12.02.20

Деловая древесина

Прошёл год, как россиянам разрешили собирать валежник: какие «подводные камни» разрешения проявились за это время?

Депутаты Михаил Вересовой, Олег Мирошников и Олег Суворов.

1 января 2020 года исполнился год с того дня, как жители Новосибирской области в полном соответствии с федеральным законом получили право собирать в лесу валежник. Но у нас, как известно, даже для того, чтобы сделать что-то по закону, одного разрешения мало — для каждого разрешённого действия должны быть прописаны правила. Такие правила были утверждены в НСО в феврале 2019 года. И на февральском заседании комитета заксобрания по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям министр экологии и природных ресурсов региона Андрей Даниленко рассказал, какие успехи за год были достигнуты населением на ниве валежникозаготовок.

Как известно, лучше всех всё знает статистика, но вот к собранному валежнику это правило плохо применимо: организацию учёта поваленной ветрами и прочими стихиями древесины, собранной в лесах гражданами для своих нужд, правила не предусмотрели. Поэтому высчитывать это количество приходится «обходными» путями. Например, можно узнать, насколько уменьшились потребности граждан в запросах древесины для отопительных нужд. Оказалось, что за год сокращение составило около 12 тысяч кубометров леса, в «передовиках» — Болотнинский район (минус 3 тысячи кубометров).

Нарушений правил сбора валежника за год оказалось совсем немного — министр назвал только три таких случая. Два инцидента были связаны с попыткой сельчан вывезти из леса под видом валежника сухостой. В каждом случае нарушителям пришлось заплатить 3 500 рублей штрафа. Ещё один раз сборщики, подобрав валежник, оставили сухой вершинник, нарушив тем самым правила пожарной безопасности. Это нарушение «оценивается» дешевле — штраф составил 3 тысячи рублей.

Столь малое количество нарушений, возможно, объясняется тем, что лесники не особенно обращают внимание на вывоз берёзы. А вот к хвойным деревьям отношение у лесных служб более трепетное: одно из нарушений как раз и связано с вывозом хвойной древесины из Сузунского лесничества — эта древесина считается деловой.

Однако это только кажется, что в правилах вывоза валежника всё настолько просто, что и продемонстрировал своим вопросом депутат Олег Мирошников: «Допустим, прошёл по лесу буран, вывернув с корнями дерево с зелёной хвоей. Это будет считаться валежником или деловой древесиной?» С подобными ситуациями сталкиваются в том же Сузунском лесхозе. Министр считает, что убирать такое дерево должен всё же лесхоз — как деловую древесину. Иначе лесхоз не сможет вести плановые заготовки на этом участке, поскольку лесная плотность там изменится. «Такая позиция идёт вразрез с федеральной — лежащее дерево деловой древесиной быть не может!» — парировал депутат.

А тем временем в Лесной кодекс готовятся поправки, которые предусмотрят возможность собирать валежник не просто так, а в рамках предпринимательской деятельности. Для этого предпринимателю потребуется обзавестись лесным билетом, который и раньше выдавался для доступа в лесное царство.

Виталий СОЛОВОВ | Фото Валерия ПАНОВА

back
218

Новости  [Архив новостей]


x

Сообщите вашу новость:


up