В моей жизни сейчас происходит какая-то духовная перестройка. Я очень люблю наше Обское море, привык к нашему Академгородку и его людям. Но чувствую, что впереди меня ждут какие-то глобальные изменения.

Марина ШАБАНОВА | Фото Валерия ПАНОВА

 

Сибирские путешественники начали подготовку к кругосветному плаванию. Экспедиция стартует в июле 2021 года в Санкт-Петербурге. Фонд президентских грантов и Русское географическое общество поддержали реализацию в 2020 — 2023 годах международного проекта «По пути русских кругосветных мореплавателей». Проект посвящён 250-летию со дня рождения Крузенштерна и 200-летию открытия русскими моряками Антарктиды.

В рамках проекта сибирские путешественники, члены Русского географического общества Евгений Ковалевский (Томск) и Станислав Берёзкин (Новосибирск) планируют обойти вокруг света на надувном парусном тримаране. Экспедиция стартует летом 2021 года в Санкт-Петербурге и пройдёт по районам Мирового океана, которые были исследованы и нанесены на карту российскими моряками в кругосветных плаваниях в XIX веке. Цели экспедиции: народная дипломатия — формирование у иностранцев позитивного образа россиян и повышение качества знаний о Сибири и России; образовательная — снять серию фильмов — живых уроков географии, исследовательская — инициировать международные сетевые проекты с зарубежными организациями в сфере туризма, географии и экологии; спортивная — установить мировой рекорд плавания на надувных судах туристического класса, впервые обогнуть на разборно-надувном парусном судне Южную Америку.

Газета «Ведомости» готовит сейчас подробную статью об этом проекте. 

 

back
789

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up